Болат Берсебаев в 2010-2011 годах занимал должность председателя Комитета по информации и архивам Министерства связи и информации.

"В июле 2010 года был конкурс на размещение госзаказа, он объявлен не состоявшимся. МИА "КазТАГ" заявку на участие не подавало. Но потом мне позвонил Сейтказы Матаев, пригласил на встречу в Алматы. Мы встретились в здании Нацпресс-клуба. В ходе встречи он попросил оказать содействие КазТАГу в заключении конкурсного договора, в противном случае он заставит меня это сделать, используя свои связи. У меня не было желания вступать с ним в конфликт, и я дал задание своему заместителю поручение включить заявку КазТАГа в протокол о госзакупках методом из одного источника", – сказал свидетель стороны обвинения.

Берсебаев признал, что нарушил таким образом правила о госзакупках, а также не учитывал интересы государства. Он также сообщил, что не имел никакую личную материальную выгоду от подписания этого договора.

"В результате 25 августа Комитетом информации и архивов в моём лице и КазТАГом был заключён договор по двум лотам на общую сумму около 20 млн тенге. С момента подписания КазТАГ ежемесячно предоставлял акты выполненных работ. Сотрудник, курировавший СМИ, несколько раз говорила мне о том, что услуги, оказанные КазТАГом, не соответствуют техническим спецификациям договора. В частности, МИА должно было публиковать 50 сообщений в день, но выходило лишь 100 сообщений в месяц", – сказал Болат Берсебаев.

Свидетель сказал, что сообщил об этом несоответствии Сейтказы Матаеву.

"Я сказал Матаеву, что не выполняются условия договора, на что он мне сказал, чтобы я принимал акты в том виде, в котором они были предоставлены, если не хочу проблем. В результате Комитетом были необоснованно оплачены деньги, а цели госинформполитики по лотам 67,69 не были достигнуты", – сказал свидетель.

В 2011 году, по словам Берсебаева, аналогичным образом был заключён договор с Матаевым на сумму около 17 млн тенге.

"Затем мне докладывали, что услуги КазТАГа снова не соответствуют технической спецификации и публиковались в закрытом режиме. Но, не желая иметь какие-то проблемы, я давал поручение, чтобы акты выполненных работ принимались в том виде, в каком давал их КазТАГ . В результате Комитетом оплачены эти акты незаконно, и цели лота не были достигнуты", – признался свидетель.

В свою очередь обвиняемый Сейтказы Матаев спросил у свидетеля:

"Вам назывались какие-либо фамилии высоких чиновников, которые могли бы обеспечить вам проблемы?".

Берсебаев ответил на это отрицательно.

"То есть вы голословно сейчас утверждаете, что я вас запугивал какими-то мифическими связями, не называя никаких конкретных фамилий?" – снова спросил Матаев.

"Я понимал, что вы – уважаемый журналист, вас называют главным журналистом страны, соответственно, у вас наверняка есть хорошие связи в высоких кругах", – аргументировал Болат Берсебаев.

29 августа адвокат Матаева заявил, что свидетели "поплыли" в своих показаниях.Суд резко прервал процесс, глядя, как свидетель Исакова "поплыла" в своих показаниях, заявил адвокат Матаевых Андрей Петров.

29 августа свидетель Юлия Исакова заявила, что руководство "Казахтелекома" просило помочь выиграть тендер Матаеву. Оказать содействие в выигрыше тендера Нацпресс-клубом попросило руководство, заявила свидетель, экс-руководитель пресс-службы АО "Казахтелеком" Юлия Исакова.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter