Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
269 519
Выздоровели:
234 057
Умерли:
3 221 (9.04.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
51 362
Выздоровели:
49 997
Умерли:
727 (9.04.2021)

350 млрд тенге осталось в местных бюджетах в виде КПН от МСБ. Что ещё дала налоговая реформа

С 2020 года местным бюджетам передали поступления корпоративного подоходного налога (КПН) от малого и среднего бизнеса. Что это дало?

С начала 2020 года поступления КПН от малого и среднего бизнеса идут не в республиканский бюджет, как раньше, а в местные. Ожидалось, что эта реформа увеличит доходы местных бюджетов и мотивирует акиматы создавать благоприятные условия для бизнеса. Теперь регионы оставляют эти деньги у себя и могут тратить их на своё усмотрение.

По мнению экспертов, реализация проекта может наткнуться на такие барьеры как формальный подход акиматов, нежелание стимулировать МСБ, коррупция.

Informburo.kz подводит итоги налоговой реформы за прошедший год.

Для чего налоги от бизнеса отдали местным акиматам

Главная идея передачи корпоративного подоходного налога (КПН) от малого и среднего бизнеса (МСБ) в местные бюджеты – это развитие региональной экономики. Мотивация развивать местный МСБ у акиматов должна появиться из-за прямой связи с их доходами: чем лучше будет состояние бизнеса, тем больше денег поступит в бюджет. А это позволит выделять больше денег на нужды населения.

"Поскольку КПН от МСБ теперь поступает в местный бюджет, местные исполнительные органы заинтересованы в том, чтобы таких поступлений было больше. Это достигается созданием новых предприятий в регионах", – пояснили суть реформы в Министерстве нацэкономики.

Эти деньги не имеют конкретного целевого назначения – в регионах чиновники сами решают, на что их тратить, какие вопросы приоритетны именно сейчас. Сначала налоги поступают в бюджет городов республиканского значения или области, и уже оттуда – в города, районы, сельские населённые пункты.

Кого коснулась реформа

КПН от крупных игроков рынка по-прежнему поступает в республиканский бюджет, который датирует 13 из 17 регионов. В областных бюджетах остаётся налог на доход только от представителей малого и среднего бизнеса.

Разберём, кто к ним относится.

По Предпринимательскому кодексу, к малому бизнесу относятся ИП и юрлица:

  • с численностью работников не более 100 человек;
  • со среднегодовым доходом не свыше 300 000-кратного месячного расчётного показателя (МРП).

Субъектами малого предпринимательства не могут быть ИП и юрлица осуществляющие:

  • деятельность, связанную с оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров;
  • производство и (или) оптовую реализацию подакцизной продукции;
  • деятельность по хранению зерна на хлебоприёмных пунктах;
  • проведение лотереи;
  • деятельность в сфере игорного бизнеса;
  • деятельность, связанную с оборотом радиоактивных материалов;
  • банковскую деятельность (либо отдельные виды банковских операций) и деятельность на страховом рынке (кроме деятельности страхового агента);
  • аудиторскую деятельность;
  • профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг;
  • деятельность кредитных бюро;
  • охранную деятельность;
  • деятельность, связанную с оборотом гражданского и служебного оружия и патронов к нему.

Субъекты среднего бизнеса отвечают следующим критериям:

  • среднегодовая численность работников от 101 до 250 человек;
  • и (или) среднегодовой доход выше 300 000-кратного МРП, но не превышает 3 000 000-кратного МРП включительно.

Сколько денег осталось в регионах

Прогнозировалось, что местные бюджеты получат более 400 млрд тенге, а больше всех выиграет Алматы, где в 2019 году насчитывалось более 120 тысяч субъектов МСБ. На втором месте по объему КПН должен был оказаться Нур-Султан, следом – Карагандинская область. К аутсайдерам чиновники отнесли СКО, ЗКО и Кызылординскую область, где количество МСБ немного превышает 10 тысяч.

Прогнозы, в принципе, оказались близки к реальности. По данным Комитета госдоходов (КГД), за 10 месяцев 2020 года местные бюджеты получили 358 млрд тенге. Почти треть из них получил Алматы, в аутсайдерах оказалась Кызылординская область, а вот Карагандинскую область потеснил Шымкент и Атырау. Так выглядят сборы КПН:

  • Алматы – 139,5 млрд тенге;
  • Нур-Султан – 55,8 млрд тенге;
  • Шымкент – 10,2 млрд тенге;
  • Атырауская область – 28,8 млрд тенге;
  • Карагандинская область – 18,5 млрд тенге;
  • Алматинская область – 14,2 млрд тенге;
  • Мангистауская область – 13,4 млрд тенге;
  • Восточно-Казахстанская область – 13,3 млрд тенге;
  • Костанайская область – 11,3 млрд тенге;
  • Павлодарская область – 10,1 млрд тенге;
  • Западно-Казахстанская область – 9,2 млрд тенге;
  • Актюбинская область – 8,9 млрд тенге;
  • Акмолинская область – 6,9 млрд тенге;
  • Северо-Казахстанская область – 6,4 млрд тенге;
  • Жамбылская область – 4,1 млрд тенге;
  • Туркестанская область – 3,9 млрд тенге;
  • Кызылординская область – 3,5 млрд тенге.

Во время пандемии бизнес не освобождали полностью от уплаты КПН, так как это налог на чистый доход. При снижении прибыли или убытках КПН соразмерно снижается или не уплачивается. Но самым мелким предприятиям всё же дали возможность не платить налоги.

Читайте также: Розничный налог в 3% вместо КПН и ИПН введут для предпринимателей в пострадавших сферах экономики

"С 2020 года предусмотрено освобождение от уплаты налога на доход сроком на три года для налогоплательщиков, применяющих специальные налоговые режимы и признаваемые субъектами микро- или малого предпринимательства. Налог на доход – это КПН, ИПН, единый земельный налог для крестьянских и фермерских хозяйств, а также социальный налог для налогоплательщиков, работающих по упрощённой декларации", – уточнили в МНЭ.

Почему местные бюджеты так и не стали самостоятельными

Консультант группы маркетинговых компаний Eurasia Marketing Communications Group (EMCG) Акмарал Камалиева провела исследование о реализации новой налоговой политики. По её данным, за первые 6 месяцев 2020 года доходы местных бюджетов увеличились на 38,5%, что связано с реформой. Но всё же более половины доходов местных бюджетов приходятся на трансферты из республиканского. И самодостаточность местных бюджетов по прежнему находится на низком уровне.

"Количество регионов-доноров (Атырауская, Мангыстауская области, Нур-Султан, Алматы) по-прежнему не меняется и доходы остальных областей по большому счёту состоят из трансфертов. Судя по прогнозу на следующие три года особых изменений не будет. Реформа также характеризуется тем, что поступления КПН от МСБ по регионам распределены неравномерно. Лидирует Алматы, Нур-Султан, Атырауская область. Замыкает рейтинг Туркестанская и Кызылординская области", – рассказала на платформе Ekonomist.kz Акмарал Камалиева.


Поступления по КПН от МСБ по регионам распределены неравномерно

Поступления по КПН от МСБ по регионам распределены неравномерно / Графика с сайта ekonomist.kz


Доля КПН от поступлений в местные бюджеты тоже везде разная. В этом плане лидирует Алматы, Нур-Султан и СКО. Также хороший показатель у Алматинской области. Эксперт связывает это с тем, что там находятся филиалы компаний "Филипп Моррис" и CTI. Жамбылская и Туркестанская область, наоборот, имеют наименьшую долю КПН в общем доходе.


Значительные поступления от КПН на приоритетные расходы характерны не для всех регионов

Значительные поступления от КПН на приоритетные расходы характерны не для всех регионов / Графика с сайта ekonomist.kz


Впервые за три года в этом году наблюдается общий профицит местных бюджетов, вместе взятых, в размере 113 млрд тенге. Возможно, это связано с реформой. Но так как доходы местных бюджетах везде разные, то это не означает, что профицит зафиксирован в каждом из регионов. У Туркестанской области, к примеру, дефицит в бюджете составляет 38 млрд тенге.


а первые 7 месяцев 2020 года Алматы и Атырауская область показывают наибольший рост по профициту местных бюджетов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в то время как Туркестанская область является аутсайдером с дефицитом в 38 млрд тенге

За 7 месяцев 2020 года в Алматы и Атырауской области наибольший рост профицита местных бюджетов, Туркестанская область – аутсайдер с дефицитом в 38 млрд тенге / Графика с сайта ekonomist.kz


Также остаётся открытым вопрос полномочий местных органов. Они организуют сбор налогов, но не имеют права определять налоговую базу и устанавливать налоговые ставки. А расходы по трансфертам, которые составляют большую часть бюджета местных органов, нужно согласовать с центральным аппаратом. Бюджетный кодекс по-прежнему устанавливает вертикальные отношения между разными уровнями госуправления.

"Маслихаты утверждают бюджет, акиматы его исполняют. И вытекает вопрос: каким образом самостоятельность местных бюджетов будет увеличена, если отсутствуют полные полномочия на местном уровне утверждать и осуществлять расходы? Сейчас нет данных о движении доходов от КПН в сторону развития МСБ. И отсюда также возникает вопрос: будут ли акиматы создавать свои региональные программы развития предпринимательства именно со связкой к поступлениям КПН от МСБ?" – задала вопрос Акмарал Камалиева.

Читайте также: Обращения бизнеса к Токаеву. О чём во время карантина просят предприниматели?

Она считает, что следующим этапом децентрализации бюджета должно стать наделение местных органов дополнительными фискальными полномочиями. Информацию о расходах поступивших от КПН денег нужно сделать публичной.

"Можно публиковать полугодовые отчёты о реализации расходов КПН от МСБ. Указывать меры поддержки предпринимательства, названия предприятий, которым оказана поддержка. Граждане должны быть вовлечены в бюджетный процесс и финансовый надзор. Также они должны знать, куда идут их средства", – отметила Акмарал Камалиева.

Децентрализация бюджета в международной практике – обычное явление. Но в каждой стране это происходит по-своему.

  • Например, в Украине эта реформа вступила в силу в 2015 году –10% от общих поступлений КПН направляется в доходы местных бюджетов городов: Киев, Севастополь и Крым. Несмотря на то что исследования показывают увеличение доходов местных бюджетов, они зависят больше от грантов и субсидий. И решения по расходам зачастую, как и у нас, принимаются центральными органами.
  • В Польше хороший пример фискальной децентрализации. В 2004 году акт о доходах местных бюджетов дал больше автономии местным органам. Он снизил долю центральных трансфертов, в особенности целевых. В то же время доли поступлений КПН и ИПН передали в местные бюджеты. У Польши сейчас высокая степень децентрализации – 21%, что выше среднего показателя по Евросоюзу, который составляет 16%.
  • Самый успешный пример такой реформы – Финляндия. Там довольно высокий уровень фискальной децентрализации. Финские муниципалитеты могут свободно устанавливать фиксированную ставку подоходного налога, что очень важно. И могут устанавливать ставку налога на имущество в диапазоне, который определяется центральным правительством. Основным источником местных налоговых поступлений является подоходный налог, который составляет почти 40% от общего дохода. Муниципалитет получает также часть доходов от КПН.

Почему реформа укрепила позиции областных акимов

Эксперт по государственным финансам, учредитель фонда Zertteu Research Institute Шолпан Айтенова считает, что реформа лишь укрепила позицию областных акиматов, но никак не районных или городских.

"Эти налоги поступают в областные бюджеты – это важный момент. Получается, это укрепление позиции областного акима. Но у областного бюджета нет территории, есть территория у районных бюджетов. Собирают налоги районы, а забирает – область. Это отсутствие фискальной децентрализации на местном уровне. Перераспределение налога не будет происходить на местном уровне. Деньги будет аккумулировать область, по-своему перераспределять, что приведёт к демотивации. Это не будет приводить к развитию мотивирования МСБ в районах, где они находятся", – уверена Шолпан Айтенова.

С 2005 года областные акиматы не разрабатывают собственные программы для развития МСБ, а лишь исполняют центральные госпрограммы. Это не всегда хорошо, ведь в каждом регионе своя специфика, потому желательно развивать собственные программы. С этого и началась централизация – когда в регионах перестали писать свои программы развития. Позже, в 2012 году, в Казахстане создали Министерство регионального развития. Но это стало лишь очередной попыткой центра ещё больше усилить контроль над регионами, предположил основатель онлайн-площадки Ekonomist.kz Касымхан Каппаров.

Читайте также: Налоговые каникулы для малого бизнеса. В чём суть инициативы Токаева, и как она отразится на бюджете?

"С одной стороны, мы видим, что реформу лоббируют региональные элиты, областные акимы, чтобы перераспределять большую часть доходов, которая формируется у них. С другой стороны, видим, что центральный аппарат на этом фоне очень легко согласился на то, чтобы отсрочить или отменить налоги для МСБ (во время пандемии. – Авт.). Понятно, что налоговые каникулы – популярная и своевременная мера во время пандемии. Но то, как легко и быстро центральные органы пошли на это, показывает, что есть какое-то протестное движение за то, чтобы не давать региональным элитам укрепляться за счёт местных налогов", – сказал он.

Эксперты согласны в одном: пока результат от реформы остаётся неопределённым. Но первые рекомендации для авторов поправок есть: дать районным акиматам больше свободы по управлению оставшимися на местах деньгами.