В Послании народу президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил о необходимости освободить на три года микро- и малый бизнес от налога на доход. Нужные законодательные поправки должны вступить в силу с 2020 года и стать поддержкой для предпринимателей.

Форма, в которой Правительство исполнит поручение главы государства, и возможные эффекты – позитивные или отрицательные, пока неизвестны. Проблема лежит в его формулировке: в Казахстане не существует налога на доход в чистом виде, из-за чего у кабмина есть большое поле для интерпретации. Однако уже понятно, что бюджет потеряет часть налоговых поступлений, которые нужно будет чем-то компенсировать.

Informburo.kz разбирался, в чём суть инициативы из Послания и как она может отразиться на предпринимательстве в Казахстане.

Конкретного механизма ещё нет – Правительство думает

"В нашей стране достаточно успешных примеров развития предпринимательства. Мы всем обществом должны поддержать малый бизнес. Поручаю Правительству разработать законодательную основу освобождения компаний микро- и малого бизнеса от уплаты налога на доход сроком на три года", – сказал Касым-Жомарт Токаев в Послании народу 2 сентября.

Малый бизнес – индивидуальные предприниматели и юрлица – сейчас могут работать не только по общеустановленному режиму налогообложения, но и по специальным – патенту, упрощённой декларации или с использованием фиксированного вычета.

Из них налог с дохода самого предприятия фигурирует только в общеустановленном режиме (КПН) и при использовании фиксированного вычета (налогообложение с дохода – разница между доходами и отдельными видами расходов). В остальных случаях речь идёт об индивидуальном подоходном налоге. Другими словами, уже сейчас часть ИП и компаний микро- и малого бизнеса не платит корпоративный подоходный налог.

Необходимые для освобождения бизнеса от налога на доход поправки, согласно поручению президента, должны вступить в силу в 2020 году. В какой форме поручение это будет исполнено, в Комитете государственных доходов Минфина и Министерстве нацэкономики Informburo.kz не ответили, сообщив, что вопрос ещё обсуждается.

Затруднились сделать предположения и опрошенные депутаты Мажилиса Парламента. Члены комитета по финансам и бюджету нижней палаты Аманжан Жамалов и Екатерина Никитинская отметили, что до объявления кабмином конкретного механизма обсуждать меру преждевременно.

"В какой форме облегчение налогового бремени к нам идёт, хотелось бы поговорить позже, когда мы увидим поправки в Налоговый кодекс. Надо смотреть, какие сегменты бизнеса и какие сферы деятельности попадут под эту норму. Это очень важно", – подчеркнула Екатерина Никитинская.

Заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей "Атамекен" Рустам Журсунов также заметил, что прозвучавшая в послании формулировка даёт "большой люфт для интерпретаций". НПП участвует в обсуждении формата того, как бизнес освободят от налога на доход. Но последнее слово всё же останется за кабмином.

"Мы сейчас находимся в диалоге (с Правительством. – Авт.)", – сказал Рустам Журсунов.

Вполне возможно, что это может быть как отмена на три года части налогов для некоторых категорий бизнеса, так и в целом модель освобождения от налогов компаний микро- и малого предпринимательства в первые три года их работы.

Завесу тайны над работой кабмина по освобождению бизнеса от налогов приоткрыл первый заместитель премьер-министра – министр финансов Алихан Смаилов. 10 сентября в кулуарах Правительства он сообщил, что речь идёт об отмене индивидуального и корпоративного подоходных налогов. Сейчас в Казахстане их платят 700 тысяч ИП и 200 тысяч юрлиц, относящихся к малому бизнесу.

Кого теоретически могут освободить от налога на три года?

900 тысяч субъектов микро- и малого бизнеса сейчас платят ИПН и КПН в казну. И именно их должна напрямую коснуться инициатива Касым-Жомарта Токаева, если она будет реализована в том виде, о котором рассказал Алихан Смаилов.

Согласно Предпринимательскому кодексу, под определение микро- и малого бизнеса подходят:

  • малый бизнес: индивидуальные предприниматели и юрлица со среднегодовой численностью работников не более 100 человек и среднегодовым доходом не выше 300 тысяч МРП (757,5 млн тенге);
  • микробизнес: малый бизнес, но с численностью работников не более 15 человек и доходом не выше 30 тысяч МРП (75,75 млн тенге).

Очевидно, что освобождать от налогов не будут всех без исключения, и об этом уже заявил глава Минфина. По его словам, ведомство работает над критериями для организаций, которые попадут под налоговую меру. В их числе точно не окажутся компании, которые работают с подакцизной продукцией, недропользователи, квазигосударственный и государственный секторы, а также игорный бизнес.

В Предпринимательском кодексе обозначены несколько видов бизнеса, которые не подпадают под определение малого бизнеса, даже если они соответствуют по численности работников и доходам. В их числе:

  • деятельность, связанная с оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров;
  • производство и/или оптовая реализация подакцизной продукции;
  • деятельность по хранению зерна на хлебоприёмных пунктах;
  • проведение лотереи;
  • игорный бизнес;
  • оборот радиоактивных материалов;
  • банковская деятельность или отдельные виды банковских операций и деятельность на страховом рынке (кроме деятельности страхового агента);
  • аудиторская деятельность;
  • профессиональная деятельность на рынке ценных бумаг;
  • кредитные бюро;
  • охранная деятельность;
  • оборот гражданского и служебного оружия и патронов к нему.

Такие предприниматели сразу попадают в категории среднего или крупного бизнеса.

Кто в итоге заплатит за налоговые послабления?

Если налоги кому-то отменяют или снижают, это означает прямой убыток для бюджета. По предварительным расчётам, которые привёл министр финансов Алихан Смаилов, при освобождении от подоходного налога микро- и малого бизнес казна может недополучить более 200 млрд тенге.

"По прошлому году от микро- и малого бизнеса в бюджет было уплачено такого налога порядка 190 млрд тенге. На 2020 год, если мы будем освобождать такие компании и индивидуальных предпринимателей, потери бюджета будут составлять более 200 млрд тенге", – рассказал глава Минфина.

Возникшие потери Минфин планирует компенсировать за счёт улучшения налогового и таможенного администрирования. По словам Алихана Смаилова, благодаря этому за 2019 год поступления в бюджет выросли на более чем 1,1 трлн тенге. Из них более 850 млрд пришлись именно на улучшения в таможенном администрировании.

Между тем общие поступления от микро- и малого бизнеса в республиканский бюджет должны были и так снизиться. С 2020 года, напомним, корпоративный подоходный налог от МСБ должны передать акиматам регионов.

Такая мера, по мнению чиновников из Миннацэкономики, должна положительно сказаться на развитии малого и среднего бизнеса на местах, увеличить количество предприятий и расширить производства. Мотивация акиматов будет очевидна: чем лучше себя чувствует предпринимательство, тем больше денег поступит в бюджет. А это позволит выделять больше денег на нужды населения.

По имеющимся данным, при передаче КПН от МСБ в регионы должно было перетечь более 403 млрд тенге. В разрезе областей и городов республиканского значения величина таких поступлений будет, очевидно, разной. Примерные пропорции можно увидеть по числу действующих индивидуальных предпринимателей и юрлиц.

С новой инициативой Президента в течение следующих трёх лет часть КПН из поступлений исчезнет. Примерная сумма, как уже говорилось выше, будет более 200 млрд тенге.

Как это будет компенсироваться акиматам, работу которых теперь будут оценивать и по развитию бизнеса через призму налоговых поступлений, пока неизвестно. Возможно, это будет учтено в трансфертах из республиканского бюджета в бюджеты дотационных регионов.

Что дальше? Бизнес будет развиваться?

Главный мотив предложения освободить бизнес от налога на доход – простимулировать его развитие. По мнению депутата Мажилиса Екатерины Никитинской, облегчение налогового бремени должно позитивно сказаться на предпринимательстве в виде появления новых компаний.

"Когда дают такие льготы, рассчитывают, что появится больше действующих предприятий, то есть расширится налогооблагаемая база", – отметила парламентарий в разговоре с Informburo.kz.

Но действительно ли получится дать толчок развитию бизнеса – опять же, зависит от модели, которую предложит Правительство.

"Есть много условий. Если, допустим, будут встречные обязательства (предпринимателей. – Авт.) по учёту расходов и доходов, и после трёхлетнего периода они будут видны, тогда да, рост будет. А если будет точно такое же налогообложение с оборота, который часто занижают, то тогда нужно смотреть скептичнее", – считает заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей Рустам Журсунов.

По его мнению, кабмин может выставить бизнесу встречные обязательства. В их числе могут быть, например, выход из "тени" и применение онлайн-кассовых аппаратов.

"Если три года большая часть предприятий Казахстана не будет платить налоги и проверяться, то через три года налоговики просто не соберут налогооблагаемую базу, которая есть сейчас. Это очень большие государственные риски", – добавил Рустам Журсунов.

Бизнес в Казахстане, согласно официальным данным, уже сейчас постоянно растёт и количественно, и по выплатам в бюджет. Например, к концу 2015 года в стране было почти 213 тысяч действующих субъектов малого бизнеса и чуть более 670 млрд выплаченных в казну тенге, а к концу 2018-го – уже чуть более 271 тысячи субъектов и почти 980 млрд тенге налогов.

Такой рост – порядка 45% по налогам – произошёл без каких-либо мораториев, а благодаря улучшению собираемости налогов и широкой поддержке массового предпринимательства.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter