Сейтказы Матаев не согласен с обвинениями в отношении себя и сына. Он считает, что оно составлено по чьему-то сценарию. 

"Я всегда выступал и выступаю за справедливость, чтобы в моей стране было всё так, как положено. За всё это время, что я нахожусь под домашним арестом, я ни одного слова журналистам не говорил. Хотя мог. Я надеялся, что следствие, прокуроры, будут вести себя адекватно. А оказалось, что всё с обвинительным уклоном, по сценарию. Я никому в этой жизни ничего не должен и никому ничем не обязан – только своим родителям. Я не собираюсь просить у кого бы то ни было прощения, тем более вставать на колени. Я знаю, что есть высший суд, поэтому я спокоен. Подумайте над этим. Но мстить кому-то я не собираюсь. Мне это не нужно", - сказал Сейтказы Матаев, обращаясь к прокурорам.

Подсудимый попросил суд провести расследование на наличие у него и членов его семьи офшорных счетов. Сейтказы Матаев заверил, что если таковые найдутся, то он признает свою вину.

"Я ничего не крал и не собирался, так же, как и мой сын. Мы ни в чём не виноваты. Найдите у меня офшоры, загородные виллы, коттеджи. Ничего этого ведь нет. На чём вы строили обвинение? Вы ведь проверили мои счета, даже счета моих новорождённых внучек. И все равно ничего не нашли. Ещё раз говорю, если найдете, то я на всё соглашусь. Если нет, то вам должно быть стыдно", - отметил глава Союза журналистов. 

Между тем, прения сторон по уголовному делу о многомиллионных хищениях бюджетных средств АО "Казахтелеком" и Комитета связи и информации РК продолжаются. Прокуроры попросили конфисковать в пользу государства "Дом журналистов" в Астане. Вместе с ним гособвинители требуют конфисковать ещё четыре помещения в Алматы и Астане и два автомобиля. 

Для самого Сейтказы Матаева прокуроры просят почти семь лет лишения свободы с конфискацией имущества. Для его сына Асета - шесть.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter