Общественные слушания по проекту кодекса о здоровье народа прошли в столице. Руководство Министерства здравоохранения ответило на вопросы, которые будоражили социальные сети последние несколько дней.

"Кто ответит за непривитых детей?" – Минздрав

Одна из острых тем, касающихся нового проекта кодекса, – обязательная вакцинация. Минздрав предлагает не допускать невакцинированных детей в дошкольные учреждения. Общество в этом вопросе разделилось на два лагеря. Есть те, кто выступает против этой нормы в социальных сетях. Минздрав же высказывает опасения о том, что в Казахстан из-за отказа от вакцин могут вернутся побеждённые болезни. Подобная ситуация уже происходит в ряде стран.

"В мае 2010 года главной мировой новостью стала вспышка полиомиелита в Таджикистане. Только лабораторно подтверждённых случаев было свыше 700, 21 человек умер. Прямо сейчас на острове Самоа, на котором когда-то перестали делать прививки от кори, произошла её эпидемия. 79 детей уже погибли, а власти вынуждены ввести обязательную вакцинацию", – отметила в своём выступлении вице-министр здравоохранения Лязат Актаева.


Лязат Актаева

Лязат Актаева

По данным заместителя председателя Комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг Жандарбека Бекшина, сегодня корью болеют около 500 тысяч человек в мире. Уже зарегистрировали более шести тысяч летальных исходов. Лидируют в основном африканские страны, но даже в Европе зарегистрировали 80 случаев смерти от кори. Минздрав обеспокоен отказом от вакцин, потому что смерть от кори коснулась и казахстанцев. В этом году в стране от болезни умер 21 ребёнок, и все они, по данным Минздрава, были непривитыми.


Жандарбек Бекшин

Жандарбек Бекшин

"В этом году у нас был 21 летальный случай. Непривитые дети – кто за них будет отвечать? Это мы только одну инфекцию назвали, корь. А что дальше? Вирус – это невидимый враг, и самый эффективный метод борьбы с ним – это вакцинация. Если вы зайдёте в реанимацию и увидите этих умирающих детей, у вас на всю жизнь уйдёт желание бороться против вакцинации", – сказал Жандарбек Бекшин.


Читайте также: Арнур Нуртаев об отказе от прививок: Есть риск, что мы увидим рост смертей и осложнений


При этом Казахстан – одна из немногих стран, которая может закупать вакцины за свой бюджет и проводит вакцинацию для граждан бесплатно.

На слушаниях были присутствующие, которые выразили сомнения в безопасности вакцин. Вице-министр Лязат Актаева в свою очередь пригласила журналистов и блогеров в пресс-тур, чтобы показать процесс закупки и хранения вакцин. Жандарбек Бекшин добавил, что социальные сети полны фейками о побочных действиях вакцин, и зачастую там нет проверенной информации. И многие граждане, к сожалению, принимают это всё за чистую монету, впоследствии отказываясь от вакцинации. И это уже приводило к смертям.

"Буквально на прошлой неделе умерла девочка 2 лет 7 месяцев. Четыре ребёнка в семье – она одна была непривитая. Мать головой бьётся и говорит: "Почему вы позволили некомпетентным людям писать везде в Facebook, по телевидению выступать (против вакцин. – Авт.)? Я ведь им поверила, а не вам, врачам". Мама выла, плакала, вы знаете, как это ужасно? Мы вакцинируем от тех болезней, которые больше ничем нельзя вылечить. Неужели мы сейчас должны ждать, когда каждый ребёнок начнёт умирать от кори и дифтерии? Посмотрите на всё международное сообщество. Неужели весь мир настолько глуп, что 97% населения прививают, а мы не должны прививать?" – высказалась завкафедрой детских инфекционных болезней медуниверситета Астаны Динагуль Баешева.

Министр здравоохранения Елжан Биртанов заявил, что врачи, производители и дистрибьюторы не освобождаются от ответственности. Но в случае, если серьёзный побочный эффект, в том числе и смерть доказаны надлежащим расследованием, в том числе с привлечением независимых экспертов.

"Для этого есть Комитет по контролю качества и безопасности товаров и услуг, совместно при необходимости с правоохранителями каждый случай расследуется и по нему принимаются меры в соответствии с законом. Всё это в нынешнем законодательстве есть и в проекте кодекса. Нельзя говорить, что нет никакой ответственности. Она есть, и каждодневно эта работа проводится. Если доказано, что побочный эффект возник вследствие ненадлежащей работы медработника, например, что он должным образом не информировал или не учёл какие-то болезни или противопоказания, он несёт ответственность. Никто этой ответственности не выводит. Но нужно, чтобы это было расследовано", – подчеркнул министр.

На сегодня нет ни одного подтверждённого летального случая в результате прививки.

Ежегодно 100 человек умирают, не дождавшись донорских органов

Ещё один важный вопрос в кодексе – это трансплантация. Минздрав опроверг фейк о том, что изъятые у умерших казахстанцев органы можно будет вывозить из страны и использовать для нужд иностранцев.

"Весь подпункт (проекта кодекса. – Авт.) говорит лишь о том, что казахстанские органы от посмертных доноров будут пересаживаться лишь казахстанцам. Но чем провинились казахстанцы, которые, допустим, живут за рубежом? Очень много пациентов сейчас выезжают за рубеж лечиться. В том числе и те, кто находится на листе ожидания (донорских органов. – Авт.). Скажем, улетел в Беларусь лечиться. И появился донор, совместимый максимально с этим пациентом, который в данный момент не может прилететь в Казахстан по состоянию здоровья. Либо орган просто уходит, либо мы можем его трансплантировать казахстанцу. Такого случая ещё не было, но нужно ведь предусмотреть всё. Этот пункт, который вызвал наибольшее недовольство, должен быть понят однозначно. Казахстанские органы посмертно пересаживаются исключительно казахстанцам", – пояснила президент РОО "Общество пациентов в трансплантации "Өмip сыйы" Сандугаш Орынбаева.


Сандугаш Орынбаева

Сандугаш Орынбаева

В Минздраве также поясняют, что под этой нормой подразумевались граждане, находящиеся по разным причинам за пределами страны, к примеру, в командировке или турпоездке. Это могут быть:

  • студенты;
  • сотрудники международных организаций;
  • дипломатические работники.

Ещё одно обвинение в адрес Минздрава – запрет на права близких препятствовать изъятию органов умершего родственника и презумпция согласия.

"Права близких выражать свое несогласие на изъятие органов у умершего человека не исключаются", – заверила Лязат Актаева.

При этом презумпция согласия действует в Казахстане с 2009 года – это не новая норма. Она есть во всех развитых странах и подразумевает то, что если человек при жизни не отказался от изъятия его органов, то государство вправе это сделать для того, чтобы помочь нуждающемуся реципиенту.

Вице-министр ответила и на опасения людей по поводу того, что вместо того, чтобы спасать умирающего, врачи намерены поскорее изъять орган. Отключение от аппарата жизнедеятельности возможно только при наличии четырёх признаков: остановке сердца, дыхания, прекращения функции центральной нервной системы и необратимой гибели головного мозга. Смерть мозга может установить только консилиум. При этом отключение от аппарата возможно только с согласия родственников. Если смерть мозга наступила, а они настаивают на искусственном поддержании жизнедеятельности человека, то могут это сделать уже за свой счёт.

Прямо сейчас на листе ожидания органов стоят 3128 казахстанцев:

  • почки ждут 2706 человек, из них 69 детей;
  • печень ждут 295 человек, из них 6 детей;
  • лёгкие ждут 7 человек;
  • сердце ждут 120 человек, из них 13 детей.

Ещё более печальную статистику представила зампредседателя правления Национального кардиохирургического центра Махаббат Бекбосынова. По её словам, с августа 2019 года в клинике не выполнили ни одной трансплантации сердца, лёгких. Всего в 2019 году сделали девять трансплантаций сердца и три трансплантации лёгких. При том, что на листе ожидания клиники находится 130 казахстанцев, которые ожидают сердце, и 12 пациентов, которые ожидают лёгкие.

"С августа в нашей клинике находится молодой мужчина 42 лет. У него есть семья, двое детей и единственный метод лечения для него сегодня – это трансплантация сердца. Он кочует из отделения в отделение. Каждое утро наш трансплант-координатор обзванивает донорские стационары, и каждый день мы получаем печальные известия, что доноров нет. Но такого быть не может, потому что каждый день на дорогах погибают люди, к сожалению, есть пациенты, которые получают поражения мозга, и каждый день мы имеем возможность оказать помощь", – сказала она.

В Хорватии с населением 4 млн выполняется 50 трансплантаций сердца ежегодно. В Ганновере в высшей школе медицины выполняется около 120 трансплантаций лёгких в год, 140 трансплантаций сердца в год.

Тем временем в Казахстане ежегодно умирают около 100 человек с листа ожидания, так и не дождавшись донорских органов. И это только официальная статистика.

"Это те люди, которые ежечасно, ежеминутно ждали спасительного звонка. Операций по трансплантации сейчас проводится очень мало именно от посмертного донора. Потому что народ не информирован о посмертном донорстве. Нужно говорить о наших казахстанцах, которые умирают на листе ожидания. На их месте может оказаться любой здесь сидящий. В проекте кодекса прописаны все необходимые уточняющие и конкретизирующие нормы для развития посмертного донорства. Сегодня очень критическая ситуация. Мы должны максимально пропагандировать посмертное донорство. Новый проект кодекса это не просто кодекс о здоровье, это кодекс о жизни", – подчеркнула Сандугаш Орынбаева.



Обсуждение нового кодекса ещё не закончилось

На слушаниях перечислили и другие нормы, закреплённые в проекте нового кодекса:

  • право на обезболивание при лечении хронических неизлечимых заболеваний;
  • расширение социальной и правовой защиты лиц, больных или переболевших туберкулезом и ВИЧ-инфицированных;
  • обязательные скрининги;
  • постановка диагноза "депрессия" на уровне ПМСП;
  • ограничение торговли табачными изделиями и многое другое.

"Статья 115 практически подрывает торговлю табачными изделиями, вводя серию очень жёстких ограничений. Например, в Австралии табачная продукция спрятана в металлические шкафы без всякой рекламы. Покупатель вынужден специально просить, чтобы ему открыли. Ни дети, ни подростки не видят сигареты рядом с собой у кассы. В результате в Австралии уровень курения в 1,5 раза ниже, чем в Казахстане, – 13% у них против 22% у нас. Хочу напомнить, что ежегодно 25 тысяч казахстанцев умирают из-за курения", – сказала Лязат Актаева.

Подводя итог слушаниям, Елжан Биртанов отметил, что сегодня Минздрав строит новые отношения с населением, через что проходили многие страны. И бурные обсуждения нового кодекса – вполне нормальное явление.

"Все мнения для меня очень важны. Кто-то зачем-то сказал, что к новому году планируется принять новый законопроект – это наглая ложь. В преддверии праздников хочу успокоить всех граждан. Обсуждение идёт всестороннее. Если кто-то имеет взаимопротивоположные мнения, это не значит, что мы должны принять обязательно одну сторону. Где возможно – мы найдём консенсус. Но где нужно принять решение исходя из своей обязанности ответственности, которая определена законом (мы это сделаем. – Авт.). Здоровье общества – это безопасность", – подчеркнул министр.

Он предложил провести подобную встречу уже в январе 2020 года.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter