Когда в БСМП стали поступать раненые с огнестрельными ранениями, никто и не подумал о теракте. Сначала решили, что это жертвы криминальных "разборок". Об этом рассказал заведующий отделением анестезиологии и реанимации БСМП Марат Жанкулов в интервью "Актобе таймс".

В воскресенье 5 июня в больнице находилась только дежурная смена. После обеда стало ясно, что надо экстренно вызывать в больницу всех врачей - и тех, кто отдыхал после смены, и тех, кто был в отпуске.

Первыми в БСМП доставили пострадавших из оружейного магазина "Паллада" и воинской части.

"Мы действовали, как один механизм, - рассказала заведующий отделением политравмы Жакия Байзуллин. - Все четыре операционные были заняты. В каждой бригаде работали анестезиолог-реаниматолог, хирург, сосудистый хирург, врач-травматолог, врач политравмы и трансфузиолог. Когда не хватало рук, подключали докторов других профилей. Элементарно, чтобы помогли забинтовать, ассистировать на операциях. При ранении в сердце делали ЭКГ, УЗИ. Мы не хотели, чтобы наши обычные пациенты слышали, что происходит в больнице. Был постоянный шум от каталок, лифта. Пришлось снимать обувь и ходить босиком, чтобы не разбудить больных и не создавать панику".

С такими ранениями, как в начале июня, врачи в последний раз сталкивались в 90-х годах, во времена малиновых пиджаков.

"Иногда в БСМП поступают с ранением из травматики. Врачи, работающие в реанимации, видят многое. Но такое - впервые, - поделился воспоминаниями завотделением анестезиологии и реанимации Марат Жанкулов. -  Практически все пациенты были с ножевыми или огнестрельными ранениями, пулевыми или дробовыми. И с какой жестокостью действовали преступники! Люди исколоты ножами. У одного солдата было пять или семь ножевых ранений. У другого - выстрел в лёгкие и задето сердце. Еще один пациент - с дробовым огнестрельным, размозжением печени, перебиты кости и задеты жизненно важные артерии".

Одного пострадавшего, пенсионера Николая Онищенко, спасти не удалось. Его привезли в состоянии клинической смерти, мужчина потерял очень много крови.

"Эти дни работала, как в тумане, - призналась старшая сестра отделения Жанна Касенова. - Коек не хватало. Спускали их с других отделений. Ощущение было, как после войны".

Врач-анестезиолог Айгуль Тайжигитова отметила, что практически все пострадавшие прошли через реанимацию.

"Пока мы поднимали пациента в операционную, везде было много крови. Людям ставили по две-три системы в центральные вены. Таким образом восполняли кровь, которую потерял пациент", - говорит Айгуль Тайжигитова.

После спецопераций в больницу начали поступать и раненые террористы. Их пристёгивали наручниками к кроватям. 

"Когда боремся за жизнь, мы не думаем о том, преступник ли это или мирный житель. Нашей целью было спасти, - сообщил Марат Жанкулов. - После операции они приходили в себя, но молчали. Только два-три слова: "Пить хочу", "больно". С нами они не хотели разговаривать".

Врачи рассказали, что всё время, пока шла спецоперация, они оставались в больнице. Родные носили им еду. С ними, как и с пострадавшими, работали психологи. 

Шесть врачей БСМП получили благодарственные письма и ценные подарки от Карима Масимова, который побывал в Актобе. Премьер-министр навестил раненых в больничных палатах и выразил соболезнования родным погибших.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter