Директор ТОО "Шымкентхиммонтаж" Марат Кожабаев заявил, что не считает себя виноватым в пособничестве хищению при строительстве стекольного завода в Кызылординской области.

"Я с самого начала и сейчас отрицаю и не признаю предъявленное мне обвинение, потому что оно ложное. В хищениях и пособничестве я никогда не участвовал. В последнее время звучит много призывов о признании вины. Я бы хотел сказать другое: почему бы следствию, обвинителю самим не признать вину и не раскаяться в этом?" – сказал Марат Кожабаев на прениях в суде.

Он рассказал, что после задержания в Шымкенте его допросили без адвоката экс-замглава следственного департамента Нацбюро Олеся Кексель и следователь. По его словам, они угрожали Кожабаеву.

"На тот момент Исабек не был задержан. Позднее сам следователь признался, что меня арестовали только потому, что не могли найти Исабека (учредитель ТОО "Шымкентхиммонтаж" Жаксылык Исабек. – Авт.). Когда меня арестовали, возможно, поздно было отпускать. Я не признаю вину не из-за прихоти или желания кого-то прикрыть, а потому что ничего не делал такого", – заявил предприниматель.

Он устроился на работу по просьбе Исабека. Обоих содержали в неотапливаемой камере в СИЗО примерно неделю. Кожабаева не ознакомили с обвинением, и, только попав в суд, он узнал его суть.

"Это до того холодная камера, что там инеем покрываешься. Может, не выдержал этих пыток Исабек. Но я никогда не слышал, чтобы Исабек кому-то дал взятку, чтобы получить этот тендер. Я, наоборот, считал, что Бишимбаев против нас. На каждом совещании я больше критики слышал от него и предложение расторгнуть контракт звучало от него. А всё началось из-за того, что сам контракт был подписан с опозданием", – добавил Кожабаев.

Он считает, что следствие велось однобоко, против Бишимбаева.

Обвинение утверждает, что фактически на питание потратили 66 млн тенге, а не 857 млн тенге, как значится в документах. Со слов Кожабаева, там работали 5000 человек, и питались они как положено, а на 66 млн тенге их содержать нельзя, если ещё тратить эти деньги на проживание.

"Если разделить 60 миллионов, это 132 тенге на человека в день. Можно ли за 132 тенге обеспечить рабочему трёхразовое питание, проживание, влажную уборку, сменное бельё, рабочую форму? Всё надумано, а 60 млн, которые гособвинитель предъявляет, – это сумма, потраченная (только. – Авт.) на продукты. Они не считали, кто и на чём доставлял продукты, зарплату, налоги. Можно бесконечно перечислять", – продолжил он.

Кожабаев заявил, что в камеру Исабека, когда он первоначально отрицал вину, поместили педофила.

"Я видел, как после отказа ему в камеру подселили педофила. Не то что педофила... (Кожабаев, видимо, имел в виду человека нетрадиционной ориентации. – Авт.). Этого же педофила подселяли к Бишимбаеву и ко мне. Это случайно получается?" – возмутился он.

19 февраля прокурор запросил маленькие сроки для 20 подсудимых, признавших вину. Троим отрицающим свою вину, в том числе Кожабаеву, грозят долгие годы колонии. Кожабаеву прокурор запросил семь лет лишения свободы с конфискацией имущества.

По данным обвинения, Кожабаев пособничал в хищении миллиарда тенге, выделенных на строительство стекольного завода в Кызылординской области. Из этих денег Исабек, по версии обвинения, 372 млн тенге потратил на выплату кредита, 857 млн тенге перечислили по фиктивным договорам на питание и проживание персонала, а фактически рабочие жили в вагончиках по 15 человек, и расходы составили всего лишь 66 млн тенге.

Все публикации по делу Куандыка Бишимбаева можно прочитать здесь.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter