Внедрение цифрового эфирного телевидения (ЦЭТВ) должны были завершить ещё в 2015 году. Но не смогли. Сначала сроки сдвинули до 2018 года, теперь обещают закончить проект в 2022-м. Стоимость проекта, как и сроки, тоже увеличилась (примерно на 15 млрд тенге). По данным Министерства информации и общественного развития, общая сумма проекта – около 60 млрд тенге. Для сравнения: Украина из бюджета на переход с аналогового на эфирное цифровое телевидение потратила 10 миллионов гривен (это 400 000 долларов по нынешнему курсу).

ЦЭТВ – деньги на ветер или информационная безопасность?

Из запланированных 60 млрд тенге уже потрачено 50 млрд тенге. "За период с 2012 по 2018 год введено в эксплуатацию 445 РТС в цифровом стандарте DVB-T2. Проектом предусмотрены строительство и модернизация 827 радиотелевизионных станций (далее – РТС) с достижением более 95% охвата населения цифровым эфирным вещанием. Первоначальный срок реализации проекта был с 2011 по 2015 год. Однако в связи с ежегодным секвестированием бюджетных средств и увеличением стоимости приобретаемого оборудования для нереализованных объектов по причине изменения курса национальной валюты к иностранной валюте была произведена корректировка ТЭС, ФЭО с продлением срока реализации проекта ЦЭТВ на период 2012-2017 годы, и на сегодняшний день ведутся мероприятия по вторичной корректировке по той же причине, но в пределах ранее запланированных выделяемых бюджетных средств", – говорится в официальном ответе АО "Казтелерадио" на запрос Informburo.kz.

Понятно, что время идёт, оборудование дорожает. Однако вспоминается в связи с этим другое. Осенью 2018 года Счётный комитет провёл государственный аудит в АО "Казтелерадио". Проверяющие обнаружили, что в ходе строительства и модернизации радиотелевизионных станций в регионах компания приобрела оборудование, не предусмотренное проектно-сметной документацией и по завышенной стоимости, на общую сумму более 1,8 млрд тенге. Однако, "по информации Комитета по финансовому мониторингу Министерства финансов РК, досудебное расследование по данным материалам государственного аудита прекращено Департаментом экономических расследований по городу Алматы 12 ноября 2019 года по ст. 35, ч. 1, п. 2 (за отсутствием в деянии состава уголовного правонарушения) Уголовно-процессуального кодекса РК", – следует из ответа Счётного комитета РК на запрос редакции.


Проектом предусмотрено строительство и модернизация 827 радиотелевизионных станций

Проектом предусмотрено строительство и модернизация 827 радиотелевизионных станций / Фото Informburo.kz

За годы реализации проекта Счётный комитет не раз находил нарушения АО "Казтелерадио" бюджетного законодательства:

"В период октябрь-ноябрь 2016 года Счётным комитетом проведён государственный аудит в АО "Казтелерадио", по результатам которого в адрес объекта аудита внесено предписание Счётного комитета от 26 января 2017 года с поручением о рассмотрении ответственности должностных лиц, не обеспечивших соблюдение бюджетного и иного законодательства.

Согласно представленной АО "Казтелерадио" информации (исх. 05-08/1147 от 24 февраля 2017 года) по исполнению предписания Счётного комитета, следует, что председателю правления АО "Казтелерадио" Хайрушеву А.Е. объявлен выговор, а также решением исполнительного органа – правления АО "Национальный инфокоммуникационный холдинг "Зерде" от 27 января 2017 года №317 прекращены полномочия членов правления АО "Казтелерадио" Бажикеева А.М. и Сабдыкеевой Ж.К", – говорится в ответе Счётного комитета на запрос редакции.


Читайте также: Казтелерадио повторно оштрафовали за злоупотребление монополией


Ещё один немаловажный момент: для кого делают цифровое эфирное телевидение, учитывая, что часть пользователей ушла в интернет, другая пользуется кабельным, а третья – спутниковым телевидением? ЦЭТВ – это бесплатное телевидение, то есть его будут смотреть те, кто не может себе позволить кабельное или спутниковое ТВ. Сколько таких домохозяйств по Казахстану, тех, кто реально смотрит ЦЭТВ, неизвестно.

"В настоящее время ретрансляция телеканалов по сети цифрового эфирного вещания осуществляется без кодирования сигнала. В связи с этим мониторинг количества подключённых абонентов не представляется возможным. Отметим, что для подключения к цифровому эфирному телевещанию необходимо убедиться, что телевизор поддерживает цифровой стандарт вещания DVB-T2, и абонентам остаётся лишь подключить дециметровую антенну. Если телевизоры не поддерживают стандарт DVB-T2, то абонентам нужно приобрести приёмник цифрового сигнала и дециметровую антенну", – объясняют в АО "Казтелерадио".

Тратить 60 млрд тенге на ЦЭТВ, которое неизвестно сколько человек смотрит (и смотрят ли вообще), как минимум, выглядит неразумно. Казалось бы, есть другой вариант, менее затратный: закупить для домохозяйств, которые всё же смотрят бесплатное телевидение, спутниковое оборудование "Отау ТВ", передать его на баланс абоненту и не нести впоследствии никаких затрат по их содержанию. Однако с таким подходом министр информации и общественного развития Даурен Абаев категорически не согласен.


Даурен Абаев на коллегии МИОР РК

Даурен Абаев на коллегии МИОР РК / Фото Informburo.kz

"С обывательской точки зрения – возможно (речь о том, что это дешевле. – Авт.). Но цифровое телерадиовещание – это не только то, что человек смотрит, это по большому счёту наша информационная безопасность, это по периметру нашей границы внутри страны, это большой вопрос. То, что затянулось, с этим мы согласны, ЦЭТВ мы должны были делать по-хорошему лет 20 назад. Но, к сожалению, тогда возможности страны были немного другие, и этот вопрос затянулся, мы почти на ежедневном контроле этот вопрос держим и в течение 2022 года мы этот вопрос решим полностью", – пояснил Даурен Абаев на коллегии МИОР РК в январе 2020 года.

Бесплатное ТВ = государственное ТВ

Второй огромный минус – это ограничение доступа к информации. Огромный информационный разрыв между городом и селом с внедрением ЦЭТВ не только не сокращается, но усугубляется. Подразумевает ли это информационную безопасность, о которой говорил Даурен Абаев? Достаточно посмотреть на состав мультиплексов. Их два. И в первом находятся только госканалы. Учитывая, что пока оба мультиплекса доступны не в каждом населённом пункте, но везде доступен первый, это значит, что жители отдалённых сёл получают информацию только от государственных СМИ. Кроме того, интересный момент: в первом мультиплексе каналы KazSport и "Хабар" занимают по два места – в SD- и HD-форматах. Во-первых, это значит, что эти каналы платят двойную цену за места в мультиплексах (а финансируются они из бюджета), а во-вторых, эти места могли бы быть предоставлены частным каналам. В итоге вместо 15 каналов (именно столько мест в одном мультиплексе) зрители получают на самом деле меньше.

"Госканалам нет разницы, какие эти расценки, хоть в 10 раз они выросли, хоть в 100 раз, – им всё равно, потому что они берут дотации от государства, где в графе "Расходы" написано: "за распространение телеканала в цифровых сетях". Они перечисляют эти суммы АО "Казтелерадио", а АО "Казтелерадио" – это квазигосударственная компания, где 100% акций принадлежат Министерству информации. Круг замкнулся. Происходит перекладывание из одного кармана в другой, проигрывают не только частные телеканалы – проигрывают зрители, потому что даже при таком тотальном наступлении государственных каналов, даже при том, что они съедают миллиардами наши налоги, государство не в состоянии обеспечить стопроцентное попадание в каждый регион, в каждое село хотя бы 15 обязательных каналов", – говорит глава Национальной ассоциации телерадиовещателей Шолпан Жаксыбаева.

Если посмотреть приказ министра информации и общественного развития РК "Об утверждении перечня теле-, радиоканалов свободного доступа, распространяемых национальным оператором", то можно увидеть, как в некоторых районах по три места в первом (и единственном для этих районов) мультиплексе занимают каналы "Хабар" и "Казспорт". Юрист Антон Шин предлагает взглянуть на это глазами кабельных операторов, которые обязаны бесплатно показывать 15 телеканалов, а вот национальный (!) оператор "Казтелерадио" этого не делает.

"Взять, например, Каркаралинский район Карагандинской области: там стоит в цифровом эфире 11 телеканалов. А представьте, я являюсь условным кабельным оператором в том же Каркаралинском районе. И у меня, как у кабельного оператора возникает вопрос: я не получаю из бюджета никаких ассигнований, я частная организация, работаю сам на себя и я должен транслировать 15 обязательных каналов бесплатно! И тут же я включаю эфир "Казтелерадио", который с точки зрения всех законов является таким же оператором телевещания просто с особым статусом – национального оператора, и я вижу, что в своей цифровой эфирной сети, на которую он сам не зарабатывал деньги (эта национальная сеть принадлежит государству), он транслирует всего лишь 11 телеканалов из 15 обязательных. Почему? Где равные условия конкуренции?" – возмущается Антон Шин.

По мнению юриста, трансляция телеканалов в HD-формате – вообще непозволительная роскошь для государства. Если речь идёт об обязательном минимуме, то люди должны в равных долях получить этот минимум по всей стране.

"Государство во всех остальных сферах даёт какой-то минимум. Условно говоря, в здравоохранении оно даёт минимальный перечень гарантированных услуг, ну и подразумевается, что если ты хочешь что-то дороже, ты идёшь на рынок и покупаешь. А здесь по необъяснимой логике даётся максимальное качество. Может быть, ещё в обязательный пакет телеканалы в 4K-формате добавим? А где тогда поле для коммерческой деятельности частных операторов, если вы сразу даёте бесплатно спортивный контент в HD-качестве. Зачем? Хочешь в HD – иди к кабельному или спутниковому оператору и плати деньги. И тогда все маленькие вещатели получат доступ к инфраструктуре, ведь у "Казтелерадио" не будет повода сказать: извините, выделенные частоты заняты государственным вещателем, который берёт у меня 6 мест в мультиплексе", – считает Антон Шин.

Юриста также возмущает, что в приказе министра указаны не все населённые пункты. К примеру, он не нашёл перечня обязательных телеканалов для села Матак (административный центр и единственный населённый пункт Угарского сельского округа), Каркаралинского района. Антон Шин планирует выяснить причины, он уже написал письмо в АО "Казтелерадио" с требованием, предоставить разъяснения, почему это село не указано в приказе, и если ни одна станция не покрывает это село, то как собираются решать эту проблему. А разное количество каналов для различных районов одной области вообще считает дискриминацией.

"Жители одной области имеют разные права на получение одного сигнала. Это нарушение права на получение информации. Те и другие жители являются налогоплательщиками, те и другие в одинаковой мере финансируют это государство и то, что это государство создаёт. А в данном случае получается, у одних прав больше, чем у других", – говорит юрист Антон Шин.

"Грош цена такой бездарной информационной политике"

На вопрос, почему в первом мультиплексе нет частных каналов (ни республиканских, ни местных), ответ прост: цена. Частники не готовы платить повышенную цену за первый мультиплекс, стоимость места во втором значительно дешевле. Если раньше при аналоговом вещании каналы вообще ничего не платили (кто-то арендовал телевышку, у кого-то была своя), то при переходе на цифровое вещание необходимо платить за место в мультиплексе. К примеру, телекомпания "Алау ТВ" платит за вещание в ЦЭТВ 190 000 тенге ежемесячно (речь идёт только о вещании в Костанае, а не во всём регионе). Если бы канал показывали в первом мультиплексе, платить пришлось бы до 350 000 тенге.


В первом мультиплексе два телеканала "Хабар" - в SD и HD форматах

В первом мультиплексе два телеканала "Хабар" – в SD- и HD-форматах / Фото Informburo.kz


Читайте также: Нож в спину: Казтелерадио хочет получать от телеканалов больше денег


"Если мы хотим присутствовать в других городах области и населённых пунктах (по-моему, у нас 52 вышки в области), то за каждую вышку надо платить до 350 000 тенге, потому что там есть только первый мультиплекс. То есть 350 000 за каждую вышку! Мы рассматривали вариант присутствия хотя бы в районных центрах, у нас получалось 15 вышек по 350 000 тенге. Таких денег в регионе заработать невозможно, это очень большая стоимость!" – объясняет Алмат Сулейменов, директор ТОО "Алау ТВ".

Директор костанайской телекомпании рассказывает, что они пытались договориться с районными акиматами, чтобы в обмен на выполнение госинформзаказа им оплатили вещание в районе. Однако сумма в 4 млн 200 000 тенге оказалась слишком большой и для местных акиматов.

По мнению Алмата Сулейменова, зритель от перехода с аналогового на цифровое телевидение только выигрывает: получает доступ к большему количеству каналов, нежели ранее. Однако региональному телевидению приходится выживать. Дочерняя компания "Алау ТВ" в городе Лисаковск ("Лисаковское телевидение") работает для населения в 30 000 человек, ежемесячная плата для телеканала выросла почти в 10 раз. "До перехода на цифровое вещание ежемесячная плата у них составляла 40 000 тенге – получается, затраты за вещание выросли на 310 000 тенге. Для города с 30-тысячным населением заработать дополнительно на телевизионной рекламе 310 000 просто нереально. Поэтому мы сейчас рассматриваем разные способы, как им выживать. Естественно, очень плотно работаем с государственным заказом, но это не может полностью спасти, потому что государственный заказ не может на себя взять все затраты", – объясняет Алмат Сулейменов.

Глава Национальной ассоциации телерадиовещателей Шолпан Жаксыбаева отмечает нехорошую тенденцию: количество госканалов растёт, тогда как частные закрываются. Информационную политику государства представитель ассоциации называет бездарной.

"Один за другим частные телеканалы закрываются, я это вижу по нашей ассоциации, но в то же время растёт количество государственных каналов, потому что государственные каналы – это нахлебники, те, которые живут на наши налоги. И государственная информационная политика заключается в том, чтобы увеличить количество государственных каналов, чтобы массированно промывать мозги населению. Частные телеканалы (даже такие осторожные, как у нас) не нужны, потому что частные могут являться источником альтернативной информации. То есть государство у нас до сих пор свято верит, что если что, если оно будет вбухивать деньги в госканалы, то население извне не получит никакой информации. Они не понимают, что соцсети сейчас и есть основное средство массовой информации. И огромные средства, наши с вами налоги, идут на поддержку деятельности этих ненужных госканалов", – считает Шолпан Жаксыбаева. И продолжает:

– Взять события в Кордае. Во всех сёлах там вещает только первый мультиплекс с девятью госканалами. Нужны там в Кордае зрителям девять госканалов с одним и тем же набором новостей в стиле "всё хорошо, прекрасная маркиза"? Что им важнее – узнать из новостей девяти госканалов о том, что творится в двух столицах Казахстана, или иметь в эфире хотя бы один местный частный телеканал, который поднимал бы злободневные, в том числе и нелицеприятные местные проблемы? Где местные телеканалы, которые могли бы дать площадку для дискуссий, для обсуждения злободневных вопросов, для выхода пара? Я уверена, что даже о том, что творится в соседнем селе, телезрители Жамбылской области узнали из мессенджеров и соцсетей, а не из этих девяти госканалов. Грош цена такой бездарной информационной политике, на которую из наших карманов государство ежегодно изымает без всякого спроса по 60 миллиардов тенге, а местным частным телеканалам за присутствие в крохотном селе предписывает выложить по 350 000 тенге. Зато сельчане могут наслаждаться и смотреть KazSport и "Хабар" хоть в SD-формате, хоть в HD".

Телевидение цифровое, а конкурсы – по старинке

Однако даже готовность платить за место в мультиплексах – не гарантия, что в него можно попасть. Особенно тяжело приходится частным региональным каналам. Будет канал в мультиплексе или нет, решает специальная комиссия, в которую входят депутаты, чиновники и представители НПО.

"Согласно пункту 20 правил, критериями отбора при определении победителей являются тематическая направленность и жанровое соотношение, объём собственных теле-, радиопрограмм, покупных теле-, радиопрограмм и ретрансляции, объём вещания на государственном языке, среднесуточное время вещания, кадровый потенциал (далее – критерии)", – говорится в официальном ответе МИОР РК на запрос редакции.


Читайте также: Засекреченные миллиарды: сколько денег тратит Казахстан на телевизионную пропаганду


Между тем, Шолпан Жаксыбаева, один из членов конкурсной комиссии, заявляет о предвзятости комиссии, речь идёт не только о государственном лобби, но и о субъективной оценке. В качестве примера она приводит случай, имевший место в марте прошлого года.

"Я одна из немногих членов комиссии, который изучает заявки перед заседанием комиссии, и я знаю компании-претенденты наизусть. На недавнем конкурсе был такой случай: несколько членов комиссии, в том числе депутат Айтимова и я, обнаруживают, что в списках отсутствуют несколько претендентов, на что секретарь комиссии нам отвечает: "Вы знаете, я просмотрел эти заявки, они довольно слабые, и я решил их не включать". Вы можете себе такое представить? Даже председатель комиссии, министр информации Даурен Абаев не смог скрыть возмущения. Пока работа комиссии не будет налажена в цифровом формате с видеофиксацией всех этапов и всех процедур, до тех пор заседания комиссии будут министерским междусобойчиком, который не даёт никакого развития телерадиовещанию в стране и закапывает надежды сотен предпринимателей", – возмущается Шолпан Жаксыбаева.


Фото Informburo.kz

Шолпан написала письма в Генпрокуратуру и Агентство по противодействию коррупции, однако все заявления получатели перенаправили в МИОР РК, которое отписало заявителю, что конкурс прошёл согласно всем правилам. Направлено ею письмо и в Национальную палату "Атамекен". Жаксыбаева надеется, что хотя бы они встанут на защиту прав предпринимателей.

Интересеа и такая деталь: конкурс на попадание в эфирное цифровое телевидение, проводится совсем не в цифровом формате, а по старинке: бумажные заявки, письма, пакет документов.

"На сегодняшний день членами комиссии, включая меня, были внесены соответствующие предложения по переводу на цифровой формат процедуры подачи документов, их рассмотрения и дальнейшей публикации на официальном веб-ресурсе министерства. Данные предложения находятся на рассмотрении в министерстве. Безусловно, переход на цифровой формат повысит прозрачность, упростит и ускорит рассмотрение документов и существенно снизит риск возникновения каких-либо нарушений", – считает другой член комиссии, президент ассоциации кабельных операторов Саят Нурахметов.

Цифровое телевидение выгоднее продажи наркотиков и оружия?

Как не попасть в мультиплекс? В качестве показательного примера можно привести карагандинский телеканал "Новое ТВ", который В 2016 году стал вещать в эфирной сетке всех областных центров. Однако в последнем конкурсе за ним оставили места в мультиплексах Астаны, Караганды и Усть-Каменогорске, из остальных регионов канал исключили без объяснения причин. Для канала это значит не только потерю зрителя, но и потерю значительной части рекламодателей.

"Не секрет, что это механизм давления, рычаг управления телеканалом. Ты начинаешь возмущаться – тебя убирают из мультиплекса", – считает генеральный директор карагандинского телеканала "Новое ТВ" Руслан Никонович.


Фото с личной страницы Руслана Никоновича

Руслан Никонович – один из немногих, кто активно возмущался стоимостью распространения и вёл активную переписку с госорганами по этому поводу. Руслан рассказывает, что активистам (среди которых был и Руслан) тогда удалось поднять шум и снизить цену за места в мультиплексах в два раза, и считает, что это тоже одна из причин, почему его канал не прошёл по конкурсу.

"Основная проблема, я считаю, – это сумасшедшее нецелевое использование денег, неразумная стоимость. 30 млн в месяц получает одна вышка в Караганде, в год это составит 360 млн. Я говорю им: я за 360 млн поставлю свою вышку, поставлю свои передатчики, и будут вещать у меня 15 телеканалов, которые мне будут платить, я им и тариф дешевле сделаю, и у меня в прибыли ещё останется половина суммы. То есть за 360 млн я бизнес полностью окупаю за полгода. Я хочу такой бизнес, это лучше, чем торговать наркотиками и оружием. Мы как-то писали письмо, что вместо того, чтобы строить систему цифрового телевидения, может быть, рентабельным было бы каждому человеку в сельской местности купить ресивер спутниковый "Отау ТВ". Зачем строить 827 вышек, которые нужно обслуживать, содержать штат людей, оборудование, вместо того чтобы за один год просто подарить по приёмнику каждому жителю сельской местности", – считает Руслан Никонович.

В пример Руслан Никонович приводит Украину, где оператор – частная компания. И она платит государству за право вещания, а не государство платит монополисту.

"Мы долго боролись с тем, чтобы монополиста у нас не было в распространении. Как получилось в Украине? Частник заплатил государству деньги за право распространять в эфирном цифровом телевидении телеканалы. В нашей стране всё наоборот: АО "Казтелерадио" берёт деньги за возможность распространять отечественные телеканалы. Всё бы ничего, но эффективность управления этими деньгами вызывает много вопросов", – говорит Руслан Никонович.


Читайте также: "Это нарушение принципа доступа к информации". Что говорили на Медиа-курултае о внедрении цифрового ТВ?


Ещё один неприятный для каналов факт: в своё время они заплатили за право использования аналоговых частот – бессрочное право. Однако теперь оказалось, что у этой лицензии всё же есть конкретный срок годности. Руслан Никонович рассказывает, что в 2000 году за 500-ваттный передатчик он заплатит 80 000 долларов.

"Когда государству было трудно, оно распродавало частоты. Можно посчитать по стране, сколько денег было собрано. Ведь на тот момент уже существовало 12 телеканалов, каждый из них вещал минимум в 10-12 городах, то есть простая математика, сколько денег получил бюджет на тот момент. Что происходит в 2012 году? Уполномоченный орган говорит: теперь вы вернёте частоты, и взамен мы вас включим в цифровой мультиплекс. Мы будем это делать за деньги, но включим. А телеканалы, в частности региональные, некоторые заложили в своё время бизнес, чтобы купить этот передатчик! И на вопрос: "Почему мы должны возвращать частоту, вы нам это компенсируете?" – государство говорит: ну, вы же пользовались частотой, хватит", – рассказывает Руслан Никонович.

Украинский, российский и киргизские примеры

Конечно, сравнивать Казахстан и остальные страны занятие неблагодарное. Разные территории, разные политические ситуации, но лучше учиться на ошибках других, чем своих.

Украина. Пример Украины показывает, как практически без использования госсредств перейти с аналогового на цифровое вещание. Переход на цифровое вещание Украина начала в 2005-ом. Правда, кризис 2008-го притормозил процесс.

"Грянул мировой кризис, и все поняли, что денег нет, и в концепции по переходу на цифровое эфирное телевидение появился такой документ, в котором было сказано, что государство выделяет что-то около 10 миллионов гривен (по нынешнему курсу около 400 000 долларов. – Авт.), а дальше – ищите сами. Когда пришёл Янукович в 2010 году, они провели очень странный конкурс, его даже конкурсом сложно назвать. По закону это не конкурс, потому что закон не предусматривает такой деятельности. Они сделали опрос рынка, сбор предложений на предмет внедрения цифрового вещания. И тут у нас появляется контора "Зеонбуд", которая получает гарантию государственного банка на миллиард гривен, и ей выдаётся право на постройку четырёх мультиплексов. Эта компания "Зеонбуд" взяла существующую инфраструктуру, навесила на неё мультиплексирующее оборудование и новые передатчики", – рассказывает главный эксперт Центра демократии и верховенства права Игорь Розкладай.


Распространением украинских телеканалов в ЦЭТВ занималась частная компания

Распространением украинских телеканалов в ЦЭТВ занималась частная компания / Фото с сайта 24tv.ua

Строить новые вышки компании не пришлось, хватило существующих. Зарабатывала "Зеонбуд" тем, что получала оплату за места в мультиплексах от телеканалов. Юрист вспоминает, что расценки споров не вызывали: "Больше жаловались на то, что их не пускали в мультиплекс, а не на то, сколько платить".

Минусы, по мнению украинского эксперта, в таком подходе тоже есть. Деятельность компании он называет непрозрачной, а потому нельзя проследить, как регулируются доходы и расходы.

"Ещё момент, нужно было платить одновременно за аналоговое и цифровое вещание – это длилось несколько лет. Да и, честно говоря, аналог окончательно полностью у нас не выключили в регионах, которые граничат с оккупированными территориями, там аналог остаётся, а на остальной территории отключили аналоговое телевидение в ещё прошлом году. Сейчас уже в эти мультиплексы не попасть, потому что они забиты под завязку", – говорит Игорь Розкладай.

"Зеонбуд" заплатил за лицензию, срок которой в этом году истекает. Право на показ телеканалов передали государственной корпорации РТС.

В МИОР РК объясняют, что украинский сценарий – обойтись без государственного вещателя и отдать в коммерческую среду распространение каналов – в Казахстане невозможен.

"Касательно украинской модели организации телерадиовещания отметим, что законодательство, нормативно-правовые и регламентирующие документы наших стран отличаются", – говорится в официальном ответе МИОР РК.

Россия. В октябре 2019 года завершила переход "на цифру" Россия. Сам переход длился почти 10 лет с 2009-го по 2019-й. 98% россиян получили возможность бесплатно смотреть ЦЭТВ, а это два мультиплекса по 10 каналов в каждом. Российская схема схожа с казахстанской, там также есть своё "Казтелерадио" – единый государственный оператор цифровой эфирной трансляции РТРС.

"Эфирная сеть покрывает 98,4%, это очень высокий показатель, это выше, чем во Франции, в Португалии, ещё в паре достаточно серьёзных европейских стран. Но 1,6% всё-таки оставались, и благодаря и гражданской ответственности операторов, и инициативе министерства связи эти 1,6% страна покрыла спутниковым вещанием, то есть в тех местах, куда не добивает цифровое телевидение, спутниковые операторы дают 20 каналов людям бесплатно", – рассказывает Игорь Степанов, руководитель пресс-службы ФГУП "Российская телевизионная и радиовещательная сеть".

ЦЭТВ для россиян – по сути большой прорыв, им удалось покрыть цифровым вещанием огромную территорию. И в отдалённых сёлах, где раньше были доступны всего 1-2 канала, люди теперь бесплатно могут смотреть 20 (!). Однако есть и подводные камни. Переход на ЦЭТВ в России лишил возможности вещания в эфире региональные каналы. Для них попросту не нашлось места. Новости региона, объясняют в РТРС, телезрители могут узнавать только из региональных блоков в эфире трёх федеральных каналов.

"У нас просто нет регионального мультиплекса, у нас есть только два федеральных мультиплекса. Региональные – в перспективе третьего мультиплекса сейчас обсуждаются. Будем разбираться, что они хотят, что они могут. Мы только рады, наша инфраструктура позволяет включить ещё один мультиплекс. А пока технический минимум – людям же нужна местная информация – мы обеспечили. Региональным телеканалам нужно исследовать собственные возможности: могут ли они обеспечить контентом и заплатить за 24-часовое вещание", – рассказывает Игорь Степанов, руководитель пресс-службы ФГУП "Российская телевизионная и радиовещательная сеть".

Если раньше многие региональные каналы работали в режиме партнёрства с федеральными, то теперь эта система попросту не работает: каждый сам за себя и каждый сам делает и наполняет контентом эфир. Из-за этого некоторые каналы попросту закрылись.

В РТРС опасаются, что если даже и введут в работу третий мультиплекс, то чем региональные каналы будут заполнять эфир? Однако глава компании MediaBrand, заместитель генерального директора Национальной ассоциации телерадиовещателей Регина Юркина, уверена, что в стране достаточно качественных каналов, которые делают свой региональный контент, и это меньшее, за что сейчас следует переживать. Другое дело – финансовая часть. Вещание первого мультиплекса (это каналы "Карусель", "Матч ТВ", НТВ, ОТР, "Первый канал", "Пятый канал", "Россия 1", "Россия 24", "Россия К", "ТВ Центр") распространяется оператором бесплатно. Каналы второго мультиплекса ("Домашний", "Звезда", "Мир", "Муз ТВ", "Пятница", РЕН ТВ, "Спас", СТС, ТВ3, ТНТ) должны были оплачивать вещание самостоятельно, речь идёт о миллиардах рублей в год. Правда, в конце прошлого года правительство РФ утвердило для них размер субсидий, речь идёт о двух разовых выплатах на 1,1 млрд и 6,1 млрд рублей господдержки.

"Речь о создании третьего регионального мультиплекса идёт с самого начала перехода на ЦЭТВ. Сейчас пока министерство связи считает это нерантабельным для индустрии. Первые два мультиплекса экономически себя не оправдывают, и государство вынуждено выделять субсидии для поддержания вещания каналов второго мультиплекса, что говорить о третьем. Эта история очень болезненная для российской телевизионной индустрии, и она повлияла на многие вещи. С одной стороны, Россия – огромная страна, и провести цифровизацию в такой стране – мы далеко продвинулись вперед! Но, конечно, это всё неоднозначно. До конца система не стабилизировалась, и экономически она не сбалансирована", – объясняет Регина Юркина, генеральный директор MediaBrand, заместитель генерального директора Национальной ассоциации телерадиовещателей (Россия).

Кыргызстан. В Кыргызстане ситуация в корне отличается от российской и украинской. На постсоветском пространстве это единственная страна, где в один день состоялся полноценный переход на ЦЭТВ – 15 мая 2017 года было отключено аналоговое вещание по всей стране . Примечательно, что мест в мультиплексах хватило всем. К примеру, в Бишкеке в эфире цифрового телевидения можно насчитать около 50 (!) телеканалов. Более того, все понесённые траты на аналоговые частоты частникам возместили, предоставив место в цифровом эфирном телевидении. Кроме того, в Кыргызстане два оператора ЦЭТВ: государственный и частный.

"Вообще, отличительная особенность киргизского перехода на цифровое телерадиовещание заключается в первую очередь в слаженной работе государственных органов, представителей рынка телевизионных услуг и медиасектора в целом. Все вместе выстроили работу и в первую очередь встал вопрос о формировании социального пакета. Очень важно было сформировать его таким образом, чтобы не осталось вопросов ни у кого, кто должен войти в этот социальный пакет. Социальным пакетом у нас называют перечень телеканалов, вещание которых оплачивается за счёт средств государственного бюджета", – рассказывает Айнура Темирбекова, эксперт в сфере телерадиовещания, экс-заместитель министра культуры, информации и туризма Кыргызской Республики, экс-заместитель председателя государственной комиссии по переходу на цифровое телерадиовещание (после успешного перехода с аналогового на цифровое телевидение Айнуре Темирбековой присвоили звание "Заслуженный деятель культуры Кыргызской Республики").

В так называемый соцпакет попали не только госканалы, но также и два российских телеканала, по просьбам телезрителей. Для частных телеканалов законодательно предусмотрели создание двух мультиплексов при условии, что они сами выберут себе оператора (подобное в Казахстане сделать не разрешили).

Цифровым эфирным телевидением охвачено 95% страны. Сложность была в рельефе местности. Из-за того что страна горная, устанавливать пришлось 54 передатчика (для сравнения: в Эстонии для ЦЭТВ понадобилось всего 9 таких передатчиков). Оставшиеся 5% – это 325 000 человек.

"Решили докупить в эти оставшиеся 326 населённых пунктов 227 цифровых автоматических телевизионных ретрансляторов, которые обеспечили доставку телевизионного сигнала в так называемые теневые зоны. Что касается оставшихся 100 сел, где менее 100 домохозяйств, чтобы гарантировать конституционное право доступа к информации этих людей, правительство приняло решение запустить там через спутник соцпакет (обязательные телеканалы) за счёт средств республиканского бюджета", – объясняет Айнура Темирбекова.

В период с 2014 по 2016 год на переход с аналогового телевидения на цифру бюджет Киргизии потратил около 300 млн сомов (это чуть более 1,6 млрд тенге – почти в 40 раз меньше, чем в Казахстане). Эти деньги пошли на техническую модернизацию каналов, строительство линий по доставке телевизионного сигнала от телеканала до мультиплекса, и часть суммы пошла на создание контента в первом мультиплексе (другими словами, госзаказ). Аналог "Казтелерадио" в Кыргызстане – Республиканское производственное объединение радиорелейных магистралей телерадиовещания (РПО РМТР) потратило из собственных средств 2,6 млн долларов на покупку и установку 54 цифровых передатчиков на опорных станциях.

"Они за свой счёт это сделали, и им за это дали бесплатно 2 мультиплекса. Пока РПО РМТР из двух выделенных работает с одним мультиплексом. И конечно, ежегодно стали предусматривать в бюджете средства на услуги РПО РМТР за трансляцию социального пакета в размере 154 млн сомов (828 млн тенге). Это было в 2018-м году. За другие периоды не имею права говорить, потому что уже не в должности была", – рассказывает Айнура Темирбекова.

Конечно, и киргизская система не идеальна. Телеканалы столкнулись с другой проблемой – эфир нужно заполнять 24 часа в сутки собственным или покупным контентом, а это очень дорого.

"Мы участвовали в больших конференциях, в том числе в вашей стране тоже, связанных с переходом, и мы знали, что неизбежным вызовом этого процесса будет закрытие некоторых телеканалов, которые не смогут найти деньги на свой контент. У нас сейчас дискуссии идут как раз вокруг пиратского контента. Пришло время, чтобы участники рынка телевизионных услуг начали выполнять Закон КР "О телевидении и радиовещании". А там написано, что 50% контента должно быть на государственном языке, и также ещё должен быть контент отечественного производства", – объясняет Айнура Темирбекова.

Дальше – дороже?

Сейчас тарифы АО "Казтелерадио" так называемого переходного периода: телеканалы возмещают только прямые затраты компании без учёта амортизации. Это значит, что когда переходный период закончится, тарифы станут выше.

"После завершения переходного периода с отключением аналогового телевещания на территории административно-территориальной единицы, распространение телеканалов по сети ЦЭТВ в соответствии с пунктом 4 статьи 42 закона производится в соответствии с установленными тарифами на основании заключённых договоров", – объясняет вице-министр МИОР РК Мауберлинова в ответе на запрос informburo.kz.

Как сообщили в АО "Казтелерадио", "в соответствии с финансово-экономической моделью проекта "Внедрение и развитие цифрового эфирного телерадиовещания в РК" окупаемость мероприятий, реализуемых за счёт бюджетных средств, определена в 15-17 лет, вплоть до 2037 года". В компании отметили, что "полный анализ по эффективности сети цифрового эфирного вещания будет проведен после завершения реализации проекта перехода на ЦЭТВ".

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter