Её непальская картина "Чёрная курица", которую показали вчера на Clique Fest в кинотеатре "Арман", отмечена критиками на фестивале в Венеции и стала самым большим достижением непальского кинематографа за всю его историю. Новый проект Анны Качко – фильм талантливого украинского режиссёра Мирослава Слабошпицкого награждён на престижнейшем американском фестивале "Сандэнс" ещё на стадии сценария.

Как впечатлить жюри международных фестивалей, каково быть продюсером авторского кино, зачем нужны питчинги, которые Анна организовала совместно с кинофестивалем "Евразия" и "Казахфильмом" уже в третий раз, и как конкурс проектов может стать путёвкой в большой кинематограф, – в эксклюзивном интервью informburo.kz.

– Вас пригласили в Казахстан в качестве сопродюсера "Мын бала" Акана Сатаева, затем началось сотрудничество с Эмиром Байгазиным ("Уроки гармонии"), чем вас привлекла наша страна?

– Я люблю открывать новые пространства, мне близко, всё, что связано с постсоветскими странами, и когда мне предложили поработать над казахстанским проектом, я сразу же согласилась. Сотрудничество с профессионалами своего дела - режиссёром Аканом Сатаевым и его командой, с продюсером Алиёй Увальжановой, ещё больше подогрело мой интерес к казахстанскому кино, и к стране в целом. Меня привлекло уникальное культурное пространство, в котором существует  Казахстан: смешение культур, влияние и Азии, и Европы, и бывшего Советского Союза, разнообразие религий и национальностей, проживающих в этой стране. Дело в том, что для режиссёров авторского кино, черпающих вдохновение из окружающего мира это крайне важно,  по сути разностороннее культурное наследие и определяет их авторский взгляд. А когда я встретила здесь молодых, интересных, современных и при этом не похожих ни на кого ребят, я поняла, что точно буду здесь работать.


Кадр из фильма "Уроки Гармонии" Эмира Байгазина (продюсер Анна Качко)

Фото с сайта filmfrasor.no
Кадр из фильма "Уроки гармонии" Эмира Байгазина (продюсер Анна Качко)

– На сегодня вы спродюсировали 11 успешных фильмов, два из них были отмечены на Берлинском и Венецианском кинофестивалях. Какой из проектов самый любимый?

– Конечно, "Уроки гармонии". Это был мой первый большой международный успех как продюсера, первая награда от престижного фестиваля. И я думаю, что и для других участников проекта – Эмира Байгазина, Азиза Жамбакиева – этот фильм сыграл важную роль в карьере и открыл путь в большой кинематограф. Эту картину я очень люблю, знаю каждую сцену наизусть и вспоминаю период её съёмок с большой теплотой, хотя после "уроков"у меня уже состоялись шесть новых проектов.

– Действительно, "Уроки гармонии" взбудоражили кинематографическую общественность. Почему после такого успеха не продолжилось сотрудничество с Эмиром Байгазиным?

– Это обычная практика - продюсеры и режиссёры встречаются, расстаются, встречают других режиссёров и других продюсеров, и это нормальный процесс роста, через который должен пройти, на мой взгляд, каждый. При этом продюсеру проще, так как он может работать сразу с несколькими режиссерами.

– То есть обид между вами и Эмиром нет?

– Я вообще на это смотрю иначе: весь проект мы работали на потрясающей энергии – с первого момента до последнего, и, наверное, это тоже добавило успеха нашей картине. Мне было интересно работать с Эмиром и ему со мной. Главное, мы сделали отличный фильм.


Трейлер фильма "Уроки Гармонии" Эмира Байгазина


– Вы любите открывать дебютантов, но ведь с ними, как известно, или пан или пропал...

– Пока, как видите, система работает (улыбается). Работать с дебютантами всегда интереснее, ведь есть место для продюсерской деятельности. Мне неоднократно предлагали вступить в проект с самыми большими мэтрами авторского кино, но я прекрасно понимаю, что эти проекты состоятся со мной и без меня. Дебютные проекты, особенно из таких стран как Казахстан или Непал, – совсем другое дело.

– Сейчас вы работаете с режиссёром одного из самых обсуждаемых фильмов прошлого года "Племя" – Мирославом Слабошпицким, и, судя по всему, новый успех?

– Надеемся! Наш проект "Люксембург" ещё на стадии девелопмента получил множество призов – нас отметили на фестивале "Сандэнс" за лучший сценарий. Подобную награду когда-то получал Андрей Звягинцев за свою "Елену". Также мы участвовали в одном из сильнейших питчингов в Европе – в Роттердамском кинофестивале, и выиграли там Международный приз от немецко-французского телеканала ARTE. Затем мы приняли участие в питчинге Берлинале, но призов не получили, так как единственный приз, который мы могли выиграть – приз Arte – уже был в нашей копилке. Также мы получили гранты от французского и норвежского фондов.

– О чём новый фильм Слабошпицкого?

– Это сильная, глубоко личная история, которая происходит в наше время среди декораций Чернобыльской зоны. Сейчас территория заражённой зоны равна по своей площади территории государства Люксембург. Отсюда и название.

– А чем вам интересна работа с Мирославом, ведь он не дебютант, а состоявшийся режиссёр?

– Он меня очень удивил. Когда в прошлом году на Каннском кинофестивале я посмотрела его фильм "Племя" (картина о подростках, живущих в интернате для слабослышащих детей, взбудоражила Канны. – Авт.), была под большим впечатлением. В его картине я увидела всё то, чего я как продюсер и зритель Анна Качко жду от кинематографа. Новая эстетика, сюжет, энергетика,пластика  – это было что-то ошеломляющее. Такие таланты по-настоящему уникальны. Его новый проект, оказался мне близок по своей эстетике и истории, сразу захватил меня, и я была рада начать сотрудничество.


Трейлер фильма "Синдром Петрушки" Елены Хазановой (продюсер Анна Качко)


– Продюсеры, как правило, одновременно могут вести десятки проектов. С вами такая же история?

– Действительно, есть продюсеры, делающие параллельно по 20 проектов. Но это бывает возможно потому, что они не особенно вовлечены в творческий процесс – не сидят над каждым сценарием, не выбирают вместе с режиссёром локации и актёров. Мне же всё это важно и интересно – я по мере необходимости работаю вместе с режиссёром над историей, пишется один драфт, затем другой, и так до тех пор, пока сценарий нас не устроит целиком, затем ищем локации, актёров. В итоге я нашла оптимальную для себя цифру – около двух-трёх проектов в год при условии моего активного участия.

– То есть в ваших проектах продюсер является соавтором?

– Всё зависит от проекта конечно. Скорее это можно назвать консультантом или «скриптдоктором».

– Но ведь многие режиссеры авторского кино и идут в эту сферу, потому что хотят независимости от тех же продюсеров…

– Продюсер авторского кино - это тонкая и деликатная профессия. Кроме того, что нужно постоянно поддерживать режиссера и верить в его талант, в его особый, авторский взгляд, нужно создать такие условия, чтобы человек раскрылся. Если продюсер создаст автору слишком жёсткие рамки, то режиссёр замкнётся и ничего не получится. Это все конечно направленно в первую очередь на дебютантов. Что касается моего участия, например, в сценарии, то хотя у меня и есть филологическое образование, и я неплохо разбираюсь в драматургии,  у меня нет цели самой писать сценарий. Моя задача помочь режиссёру найти свой путь, возможность выразить свой внутренний мир и самому написать тот самый сценарий, который может поразить зрителей.


Трейлер фильма "Kalo Pothi" ("Чёрная курица"). Оператор Азиз Жамбакиев, продюсер Анна Качко

– Какие качества важны для продюсера авторского кино? Или, как и везде, – умение найти деньги?

– В мире авторского кино найти деньги не такая большая проблема, как найти интересного автора. Одно из самых главных качеств продюсера, на мой взгляд, это хороший вкус. Это знание искусства, глубокое понимание кино и его трендов. Мне повезло, что я всю сознательную жизнь провела много путешествуя и изучая разные культуры, и мой вкус часто совпадает со вкусами отборщиков крупнейших кинофестивалей. Конечно, это опыт и наличие профессиональных навыков. Также для меня важно не только хорошо разбираться в кино, но уметь самой считать бюджеты и организовать площадку таким образом, чтобы всё было идеально. Поскольку кино подразумевает затраты и прибыль, нужно иметь и «бизнес-жилку». Мне это нравится. При этом например, я не продавец и вряд ли смогу продать что-то материальное. А вот творческий продукт, в который я верю и от которого у меня "горят" глаза, мне очень нравится продавать. Ведь если "горят" глаза у меня, то и фестиваль и дистрибутор поверит  в мой фильм, без этого в нашем деле нельзя.

– У вас хорошее образование – вы учились в Сорбонне, в школе искусств при Лувре, а затем и в Нью-Йоркской академии, говорите на нескольких языках, а могли ли бы стать хорошим продюсером, не имея всего этого?

– Без образования – да, без опыта – нет. Если говорить об образовании как о системе знаний, которые мы должны получить, учась в вузе, то я в него не верю. Но если говорить об образовании, как о культурном багаже, то, конечно, это всё важно. В нашей сфере образованием является всё – любое кино, хорошее или плохое, которое вы посмотрели, любая книга, концерт, разговор или встреча, – всё это оказывает на нас влияние, воспитывает вкус. Да, я училась в Сорбонне, но у меня не было ощущения, что я учусь – мне казалось, что я просто интересно провожу время и занимаюсь любимым делом. У нас были потрясающие профессора, мы ходили в театры и музеи, много читали. Но чтобы обладать вкусом, не обязательно окончить престижный европейский вуз. Сейчас благодаря Интернету все эти знания доступны, можно посмотреть шедевры кино и искусства в Сети. У меня есть друзья в Европе – успешные режиссёры, которые вообще без высшего образования. И сейчас все их знания – это самостоятельная практика. Но это не помешало им стать большими профессионалами.


Анна Качко на премьере фильма "Чёрная курица" Мина Бахадура на Венецианском кинофестивале

Фото с сайта facebook.com
На премьере фильма "Чёрная курица" Мина Бахадура Бама на Венецианском кинофестивале

– Как молодому режиссёру найти такого продюсера как вы?

– Всё очень просто – можно написать в фейсбуке или по мейлу, я прочту и обязательно отвечу, и  другие продюсеры сделают то же самое, если им интересен проект. Вот вам один яркий пример – проект режиссёра из Непала. С Мином Бахадуром Бамом – молодым парнем, как сейчас помню - с дредами до пола, мы познакомились на Берлинале 2013 года, когда с «Уроками Гармонии» участвовали в конкурсе. Мы обменялись визитками, поговорили буквально 10 секунд и на этом всё. После фестиваля он написал мне о своём желании снять фильм и прислал свой тритмент. Я ответила, что, к сожалению, пока не рассматриваю никакие предложения поскольку тогда была в декрете. Но он продолжал регулярно писать, и в момент, когда я пришла в форму, прислал мне первую версию сценария. Это было 1 сентября  2015 года. Потом мы переписывали сценарий раз 10, потом начались съёмки. И ровно через два года - 1 сентября 2015 года мы презентовали проект на фестивале в Венеции и выиграли приз. 

– То есть всё реально?

– Конечно! Я открыта для любого проекта, который может меня вдохновить. Постоянно ищу новые проекты и как любой продюсер, мечтаю однажды получить e-mail, который поможет мне открыть миру нового автора. Последние два года я получаю примерно 5-7 сценариев в неделю и я читаю все. Другая прекрасная возможность заявить о себе – это питчинг, то есть конкурс проектов, который в Казахстане мы уже провели три раза. О результате одного из них вы прекрасно знаете – это фильм Эмира Байгазина "Уроки гармонии".


Организаторы конкурса проектов на кинофестивале "Евразия" Ильяс Ахмет и Анна Качко с победителями

Фото с сайта facebook.com
Организаторы третьего конкурса проектов на кинофестивале "Евразия-2015" Ильяс Ахмет и Анна Качко с победителями

– На питчинге ты открыто презентуешь свою идею. Стоит ли бояться плагиата? Ведь победитель чаще всего один, а проектов десятки…

– Правильно было бы ответить, что ничего в этой жизни не стоит бояться. Но я понимаю, что авторам, которые, возможно, вынашивали эту идею не один год, непросто представлять её на всеобщее обозрение и делиться ею со всеми, не зная, каков будет результат. С другой стороны, из-за страхов лишить себя такой уникальной возможности и не попробовать – глупо. Питчинги помогают: большинство ребят, которые сейчас работают в сегменте авторского кино, выходцы из таких вот конкурсов. То же самое и с фестивалями – вы можете участвовать в конкурсе, а можете сидеть дома, боясь, что вас могут разгромить критики. И такое тоже случается: режиссёры попадают в конкурс престижного фестиваля, а наутро вместо восторженных рецензий получают тонну негатива и нелицеприятных отзывов. Такой риск возможен, но в любой публичной сфере без него никуда. Что касается плагиата, то в авторском кино я с ним никогда не сталкивалась – одну и ту же историю два автора расскажут по-своему, и это будут абсолютно разные фильмы.

– Ну и потом на питчинге – открытом конкурсе проектов – можно понять, есть ли у вас талант или вам просто кажется…

– Важно понять, что на питчинге вас не проверяют на то, плохой вы или хороший, это просто шанс быть услышанным. Если вас не отобрали для участия или вы не победили, это не значит, что у вас нет таланта. Возможно, вы пока не умеете правильно выразить себя и донести до аудитории свои мысли. На питчингах ты этому учишься. Иногда читаешь абсолютно невыразительный синопсис, а потом, когда смотришь короткий метр того же режиссёра, то начинаешь видеть потенциал. А когда встречаешься с автором и понимаешь, что человек готов работать и дорабатывать свою идею, ты подключаешься к этому проекту.


Трейлер фильма "Приключение" Наримана Туребаева (продюсер – Анна Качко)


– Что важнее при выборе претендентов на питчинг – творческий багаж человека, его предыдущие фильмы или хорошая идея?

– Для участия в питчинге мы выделяем несколько критериев: первый это, конечно, опыт. Сейчас при желании можно снять фильм даже на мобильный телефон или простенькую камеру. Нам важно видеть режиссёрский взгляд, эстетику в которой работает автор. Дебютантов мы просим присылать короткие метры, режиссёров с опытом – делать нарезку из старых работ. Второй критерий – это сценарий. Здесь важна, скорее, не готовность материала, а есть ли в нём зерно – та самая главная мысль, которая будет держать зрителя. Чаще всего сценарий от первоначального вида до финального проходит через 7-8, а то и 10 драфтов.

– Вы часто рассматриваете синопсисы. Насколько они вторичны?

Да, с этим часто приходится сталкиваться. Любой большой киинофорум – от Америки до Европы – начинается с заявления о том, что в мире кризис идей и сценариев. Но, как я вам уже говорила, лично мне важен и интересен не столько сценарий, сколько авторский взгляд на него.

– В этом году для презентации проектов на кинофестивале "Евразия" вы отобрали не только арт-хаус, но и коммерческое кино. Почему?

– Ну, во-первых, за то время, которое мы организуем питчинги в Казахстане, тут появились режиссёры, творчество которых пользуется большим зрительским интересом. А во-вторых, мне самой как продюсеру интересен зритель, мне хочется общаться с ним. Я не тот человек, который будет ратовать за фильмы, которые посмотрят 30 человек на одном фестивале. Не секрет, что авторское кино, даже то, что имело большой фестивальный успех, часто сложно воспринимается на родине. И это не только в Казахстане, это везде так. Поэтому мне хочется делать такие картины, которые бы были одновременно и авторскими, и коммерчески успешными. Хороший пример "Бёрдмэн" Иньярриту – этот режиссёр начинал с маленьких супер-артхаусных фильмов и дорос до больших бюджетов, массовой аудитории и при этом не потерял своего авторского взгляда.

– Что вы посоветуете молодым режиссёрам, мечтающим о фестивалях?

– Нужно просто любить хорошее кино и стараться смотреть его как можно больше – полнометражных фильмов, коротких метров. Это даёт возможность развивать вкус, понимать сегодняшние кинотенденции и чувствовать, какие фильмы востребованы сегодня. Интересуйтесь, участвуйте в кинофорумах, общайтесь с коллегами и пробуйте себя! И однажды, возможно, у вас получится.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter