Изначально в качестве подсудимого выступал только директор лётной службы SCAT Вячеслав Артёменко. Процесс начался с ходатайства стороны обвинения, которая попросила суд, помимо Артёменко, признать гражданским ответчиком и саму авиакомпанию SCAT. Судья Нариман Бегалиев удовлетворил это ходатайство, так как гражданские иски от потерпевших поступали не только в адрес Артёменко, но и в адрес авиакомпании.

Джамиля Кобжанова потеряла в авиакатастрофе мужа. В суде она выступает в интересах своего сына Амира Айткозы. Она просит присудить ей ежемесячные выплаты компенсации в размере 150 МРП до достижения сыном 18 лет. Ранее авиакомпанией SCAT и акиматом города Алматы потерпевшей уже была выплачена компенсация в размере более 6 миллионов тенге. По словам Джамили Кобжановой, оставшись без кормильца, она нуждается в средствах, чтобы её сын мог заниматься профессиональным спортом.

"Он обучается в школе олимпийского резерва и является одним из лучших юниоров страны, - едва сдерживая слезы, говорит Джамиля Кобжанова. - Он занимается теннисом. У меня есть сложности при покрытии расходов в занятии его профессиональным спортом. Средние расходы по одному турниру составляет 150 тысяч тенге. Я не учитываю расходы по покупке инвентаря. Мой сын, который остался без отца в 10 лет, был вынужден временно бросить спорт, всё это сейчас является дополнительным стрессом. Навряд ли имущество подсудимого будет достаточным для покрытия нашего ущерба, поэтому мы сейчас вынуждены искать все способы, чтобы ребёнок мог полноценно учиться и жить с учётом утери кормильца. Моральный иск я не заявляю, потому что думаю, что никакие компенсации не смогут его восполнить".

Сегодня в суде также начали опрос свидетелей: это сотрудники аэродромного диспетчерского центра РГП "Казаэронавигация". В день трагедии 29 января 2013 года, когда рейс 760 "Кокшетау - Алматы" шёл на посадку, погодные условия были неблагоприятные. Поэтому воздушное судно отправили на второй круг.

"Погодные условия, при которых воздушное судно имеет право садиться, должны быть лучше, чем так называемый минимум для самолёта, минимальные условия, при которых возможна посадка, - объяснил свидетель Айдос Кошенов, на момент крушения самолета он был в должности диспетчера-стажёра аэродромного диспетчерского центра РГП "Казаэронавигация". - Если эти условия хуже, то самолёт не может садиться".

Командир воздушного судна Александр Евдокимов снизился до так называемой высоты принятия решения, на которой экипаж решает, снижаться ли дальше. "Ухожу на второй круг", - передал диспетчерам Евдокимов. Это были его последние слова.

Напомним, ранее генеральная транспортная прокуратура РК сообщала, что основной причиной катастрофы явились "неправильные действия лётного экипажа во время ухода на второй круг без возможности визуального контакта с наземными ориентирами из-за ожидаемых сложных метеорологических условий". Кроме того, экипаж не привёл в положение "на себя" штурвал для набора высоты самолёта, который находился в интенсивном снижении.

В уголовном деле 530 томов. Как ни парадоксально, изначально уголовные дела были заведены и на погибших членов экипажа потерпевшего крушение самолета: командира воздушного судна Владимира Евдокимова, второго пилота Александра Шарапова, старшего пилота авиационной эскадрильи Александра Пивоварова. Впоследствии в связи с их смертью уголовные дела были прекращены. В обвинительном акте, зачитанном на прошлом судебном заседании, говорится, что в авиакомпании игнорировали правила безопасности, и экипаж разбившегося лайнера незаконно совершал полёты. Крушение CRJ-200 произошло 29 января 2013 года в Алматинской области, в результате погибли 16 пассажиров и пять членов экипажа.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter