В Казахстане скотоводам не хватает пастбищ, заявил председатель Комитета по управлению земельными ресурсами МСХ РК Ермек Карентаев. По его словам, для выпаса скота необходимо дополнительно 27 млн га земли.

Заместитель председателя РОО "Союз фермеров Казахстана" Жакып Омирзаков отметил, что проблема пастбищ не решилась, даже несмотря на то, что в 2017 году приняли закон "О пастбищах".

"Закон "О пастбищах" приняли, но он не работает. На уровне государства должны быть приняты жёсткие меры, чтобы он работал", – сказал Жакып Омирзаков.

Почему не работает закон, и как нехватка пастбищ отражается на регионах, Informburo.kz рассказал председатель ОФ "Центр развития кооперации" Костанайской области Булат Мустафин. Он отметил, что большую роль играет качество пастбищ, а не их количество. Поэтому влияние деградированных пастбищ на животноводство невозможно переоценить.

"Кормить корову "вениками" и ждать, что она даст качественное молоко или мясо, – это утопия. Но именно этим мы в Казахстане и занимаемся. Я не ностальгирую по СССР, но тогда вопрос пастбищ был поставлен на высоком уровне, то есть был на пастбищах свой севооборот, была так называемая порционная пастьба, правильно организованы скотопрогоны, даже удобрения вносились. В каком-нибудь передовом совхозе всего лишь на 500 га пастбищ пасли более 3000 голов КРС. Это сейчас звучит как фантастика, но то были культурные пастбища, где даже поилки в течение дня передвигали несколько раз, чтобы скот не вытаптывал траву вокруг них. На этих пастбищах коровы давали за сезон 5500 тонн молока. Если трава вырастала выше 20-25 см, её скашивали на сено, так как коровы неохотно её ели, а только вытаптывали. Дойных коров пасли в двух км от фермы, так как лишняя ходьба для коровы – это потери молока. Мы же сейчас гоняем коров по вытоптанным землям и жалуемся, что у нас нехватка пастбищ", – сказал Булат Мустафин.

Только в последние годы, по его словам, государство обратило внимание на проблему пастбищ – приняли закон, установили нормы нагрузки на пастбища, в ряде регионов приняли планы по использованию пастбищ. Когда закон "О пастбищах" ещё только разрабатывали, казахстанские чиновники и депутаты ездили перенимать опыт в Кыргызстан, где аналогичный закон приняли ещё в 2009 году. Но, "то ли не так ездили, то ли не так переняли", в казахстанском и кыргызском варианте есть несколько ключевых различий.


Читайте также: Почему животноводы лишены пастбищ в бескрайних степях Казахстана?


Булат Мустафин рассказал, что в Кыргызстане проблемами пастбищ занимаются джайлым-комитеты – объединения пастбищепользователей, которые можно зарегистрировать как органы местного самоуправления. Они решают, как использовать пастбища. Эти земли принадлежат государству, но управляет ими местное сообщество. Если местный акимат за два года не выдал никому в аренду какие-то пастбища, то местный джайлым-комитет имеет право взять их и использовать для своих нужд, пасти там скот. При этом работают джайлым-комитеты не бесплатно – они финансируются за счёт продажи так называемых "пастбищных билетов". Если перевести в тенге, то билет стоит около 360 тенге на одну голову КРС.

Джайлым-комитеты в регионах с большим количеством скота собирают до 10 млн тенге в год. Есть и те, кто собирает гораздо меньше – по 200-300 тысяч тенге за год. Но самое главное в Кыргызстане, по мнению Булата Мустафина, то, что в законе прописано: "Запрещается вмешательство государственных органов и местной госадминистрации в деятельность органов местного самоуправления и объединений пастбищепользователей по использованию пастбищ".

"Теперь посмотрим на ситуацию в Казахстане. Государство у нас решение проблемы пастбищ фактически взвалило на местные исполнительные органы, то есть местные акиматы, у которых нет ни бюджета, ни желания эти вопросы решать. В законе указаны "местные органы самоуправления", только что это за мифические органы местного самоуправления – на местах, да, думаю, и в центре мало кто понимает", – добавил Булат Мустафин.

Планы по рациональному использованию пастбищ сейчас разрабатывают акиматы и утверждают их маслихаты. Однако, по мнению Булата Мустафина, местные жители должны участвовать в этом деле. Но "возиться с пассивным населением никто не хочет".

"Нужно всё объяснять, доказывать, дискутировать, выслушивать попутно о каких-то других проблемах, но тогда они (планы. – Авт.) были бы выстраданы. Сейчас это "филькины грамоты", которые исполнены формально. Никто ими не пользуется, так как специалисты земельных отношений в районах отсканировали карты пастбищ и повесили их на сайте после регистрации в органах юстиции. Никакой практической ценности такие планы не представляют", – с грустью констатировал Булат Мустафин.

Он считает, что законодательно нужно дать больше полномочий местному сообществу. Государству стоит продумать широкую информационную кампанию по проблемам пастбищ, помочь товариществам пастбищепользователей, кооперативам, животноводам-фермерам субсидированием семян, кормовых культур.

"Я думаю, что кооперация на селе отчасти решила бы вопрос с пастбищами, но в Казахстане правильные, нужные идеи кооперации были изуродованы сугубо формальным подходом и какими-то соцсоревнованиями. По всей стране кооперативы пачками создавались, но это должно быть движение снизу, инициатива самих граждан. В государстве так часто меняются приоритеты госполитики в АПК. То мы два года кричали на каждом углу, что кооперативы наше всё, а теперь на самом высоком уровне говорят, что кооперативы себя не оправдали", – сказал Булат Мустафин.

Однако он убеждён, что, если люди объединятся для решения общих задач, – всё возможно. В пример он привёл Краснопресненский посёлок в Костанайской области, который в 2017 году сдал 700 тонн молока.

"Если бы столько же молока в прошлом году сдал кооператив, он мог бы получить 8,5 млн тенге. На эти деньги можно было бы купить ТЭН охладительный, к примеру. Или посеять многолетние травы хотя бы на 100 га. А у нас первый вопрос, который задают люди: "Как будем делить субсидии?" – заключил Булат Мустафин.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter