31 января 2018 года Правительство утвердило правила проведения дактилоскопической и геномной регистрации. Сам закон активно обсуждался и был принят ещё в конце 2016-го. У МВД и КНБ есть всего 3 года, чтобы осуществить один из самых сложных технологических прорывов в силовых структурах за годы независимости. Главные вопросы – не будут ли ведомства спешить и не наделают ли в итоге ошибок? Informburo.kz анализирует реформу.

История реформ

Первую попытку провести подобный законопроект казахстанские силовики осуществили ещё в 2001 году. Пример был взят с России: там федеральный Закон "О государственной дактилоскопической регистрации" действовал уже с 1998 года.

В Парламент проект Закона Республики Казахстан "О государственной дактилоскопической регистрации" внёс в декабре 2001 года Кабинет министров Касым-Жомарта Токаева. В апреле 2002-го уже премьер-министр Имангали Тасмагамбетов данный законопроект отозвал. По неофициальной версии, на технологический прорыв (речь шла об оцифровке и систематизации большого массива данных. – Авт.) не было денег в государственном бюджете.


Сдача отпечатков пальцев в визовом центре

Сдача отпечатков пальцев в визовом центре / Фото сайта travelask.ru

Всё это время, а с 2012 года особенно, казахстанцам обещали ввести биометрические паспорта, которые уже действовали в мире. К примеру, с 2006 года жители 22 стран ЕС, а также Японии, Австралии, Сингапура и Новой Зеландии могут получить визу в США только при наличии биометрического паспорта. С 2009 государства шенгенской зоны в процессе выдачи виз собрали отпечатки пальцев примерно у 80 млн человек.

В отчётах ООН подчёркивается, что за последние 10 лет уже 118 государств планеты так или иначе реализуют свои биометрические проекты. Казахстан пока оставался в списке отстающих. В 2016 году базу отпечатков пальцев решают объединить с базой ДНК. Итог такого объединения – почти 37 миллиардов тенге затрат; правда, деньги ещё не выделены.


Читайте также:
Что грозит тем, кто откажется сдавать отпечатки пальцев?


Благородные цели

Главном мотивом принятия документа стало выполнение многолетнего обещания выпускать биометрические паспорта. Глава МВД Калмуханбет Касымов в ноябре 2016-го, презентуя документ мажилисменам, рассказывал, что биометрические загранпаспорта (которые и начнут выпускать на основе дактилоспопической и геномной регистрации. – Авт.) повысят доверие к Казахстану и его гражданам со стороны миграционных и пограничных служб самых развитых государств планеты. Обязательный сбор отпечатков пальцев иностранных граждан также, по его мнению, наведёт окончательный порядок на рынке трудовых мигрантов республики.


На биометрических паспортах есть специальный значок внизу

На биометрических паспортах есть специальный значок внизу / Фото сайта technosider.com

Важно было и другое: преступники перестали оставлять на месте преступления отпечатки пальцев, а по геномному материалу розыск убийц, насильников и террористов стал бы гораздо более эффективным.

"В странах, где введена геномная регистрация граждан, до 40% преступлений раскрывается именно этим путём. То есть, если преступник на месте преступления в перчатках, в маске, мы ничего не можем... Но он в любом случае оставляет биологический след: слюна, окурок... Мы вычисляем – и там 99,9% совпадений... Это даже лучше, чем отпечатки пальцев", – шокировал депутатов Мажилиса Калмуханбет Касымов.

Ещё одним важным плюсом была многолетняя проблема поиска и опознания пропавших без вести. Речь идёт как о погибших, так и о живых потерявшихся. Благодаря базе ДНК этот вопрос будет также эффективно решён. 36,8 млрд тенге будут выделены не только МВД, но и Комитету национальной безопасности с Минюстом.


Читайте также:
Насколько защищены персональные данные граждан в Казахстане?


Финансовый вопрос

Согласно решению республиканской бюджетной комиссии, общие расходы на создание автоматизированной информационной системы "Биометрическая идентификация личности" (далее – АИС "БИЛ") 2 года назад составляли 36,8 млрд тенге. Правда, это расчёты ещё 2016 года. Теперь их будет необходимо подтвердить и актуализировать.

Из этой суммы Министерство внутренних дел в период с 2018 по 2023 год, по прогнозам, получит в общей сложности 19,2 млрд. Средства пойдут на покупку оборудования и программного обеспечения, увеличение штатной численности – речь идёт как минимум о 183 новых сотрудниках в центральном аппарате МВД РК и подразделениях на местах.


При пересечении границы необходимо будет подтверждать свои данные на специальных сканерах

При пересечении границы необходимо будет подтверждать свои данные на специальных сканерах / Фото сайта newsru.com

Учитывая, что Министерство внутренних дел является разработчиком и основным исполнителем закона, то, кажется, логично, что большая часть финансирования уйдёт именно им. При этом Комитету национальной безопасности планируется в период с 2020 по 2022 год выделить практически аналогичную сумму – 16,2 млрд тенге.

КНБ и находящаяся в его подчинении Пограничная служба РК планируют купить больше 1200 единиц специальных программно-аппаратных комплексов и 400 мобильных рабочих мест, оснащённых дактилоскопическим сканером. Речь идёт о новом оборудовании для многочисленных пунктов пропуска на государственной границе и полном переоснащении системы пограничного контроля в стране.

В будущем АИС "БИЛ" руководство Комитета нацбезопасности планирует объединить с другой своей действующей системой – единой информационной системой "Беркут". Благодаря ей должников не выпускают из страны. Подробнее с предварительной бюджетной заявкой силовиков можно ознакомиться по этой ссылке.

Министерство юстиции также планирует приобрести оборудование и увеличит штат сотрудников на 18 человек. С 2020 по 2022 год это ведомство получит из казны скромные 1,3 млрд тенге.

Чтобы запустить реформу, в 2018 году Министерству внутренних дел нужно провести тендер на разработку технико-экономического обоснования "Создание автоматизированной информационной системы "Биометрическая идентификация личности". На эти цели планируют потратить 19,5 миллиона тенге.

То есть будет необходимо расписать весь проект будущей уникальной базы данных, проработать вопросы технического характера, определиться с поставщиками и возможными партнёрами. Мировой рынок таких специфических технологий достаточно ограничен. Правоохранительные органы, скорее всего, знают имена и бренды будущих партнёров.


В мире работает больше 100 крупных дактилоскопических баз данных

В мире работают больше 100 крупных дактилоскопических баз данных / Фото Reuters

В мае 2017 года в газете "Казахстанская правда" было размещено специальное объявление о том, что МВД РК ищет исполнителей для создания АИС "БИС". Речь шла о сборе коммерческих предложений для рабочей межведомственной группы. Больше никакой информации по этому вопросу в прессе не появлялось.

Как следует из официальных ответов МВД и КНБ, технико-экономического обоснования уникальной базы отпечатков пальцев и ДНК ещё нет, а значит, ни суммы, ни вероятные партнёры, ни количество техники не утверждены.

Известно, что казахстанцев, иностранцев и лиц без гражданства за отказ от прохождения положенных процедур сбора отпечатки пальцев и биоматериалов будут штрафовать на 5 МРП. В 2018 году эта сумма составляет больше 12 тысяч тенге, а с 1 января 2021 года (старта действия закона. – Авт.) цифра эта вырастет. Неизвестной остаётся и цена нового биометрического паспорта: документ с чипом наверняка будет стоить дороже обычного.

Нововведения и нюансы дактилоскопии

Полный перечень утверждённых правительством правил проведения процедуры можно прочитать здесь. Informburo.kz рассказывает о главных её моментах.

Наши отпечатки пальцев и/или ладоней обеих рук государство намерено собирать с 1 января 2021 года. Рядовой гражданин столкнётся с процедурой при получении новых, уже биометрических документов – удостоверения личности (в нём уже установлен чип) и загранпаспорта гражданина РК нового образца (также со встроенным чипом).


Бумажные карточки с отпечатками пальцев предстоит перевести в цифровой формат

Бумажные карточки с отпечатками пальцев предстоит перевести в цифровой формат / Фото сайта criminallaw.uf.nstu.ru

Детей в возрасте от 12 до 16 лет после 1 января 2021 года могут подвергнуть дактилоскопии только с их согласия и в присутствии опекуна, а с 16 лет подобная сдача отпечатков будет для казахстанцев обязательной. В ЦОНах установят дополнительное оборудование – специальные дактилосканеры. Собирать отпечатки будут и со всех иностранцев: тех, кто проживает на территории республики, просит визу, имеет вид на жительство, выдворяется за пределы республики постановлением суда и так далее. Если внутри Казахстана базу будут пополнять только преимущественно МВД и КНБ, то за рубежом с ней будут работать уже сотрудники МИД РК.

В национальной дактилоскопической базе будут и пальцы, и ладони, но в чипе, встроенном в документ, будут сохранять отпечатки больших пальцев (в случае ампутации или патологии – безымянных). При прохождении пограничного контроля, кроме взгляда в камеру, казахстанцам нужно будет ещё и прикладывать палец к сканеру.

Существуют и технические сложности: человек может повредить кожный покров верхних конечностей, структуру капиллярных узоров. Предусмотрены и ограничения: дактилоскопии не будут подвергаться ампутанты и те, у кого по тем или иным причинам (из-за патологий, ожогов, травм. – Авт.) отсутствуют папиллярные узоры на ногтевых фалангах всех пальцев обеих рук.

Хранить дактилоскопические данные гражданина государство намерено до факта установления его смерти. По предварительной оценке, за 3-4 года активного сбора государство хочет собрать отпечатки пальцев более 10 миллионов человек. Уже имеющиеся отпечатки пальцев преступников и иных лиц правоохранительными органами будут оцифрованы и размещены в информационной системе "Биометрическая идентификация личности". Со всех накопленных бумажных носителей дактилоданные будут переведены в цифровой формат.

Геномная регистрация

Большой вновь создаваемую геномную базу назвать будет сложно. Если предельно просто, то процесс ограничится отбором слюны со внутренней стороны щёк. Первыми в обязательном порядке свою ДНК правоохранительным органам сдадут насильники и растлители малолетних (осуждённые по статьям 120-124 УК РК. – Авт.). Отбор биоматериалов осуждённых по этим статьям силовики намерены проводить как в колониях, так и на свободе через службу пробации.


Геномная лаборатория

Геномная лаборатория / Фото сайта khabar.kz

Как гражданин вы также имеете полное право пройти данную процедуру добровольно, если являетесь близким родственником пропавшего без вести.

Для проведения обязательной геномной регистрации органы дознания, следствия с 1 января 2021 года будут направлять в оперативно-криминалистическое подразделение МВД биологический материал неустановленных лиц, изъятый в ходе досудебного расследования, по нераскрытым тяжким или особо тяжким преступлениям. Если преступник окажется в руках правосудия, можно будет раскрыть многолетние "висяки". Те же требования коснутся и неустановленных трупов. Их опознание – также проблема правоохранительных органов.

В оперативно-криминалистическом подразделении Министерства внутренних дел в будущем появится специальное помещение для временного хранения такого рода материалов. Судя по достаточно высоким требованиям, речь может идти о вновь построенном помещении. Требования для хранения ДНК-образцов расписаны достаточно подробно: специальные температуры и влажность, холодильные установки особого образца.


Процесс выделение ДНК в собранных образцах

Процесс выделения ДНК в собранных образцах / Фото сайта s-vfu.ru

Полученные геномную информацию или геномный профиль в большинстве случаев государство намерено хранить 25 лет с момента сбора.

Согласно правилам, хоть МВД и является главным ответственным лицом, но в ряде случаев обязано предоставлять данные о дактилоскопической и геномной регистрации иным компетентным государственным органам. В пунктах 51 и 121 принятых правил говорится, что контроль за использованием информации возлагается на руководителей государственных органов, которым представлена информация. Ответственность МВД заканчивается там, где произошла передача пусть и обезличенных персональных данных гражданина. Безопасность в целом пока остаётся главной слабостью новой реформы.

Насколько будут защищены данные?

По словам экспертов казахстанского IT-рынка, новая реформа станет проверкой для казахстанских силовиков. По мнению Олжаса Сатиева, президента Центра анализа и расследования кибератак (ОЮЛ "ЦАРКА"), МВД нужно создать самую защищённую базу данных в стране, главный вопрос – получится ли у ведомства реально это сделать:

"Вопрос в том, как это будет реализовано. Если мы сейчас видим достаточное количество уязвимостей того же "электронного правительства", видим, что могут утекать данные граждан, то никто не может сейчас гарантировать, что потом не утекут отпечатки пальцев и данные о геномной регистрации. Так же как никто не может дать гарантий, что именно эти данные не будут использованы злоумышленниками в тех или иных преступных целях. Сама база – вещь нужная, но самое главное: необходимо будет жёстко ограничить к ней доступ. Нужно контролировать действия тех, кто будет с этой базой работать, необходимо будет сделать этот процесс прозрачным. Чтобы было видно, кто запросил материалы такого-то гражданина, что он с ними делает, как обрабатывает и так далее. Нужен строгий учёт".

Также, по словам Сатиева, потребуется вести и независимый аудит безопасности, то есть делать это не должно само МВД. Ведомство не заинтересовано в том, чтобы о какой-либо уязвимости стало известно. Эффективным шагом будет отдать подобный контроль другой правоохранительной структуре, желательно конкурирующей.

Владимир Туреханов, президент Казахстанской ассоциации автоматизации и робототехники, коллегу Сатиева поддерживает. По словам Туреханова, защита от коррупционных рисков должна стоять на первом месте:

"Лично меня беспокоит то, как в дальнейшем будут храниться эти данные. Насколько они будут защищены от взлома извне и внутри. Нельзя отрицать, что сотрудники, имеющие доступ к базе, будут иметь возможность злоупотреблять. Без понимания того, как решить вопросы с безопасностью данных и доступом к ним, наверное, вообще не стоит двигаться дальше. Сейчас подобные данные хранятся децентрализованно, и если произойдёт утечка, то речь идёт о части информации. Та система, о которой мы говорим, скорее всего будет храниться в одном месте. В этом случае к злоумышленникам могут попасть абсолютно все данные".

По словам президента Казахстанской ассоциации автоматизации и робототехники, в мире уже зафиксированы единичные случаи воспроизведения отпечатка пальца, когда на руках у преступников имелась лишь информацию о нём. Согласно действующему казахстанскому законодательству наличие отпечатков пальцев гражданина, к примеру, на орудии убийства – прямое доказательство его вины.

"Надо сделать так, чтобы было невозможно незаметно и незаконно получить из этой базы какую-либо информацию, – считает Владимир Туреханов. – Человек с определённым доступом, конечно, сможет получить там информацию, но если будет сохраняться, кто и когда её получил, можно будет определить, законно это было сделано или нет. В текущей реализации наших баз данных, по моей информации, видно, что не все такого подхода придерживаются. Очень было много нарушений с базой данных о штрафах ПДД. За определённое вознаграждение нечистые на руку сотрудники полиции удаляли информацию о нарушениях. Простым анализом журнала доступа к данным можно всё определить: кто заходил, кто удалял, когда запрашивал, законно или нет".

Надзор за деятельностью силовиков по созданию и эксплауатации биометрической базы данных возложен профильным законом на Генеральную прокуратуру.

Деньги наши, а технологии и компетенции – чужие

Многие эксперты не отрицают того факта, что с большой долей вероятности, казахстанские силовики выберут сотрудничество с некоторыми из мировых лидеров по производству специального оборудования. Компаний, производящих те же дактилоспопические сканеры, в мире не так много. Ещё меньше фирм производят поверенное оборудование, которое будет защищено от дистанционного влияния из вне либо несанкционированной передачи данных.


Централизовано хранить такой объём информации необходимо будет на больших серверных станциях

Централизованно хранить такой объём информации необходимо будет на больших серверных станциях / Фото сайта asacom.ru

Вероятен и сценарий, при котором правоохранительные органы смогут использовать комбинированную модель, то есть возьмут на вооружение опыт и западных стран, и России. В РФ геномная регистрация действует с 2009 года. Примерно такой сценарий поддерживает и Шавкат Сабиров, глава интернет-ассоциации Казахстана:

"Производителей таких систем, оборудования и технологий можно, пожалуй, посчитать на пальцах двух рук. Это не продукт широкого потребления, мы говорим об очень специфических вещах. Это штучный товар, который продаётся исключительно под конкретную страну, под конкретные требования. Я не удивлюсь, если в итоге среди поставщиков окажутся несколько российских компаний, европейских и американских производителей. Та сумма, которая озвучивалась, я не могу сказать – завышенная она или заниженная, но несомненно, что расчёты базировались на реальных рыночных ценах".

По его мнению, силовикам предстоит оцифровать и уже имеющиеся электронные носители с отпечатками пальцев, интегрировать нашу базу с существующими международными. Сделать всё вышеперечисленное только казахстанскими ресурсами невозможно, считает Сабиров.

"Не стоит замахиваться и фантазировать о системах, которые могут себе позволить ведущие спецслужбы мира – АНБ, ЦРУ, Скотланд-Ярд. Будем поскромнее. Понятно, что сервера будем покупать, ясно, что программное обеспечение будет чужое, скорее всего, даже архитектуру наши ребята не смогут прописать. Другой разговор – нам нужны специалисты, которые будут обслуживать базу после того, как её поставят. Мы должны это делать сами. Никаких сбоев по умолчанию быть не может, такая система должна работать 24 часа 365 дней в году. Развитие, расширение, дополнения биометрической базы должны делать казахстанские специалисты", – уверен эксперт.

Автор первого казахстанского поисковика kaz.kz Виктор Покусов считает, что проект по созданию национальной биометрической системы должен стать хорошим подспорьем для отечественных специалистов. По мнению председателя Казахстанской ассоциации информационной безопасности, не стоит идти по лёгкому пути и всё делать за счёт иностранцев.

"Когда кто-то говорит, что надо брать чужие решения и учиться на этом, я не соглашаюсь с таким мнением. Получается, к нам приходят какие-то игроки, какие-то транснациональные компании, а мы растим только обслуживающий персонал. Эти игроки получают свои деньги, а когда у нас будут расти свои разработчики и специалисты в таком случае? – задаётся вопросом Покусов. – На современном рынке много производителей с готовыми решениями по биометрии. Они готовы тебе всё продать вместе с исходными кодами. Если будет чётко поставлена задача – можно создать любую нормальную систему. Можно создать и собственное решение, правда, не обойтись без специфического оборудования. Его необходимо будет ещё проверять на утечки, сертифицировать. Получается в итоге, что мы сами себе противоречим: государство говорит, что надо развивать свой рынок, свои кадры. Но разве наши ребята должны всегда работать на чужом оборудовании? Особенно речь идёт о критических государственных системах, в которых мы можем что-то менять, программировать, улучшать. Ставишь зарубежное – и будешь пожизненно от них зависеть, оплачивать лицензии, сопровождение".

При этом мнения экспертов разнятся: кто-то считает, что на службу в органах уже пришло новое поколение цифровых специалистов, а другие уверены, что айтишников катастрофически не хватает даже для обслуживания новых систем.

"Прецедент Димитриевич"

Громкий скандал между алматинкой Анной Димитриевич и одним из городских центров обслуживания населения в конце прошлого года продемонстрировал, что данные граждан РК защищены недостаточно сильно. Многие казахстанцы, следуя нехитрой инструкции в "Личном кабинете" портала egov.kz, выяснили, что сотрудники ЦОНов не просто имеют доступ к их персональным данным, но и в нарушение действующих законов и правил предоставляют их сторонним лицам.


Сбор отпечатков пальцев и выдача новых биометрических документов будет происходит в ЦОНах

Сбор отпечатков пальцев и выдача новых биометрических документов будут происходить в ЦОНах / Фото altynsarin.kostanay.gov.kz

Итог: серьёзные изменения в работе сотрудников корпорации "Правительство для граждан". Анна и её адвокат Олег Чернов готовятся идти в суд с иском к "Нурбанку". Остальные БВУ, по данным Первого кредитного бюро, активно стали использовать биометрию при получении гражданами кредитов. Промежуточный эффект "прецедента Димириевич" для казахстанцев весьма неплохой.

Ещё один результат скандала: к юристам Димитриевич и Чернову теперь обращаются десятки граждан с просьбой наказать за то, что требование профильного закона в Казахстане регулярно игнорируются:

"По защите персональных данных и личной тайны граждане к нам до сих пор обращаются. Потому что они узнали о правах и об ответственности. Сегодня Анна получила моральное удовлетворение: в Центре обслуживания населения не только принесли извинения, но и провели расследование, признали вину, уволили нарушивших закон сотрудников. Инцидент привёл к тому, что была в целом доработана система защиты данных казахстанцев, никто не стал уклоняться, ведь это было главной причиной публичности ситуации. Формально победа уже есть. Государство начало активно работать в данном вопросе, завтра права всех граждан будут защищаться так же, как и данные Анны. Прецедент, "казус Димитриевич", если хотите, был создан".

Известный в Казахстане правозащитник Евгений Жовтис считает, что законопослушным гражданам теоретически ничего бояться не надо. Ведь конечные цели у государства благие: нужно эффективно идентифицировать лиц, причастных к преступлению или совершивших его, определить личности неопознанных тел, жертв катастроф, спасённых. Однако в казахстанских реалиях, по мнению Жовтиса, слишком велик риск злоупотреблений и коррупции:

"Каждый из нас знает, как ведутся у нас уголовные дела, как они расследуются. И здесь никаких гарантий безопасности наших данных нет. Поэтому я с осторожностью отношусь к обязательной дактилоскопии, геномной регистрации до того момента, пока я не будут твёрдо убеждён, что и на практике, и законодательно мы застрахованы от возможных злоупотреблений. Иначе лучше это вообще не вводить. Вопрос: какие сроки для этого сбора установят и как этот процесс организуют? Многие из наших граждан сдавали отпечатки пальцев при получении визы в посольстве США и странах Европейского союза. Это не такая продолжительная процедура. В целом сбор отпечатков пальцев, даже массовый – не проблема, если выделены средства и установлены разумные сроки. Можно провести без особых очередей. Технические детали – наименьшая опасность. Есть вероятность, что наши данные снова будут гулять между госорганами, всплывать где-то, и мы будем снова не защищены. Нет гарантий, что и криминал не получит наши данные от коррумпированных сотрудников государственных органов".

По словам главы Казахстанского бюро по правам человека, есть определённые сомнения в эффективности надзора со стороны Генеральной прокуратуры. Профильное ведомство часто рекомендует гражданам судиться с госорганами вместо плотного контроля. Пока гарантий высокой защиты биометрической базы данных силовые структуры, по мнению правозащитника, дать не могут.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter