Отношение к многодетным семьям в Казахстане противоречиво. На официальном уровне оно сакрализовано: государство призывает рожать больше и говорит о поддержке многодетных семей. На неофициальном уровне всё иначе: многодетные матери, недовольные условиями жизни, выходят на стихийные митинги. А многие комментаторы из соцсетей осуждают малообеспеченные семьи с пятью и более детьми, используя фразы наподобие "плодят нищету" и "расскажите им про контрацептивы".

Но то, что мы видим в информационном поле, как это часто бывает, не имеет отношения к реальности. Informburo.kz разбирался, как на самом деле связаны многодетность и доход семьи, и кто решает, сколько должно быть в семье детей.

Коэффициент рождаемости в городах выше, но многодетных в селе больше

Принято считать, что многодетность – это признак бедных аграрных стран, с плохим уровнем образования и недоступной контрацепцией. Например, в южноафриканских странах рождаемость очень высока, в то время как в развитых странах Северного полушария на одну семью приходится один-два ребёнка.

Эту же модель суждений применяют, когда сравнивают города и сёла: в развитых населённых пунктах женщины позже выходят замуж и рожают значительно меньше, чем в отдалённых районах.

Но к Казахстану данное суждение нельзя применять буквально. Статистика говорит, что у нас большая часть населения – жители городов.

Из 18,1 млн граждан 10,4(57,5%) млн городских и 7,7(42,5%) млн сельских жителей. Согласно данным Комитета статистики, в 2018 году родилось 397 тысяч детей, из них 63,2% – в городе и 36,8% – в сельской местности.

Получается, что коэффициент рождаемости в городах выше. В то же время, действительно, жители сельской местности больше предрасположены к многодетности. В 2017 году 76 196 детей в казахстанских семьях родились четвёртыми или пятыми по счёту, из них 54% родились в сёлах.

Динамика численности населения Казахстана с 1951 по 2019 годы
Infogram

"В городе ты никому не нужен": переехавшим семьям труднее встроиться в социальную систему города

На соотношение село-город также влияет внутренняя миграция. Бывшие сельские жители и после переселения в город сохраняют стремление к многодетности. По мнению социолога Гульмиры Илеуовой, это одна из причин, по которой появляются стереотипы о многодетных семьях.

Гульмира Илеуова, президент центра социальных и политических исследований "Стратегия", также считает, что казахстанские структуры, которые должны поддерживать уязвимые слои населения, часто неэффективны. Поэтому многодетная семья, переезжая в город, не может встроиться в его социальную систему и адаптироваться.

"В сельской местности многодетная семья, если ей не хватает средств, может найти источники для питания, например, на подсобном хозяйстве. В городе ты никому не нужен, если не укоренён и не связан системами государственной и негосударственной социальной защиты, не закрепился в поликлинике и не встал на очередь за пособием, например, по незнанию", – считает Гульмира Илеуова.

В Казахстане выплачивается пособие по рождению и уходу за ребёнком. Также многодетные матери получают отдельное ежемесячное пособие, льготы и встают в очередь на получение жилья. В 2018 году было выделено почти 78 млрд тенге только на социальную поддержку 271 тысяче многодетных семей и 237 тысячам обладательниц почётных подвесок "Алтын алқа" и "Күміс алқа" . Это объективно большие расходы, которые занимают одну пятую от всего, что было выделено в 2018 году на образование.


Читайте также:
Многодетные семьи в Казахстане: всё о пособиях, очередях на жильё и социальной помощи.


Но на практике государственные квартиры получают единицы, а выплаты несоизмеримы с расходами на детей.

"Сливаются низкая информированность и недоступность качественной медицинской помощи"

Психолог Раиса Байдалиева считает, что если раньше многодетность была необходима, чтобы перекрывать высокую детскую смертность, то в современных реалиях это больше связано с тем, что люди не умеют планировать семью, у них низкий семейный доход и они не имеют доступа к качественной медицине.

"Сливаются низкая информированность и недоступность качественной медицинской помощи. Отсутствует доступ к информации, к качественным услугам и контрацептивам, которые стоят не копейки. Мне приходилось консультировать женщин, которые рожали ещё одного ребенка только потому, что они забеременели. У них не было воли принимать какое-либо решение", – поясняет Раиса Байдалиева, психолог.

То, что сексуальное просвещение в Казахстане до сих пор слабо, признают на всех уровнях власти. Хотя есть и положительные сдвиги: согласно официальной статистике, казахстанцы становятся более ответственными и количество беременностей в раннем возрасте уменьшается.


Из национального доклада научно-исследовательского центра "Молодёжь"

"Говорить, что бедные рожают много – несправедливо"

По словам российского политолога Екатерины Шульман, общество привыкло обвинять во всех проблемах бедняков. Например, говоря, что малообеспеченные многодетные семьи плохо влияют на благосостояние страны. Но на самом деле увеличение или уменьшение рождаемости — это естественные демографические процессы.


Екатерина Шульман

Екатерина Шульман / Фото с сайта mbk.news

Когда общество переходит к индустриализации, ресурсы становятся доступнее, люди начинают чаще заводить детей, но смертность остаётся высокой. Это обычно называют первым демографическим переходом.

Если общество продолжает развиваться, наступает второй демографический переход. При нём уровни смертности и рождаемости постепенно выравниваются.

Рождаемость падает за счёт того, что люди живут дольше и лучше. Больше нет необходимости рано вступать в брак, чтобы успеть оставить потомство. Высокий уровень жизни и медицина позволяют человеку быть более активным, а соответственно – и более полезным в экономике.


Читайте также:
Нетрадиционная казахская многодетность


Но общество развивается неравномерно. В одном и том же социуме могут сосуществовать люди, для которых большое потомство уже не цель жизни, и люди с более традиционными взглядами, которые придерживаются мнения, что много детей – это престижно.

В таких условиях, по словам Екатерины Шульман, в корне неправильно осуждать тех, кто придерживается старых взглядов.

"Постепенно самой большой стратой занятости становятся не рабочие и крестьяне, а служащие и люди сферы сервиса: от продавцов, работников культуры и до развлечений. Соответственно, рожают все по-разному, но в принципе говорить, что бедные рожают много – это несправедливо, это не так. Когда люди понимают, что можно не рожать каждый год, они этим пользуются", – прокомментировала политолог Екатерина Шульман.

В Казахстане не было второго демографического перехода

Данные по Казахстану показывают, что мы пока далеки от второго демографического перехода: смертность у нас ещё высока. Кроме того, 48% населения Казахстана всё ещё проживает в сёлах, а это значит, что традиционная ориентация на многодетность некоторое время будет сохраняться.

Демографическая пирамида Казахстана, которая показывает распределение населения по полу и возрасту, больше похожа на развивающийся Афганистан с его высокой рождаемостью, чем на развитые страны.


Демографические пирамиды Казахстана, Нидерландов, Афганистана и США

Демографические пирамиды Казахстана, Нидерландов, Афганистана и США / Источник populationpyramid.net

По демографической пирамиде Казахстана 2018 года можно увидеть, что смертность после 35 лет достаточна высока, а к 60-65 годам она ещё выше. В то время как в более развитых странах соотношение более молодого и пожилого населения более или менее равное.

"Государство должно бороться не за высокую рождаемость, а с ранней смертностью"

Пока что государство призывает граждан Казахстана больше рожать, так как переживает, что общество стареет, а граждане вымирают. Но, по словам Екатерины Шульман, старение общества – это естественный демографический процесс: с ростом качества жизни люди старше 40 лет начинают жить дольше.

Политолог утверждает, что государственная пропаганда всегда будет агитировать за высокую рождаемость, в то время как в современном мире необходим более высокий уровень жизни и выживаемости населения и особенно его мужской части. Согласно данным национального доклада научно-исследовательского центра "Молодёжь", уровень смертности среди молодых мужчин от 15 до 28 лет в 2017 году был в 2,5 раза выше, чем среди женщин.

"Если говорить с точки зрения экономической целесообразности, то государство должно бороться не за высокую рождаемость, а с ранней смертностью и особенно ранней мужской смертностью. В качестве лозунга это не так красиво звучит, как "давайте все родим много красивых младенцев". Второй демографический переход откатить назад нельзя, а высокая рождаемость никому не нужна. Если без сантиментов, то нужно, чтобы взрослые люди были максимально долго трудоспособными. Выгода для государства именно в этом", – уверена Шульман.

"Казахстан не нуждается в дополнительных мерах по стимулированию рождаемости"

Обычно положительная демографическая ситуация в стране ассоциируется с ростом рабочей силы в экономике. Но экономист Александр Юрин говорит, что прирост населения не означает, что оно будет обеспечено работой.

"Для того чтобы граждане страны были полноценно вовлечены в экономическую жизнь, они должны быть в достаточной мере социализированы и обладать востребованными трудовыми навыками", – говорит Александр Юрин.

Экономист считает, что если у государства слабая экономика и оно не способно полностью социализировать население и полноценно вовлечь его в экономические взаимоотношения, выраженный прирост населения будет вести к пауперизации и маргинализации широких слоев общества.

"После трагических событий в Астане раздавались призывы бесплатно предоставлять многодетным семьям жильё в собственность и серьёзно увеличить денежные выплаты многодетным семьям. В то же время, по данным официальной статистики, за последние 10 лет население Казахстана увеличилось более чем на два миллиона человек, причём по темпам естественного прироста Казахстан опережает большинство постсоветских стран. В отличие от той же России, Казахстан не нуждается в дополнительных мерах по стимулированию рождаемости. В этой ситуации стоит задуматься, насколько оправданными являются подобные инициативы и предполагаемые расходы на их реализацию в свете огромного количества нерешённых социальных и экономических проблем", – считает экономист.

"Чтобы получить помощь, человек должен собрать справки и доказать, что он... неудачник"

Казахстан – девятая по размеру страна на планете и всего лишь 74-я по количеству населения. По мнению казахстанского экономиста Айдархана Кусаинова, даже в таких условиях с точки зрения государственной политики вопрос стимулирования рождаемости является спорным.

Коэффициент демографической нагрузки в Казахстане – 40,8%. Это значит, что численность трудоспособного населения более чем в два раза превышает численность населения нетрудоспособного возраста.

"В текущих условиях изменения трудовых отношений, когда мы перешли от индустриального перехода к постиндустриальному и стремимся к роботизации, нельзя говорить однозначно с точки зрения экономики, нужен ли нам демографический бум или нет", – размышляет Айдархан Кусаинов.

По словам экономиста, на сегодняшний день должен стоять вопрос не столько об объёме социальной помощи со стороны государства, сколько о подходах и принципах поддержки всего общества. В условиях казахстанского рынка, который в большей степени состоит из монополий, цены всегда будут корректироваться так, что любой финансовой помощи будет мало. Бедный человек всегда будет оставаться на своём социальном уровне, даже если ему подарить квартиру, ведь её как-то нужно содержать, что невозможно без соответствующего дохода.

"Мы называем их социально неблагополучными и социально необеспеченными, и эта риторика уже раскалывает общество. Чтобы получить помощь, человек должен собрать справки и доказать, что он бедный, ничего не может, то есть неудачник. В этом случае человек привыкает к тому, что он ничего не может, – считает Кусаинов. – Элемент прямых выплат должен быть, но сама идеология социальной поддержки должна быть направлена не на помощь социально незащищённым или слабым, а на здоровье и эффективность общества в целом".


Читайте также:
Многодетные матери стихийно собирались в Астане и Алматы. Что они хотят изменить?


По словам экономиста, если базовые продукты, коммунальные тарифы, медицина и образование будут доступны даже человеку с низким доходом, то необходимость в финансовой поддержке будет менее важна, так как всё население будет более эффективно с точки зрения экономики. Достичь этих целей можно с помощью перераспределения бюджетов с более технологичных и имиджевых проектов.

"Например, вместо нескольких медицинских учреждений высокого технологичного уровня, где проводят единичные сложные и очень дорогие операции, можно организовать качественную систему фельдшерской помощи. Тогда потребность в сложных операциях упадёт, а оставшихся вполне можно лечить в уже готовых зарубежных клиниках. Или зачем строить три школы-дворца с 50-метровыми бассейнами, вместо которых можно построить 50 просто хороших школ с отоплением и нормальными туалетами", – уверен Айдархан Кусаинов.

Таким образом, многодетность не обязательно привязана к доходу семьи и месту её проживания. А высокая рождаемость не всегда означает высокий уровень жизни в стране. В конечном итоге всё решает разумная экономическая и социальная политика государства. При развитой экономике семьи со средним достатком смогут содержать больше детей, то есть многодетность будет более осознанным выбором.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter