Подсчитали – прослезились

Во вторник, 29 октября, президент Касым-Жомарт Токаев запретил заниматься проектом "Кокжайлау", сказав: "Он нам не нужен". Активисты, защищавшие урочище от застройки последние восемь лет, испытали облегчение и душевный подъём: они добились своего, здравый смысл возобладал.

А я решил подсчитать, во сколько государственной казне обошлись неудачные опыты над природой.

В начале сентября я уже делал на Informburo.kz предварительные расчёты стоимости строительства электроподстанции для курорта "Кокжайлау", которая являлась неотъемлемой частью проекта.

Вкратце напомню. Первая часть расходов указана в письме замакима Алматы Румиля Тауфикова в Минсельхоз от 11 ноября 2015 года:

"1. Строительство сетей электроснабжения (подстанция 110/10-10 кВ: начато строительство здания, залит фундамент, закуплено оборудование).

В 2014 году выделены и освоены средства в размере 1,3 млрд тенге.

В 2015 году выделено 2,9 млрд тенге, освоено 2,8 млрд тенге" (конец цитаты).


Приложение к письму замакима Алматы Р. Тауфикова в Минсельхоз РК от 11 ноября 2015 года

Приложение к письму замакима Алматы Румиля Тауфикова в Минсельхоз РК от 11 ноября 2015 года

Я конвертировал общую освоенную сумму в 4 миллиарда 100 миллионов тенге в твёрдую валюту по среднегодовому курсу четырёх-пятилетней давности, и у меня вышло "итого" 19 миллионов долларов.

На строительстве сетей электроснабжения оставалось освоить 100 миллионов тенге, однако первый проект курорта в конце 2015 года заморозили.

После его возобновления в 2017-2018 годах, согласно данным Наиля Нурова, директора ТОО "Almaty Mountain Resorts" (компания-оператор проекта), выделили и потратили ещё 4 миллиарда 300 миллионов тенге. В пересчёте по упавшему курсу нашей национальной валюты это около 13 миллионов 500 тысяч долларов.

Каким образом возведение подстанции фактически было профинансировано повторно? Наверное, ответить на этот вопрос могут органы более компетентные, чем я. Если им, конечно, дадут возможность заняться этим делом.


Кок-Жайляу. Июль 2019 года

Кок-Жайляу, июль 2019 года / Фото Дмитрия Каратеева

28 января 2019 года руководитель управления туризма г. Алматы Максат Кикимов в письме на запрос активистов сообщил, что в бюджете текущего года предусмотрены средства на строительство электросетей для внешнего электроснабжения ГК "Кокжайлау" в размере почти 2 миллиарда тенге: 12% из местного бюджета, остальное – из республиканского. Судя по тому, что строительство подстанции акимат приостановил лишь 13 сентября 2019 года, а коробка здания завершена и даже облицована, предположим, что средства, частично или полностью, тоже успели освоить. Это ещё 5 миллионов 300 тысяч долларов.

В целом объект ПС 110/10-10 кВ обошёлся казне, главным образом городской, примерно в 37 миллионов 800 тысяч долларов.

...И мелкие расходы

Но это не все деньги, закопанные в землю урочища.

О других статьях расходов также рассказано в письме Румиля Тауфикова.

"Стоимость ТЭО (технико-экономическое обоснование проекта. – Авт.) и ПСД (проектно-сметная документация. – Авт.) – 2 млрд 650 млн тенге". Поскольку резюме ТЭО датировано 13 февраля 2013 года, то сумму можно конвертировать по додевальвационному курсу 150 тенге за доллар: порядка 17 миллионов 700 тысяч долларов.

"2. Проект "Строительство канализационного коллектора для ГЛК: получено заключение госэкспертизы, протяжённость трассы – 20 км. Предварительная стоимость проекта – 1 млрд 318 млн тенге.

3. Проект " Строительство наружных сетей газоснабжения для ГЛК "Кокжайлау" – предварительная стоимость строительства – 900 млн тенге, на стадии выдачи заключения Госэкспертизы (декабрь 2015 г.), протяжённость трассы – 20 км" (конец цитаты).


Кок-Жайляу. Июль 2019 года

Кок-Жайляу, июль 2019 года / Фото Дмитрия Каратеева

Румиль Тауфикович подводит черту под расходами на проект в 2014-2015 годах: "Итого бюджетных средств затрачено (выделено мной. – Авт.) – 8 млрд 68 тысяч тенге".

Слово "затрачено" звучит однозначно. Стало быть, этих денег больше нет. Следовательно, и канализационный коллектор, и сети газоснабжения можем плюсовать к общей сумме. 2 миллиарда 218 миллионов тенге в начале 2014 года равнялись 14 миллионам 800 тысячам долларов.

В 2017-2018 годах на разработку ТЭО нового проекта выделили ещё около 200 миллионов тенге, или приблизительно 600 тысяч долларов. Из них треть суммы ушла на содержание квазигосударственного ТОО "Almaty Mountain Resorts", которое сделало такой PR проекту, что он в конце концов его и похоронил.

Неутешительный итог

Общий итог – 70 миллионов 900 тысяч долларов. Конечно, эти цифры расчётные, хотя я опирался на официальные документы и данные. Кому известна точная калькуляция – пусть меня поправит. К тому же наверняка не знаю всех расходов, поэтому не учитываю их. Например, во что обошлось ТЭО и ПСД строительства технической подъездной дороги от улицы Дулати до границы курорта. Его разработкой занималось не генпроектировщик ГК "Кокжайлау" – ТОО "ГеоДата Плюс", а ТОО "КазПромТрансПроект".

Как бы то ни было, предварительные траты в 70 с лишним миллионов долларов были только прелюдией к основным расходам на строительство курорта. Согласно сводному сметному расчёту, который был в ТЭО, в ценах годичной давности они приближались к 90 миллиардам тенге, или 240 миллионам долларов по курсу сентября 2018-го.


Сводный сметный расчёт ТЭО "Строительство горного курорта "Кокжайлау"

Сводный сметный расчёт ТЭО "Строительство горного курорта "Кокжайлау"

Это неподъёмное бремя легло бы главным образом на городскую казну: оно составляет примерно шестую часть годового бюджета Алматы. А по мере строительства смета неизменно бы пухла, как это обычно у нас бывает. Так что решение президента хоть и оказалось не по его вине запоздалым, но уберегло от будущих гигантских праздных трат в то время, когда в мегаполисе вопиют многие социальные проблемы.

Удастся ли вернуть 70 млн долларов? Ответ на этот вопрос лежит за пределами моей компетенции. Но, судя по опыту прочих лопнувших помпезных проектов, пожиравших бюджет, это сделать никогда не удавалось.

А попытка спасти закопанные в урочище миллиарды тенге с помощью закачивания в Кок-Жайляу новых денежных доз напомнило бы ситуацию в одной индийской деревне, где в середине 1990-х люди пытались вытащить упавшего в колодец цыплёнка, и в результате утонуло шесть человек.


Кок-Жайляу. Июль 2019 года

Кок-Жайляу, июль 2019 года / Фото Дмитрия Каратеева

Так что самым реалистичным выходом было бы зафиксировать убытки, а не освоенные ещё деньги направить на более разумные цели. Бездарно потраченные 70 миллионов долларов пусть останутся в истории как назидание: вот в какую цену встал дурной эксперимент, который власти решили провести без совета с независимыми учёными, экспертами и общественностью.

Карт-бланш на отказ от проекта

В минувший вторник в сосцетях только и разговору было, что о Кок-Жайляу. И в каждом втором комментарии звучала мысль о том, что заявление президента, чтобы стать необратимым, должно быть закреплено законодательно.

Как это сделать?

2 декабря 2014 года премьер-министр Карим Масимов подписал постановление Правительства №1267 "О переводе отдельных участков земель особо охраняемых природных территорий в земли запаса города Алматы для строительства и функционирования объекта туризма".


Постановление Правительства от 2.12.2014

Постановление Правительства от 2.12.2014

Его первый пункт звучит так:

"1. Перевести земли республиканского государственного учреждения "Иле-Алатауский государственный национальный природный парк" Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан" общей площадью 1002,0 гектара из категории земель особо охраняемых природных территорий в категорию земель запаса Медеуского района города Алматы для строительства и функционирования горнолыжного курорта "Кокжайлау" согласно приложению к настоящему постановлению" (конец цитаты).

8 апреля этого года президент Касым-Жомарт Токаев рекомендовал отложить реализацию проекта "Кокжайлау" на неопределённый срок.

Активисты отреагировали почти сразу. 18 апреля экологическое общество "Зелёное спасение" направило обращение к главе государства, в котором значилось требование окончательно отказаться от проекта и вернуть земли урочища в состав Иле-Алатауского нацпарка.

18 сентября группа парламентариев – Г. Баймаханова, Ж. Ахметбеков, М. Магеррамов, И. Смирнова, А. Конуров, В. Косарев, Т. Сыздыков – направила по этому поводу депутатский запрос премьер-министру Аскару Мамину.

21 октября председатель Правительства ответил им. Цитирую фрагмент письма:

"В случае отказа от реализации проекта Министерством экологии, геологии и природных ресурсов (далее – МЭГПР) будет инициирован проект постановления Правительства Республики Казахстан, предусматривающий возврат в состав национального парка земель, ранее переведённых в земли запаса для строительства горнолыжного курорта "Кокжайлау".

Президентский карт-бланш на отказ от проекта дан. Значит, теперь министр экологии Магзум Мирзагалиев должен инициировать возвращение урочища в Иле-Алатауский нацпарк, поскольку особо охраняемые природные территории из Минсельхоза перешли в его, министра, ведомство и ведение.

Но сначала премьер должен "поставить на утрату", то есть отменить постановление от 2.12.2014 года. Чтобы оно не противоречило новому постановлению – о возврате Кок-Жайляу его прежнего статуса.

Также премьер-министр обязан внести изменение в Госпрограмму развития туристической отрасли на 2019-2025 годы, которую он утвердил своим постановлением от 31 мая 2019 года.

В нём есть такие слова: "Строительство горнолыжного курорта "Кокжайлау". Сроки – 2020-2025 гг.". Их необходимо оттуда изъять.


Фрагмент из госпрограммы развития туристской отрасли на 2019-2025 гг.

Фрагмент из госпрограммы развития туристической отрасли на 2019-2025 гг.

Как урочище передали на дисбаланс

Небольшое отступление – о том, что прежнее руководство акимата Алматы... так и не выполнило постановление Правительства от 2.10.2014 года. Это выяснилось совсем недавно в Специализированном межрайонном экономическом суде южной столицы.

Экологическое общество "Зелёное спасение" обратилось в СМЭС с иском признать бездействие Медеуского акимата в отношении урочища Кок-Жайляу незаконным: почти пять лет оно не охранялось и из него не вывозили мусор, хотя на уборку территории акимату ежегодно выделяется 2 миллиарда тенге.

Представитель аппарата акима Медеуского района Роза Исламова претензии отвергла, сказав, что урочище районному акимату на баланс передано не было.

Суд исковые требования экологов отклонил. В мотивировочной части своего решения от 18 октября 2019 года судья Е. Бекбаев указал, что четырьмя постановлениями акимата Алматы (три из них вышли 25 сентября 2018 года и одно 19 февраля 2019 года) на земельные участки урочища Кок-Жайляу право временного безвозмездного краткосрочного землепользования сроком на 4 года 11 месяцев было предоставлено управлению туризма и внешних связей города Алматы.


Фрагмент мотивировочной части решения судьи Е. Бекбаева

Фрагмент мотивировочной части решения судьи Е. Бекбаева / Источник – "Судебный кабинет"

"Таким образом, судом установлено, что на момент обращения истца с письмом от 29.04.2019 г. вопрос ограничения въезда транспортных средств на территорию урочища "Кок-Жайляу" и санитарное содержание не входили в компетенцию аппарата акима [Медеуского] района", – пишет судья Е. Бекбаев.

Можно сделать вывод, что в нарушение постановления Правительства урочище не было передано на баланс Медеуского акимата и вообще никак документально не оформлялось с декабря 2014-го вплоть до конца сентября 2018 года. Всё это время урочище Кок-Жайляу лежало бесхозным.

Да и со стороны управления туризма забота выразилась лишь в том, что его экс-руководитель Максат Кикимов этим летом, 27 июля, появился на плато в компании акима Бакытжана Сагинтаева, чтобы на субботнике пособирать мусор.


 Издатель Forbes Kazakhstan А. Байтасов, аким Алматы Б. Сагинтаев и руководитель управления туризма М. Кикимов (в красной бейсболке) на Кок-Жайляу. 27 июля 2019 года

Издатель Forbes Kazakhstan Арманжан Байтасов, аким Алматы Бакытжан Сагинтаев и руководитель управления туризма Максат Кикимов (в красной бейсболке) на Кок-Жайляу 27 июля 2019 года / Фото Жанны Байтеловой

На мой взгляд, эти факты говорят о том, что руководство города при двух прежних акимах не способно было управлять особо охраняемыми природными территориями, если на них ничего не строится.

Закрепить законодательно

После того как отказ от строительства курорта будет оформлен нормативно-правовыми актами и урочище Кок-Жайляу вернётся в состав Иле-Алатауского парка, проблемы не закончатся.

Ребром встанет вопрос, над которым надо задуматься уже сейчас: что делать с возведённой подстанцией, которая торчит посреди горных красот, как зуб дракона?


Подстанция "Кокжайлау". 12 сентября 2019 года

Подстанция "Кокжайлау", 12 сентября 2019 года / Фото Сулушаш Магзиевой

Демонтаж здания станет для окружающей среды стрессом не меньшим, чем его строительство.

Инициативная группа "Сохраним Кок-Жайляу" подготовила альтернативный, экологический план развития урочища. Насколько мне известно, активисты предлагали, в том числе, разные варианты переоборудования здания под музей Кок-Жайляу либо пункт проката экипировки и инвентаря: зимой – саней, лыж, летом – велосипедов и лошадей. Электроснабжение можно будет обеспечить с помощью солнечных батарей.

Не снимаются вопросы туалетов и уборки мусора.


Кок-Жайляу. Июль 2019 года

Кок-Жайляу, июль 2019 года / Фото Дмитрия Каратеева

Но всё это проблемы, которые решаются по мере их поступления. Причём давайте делать это всем миром, то есть на общественных слушаниях.

Главное, в проекте строительства одного конкретного курорта, будем надеяться, точка поставлена окончательно.

Арифметические миражи

Однако активистам, защитившим урочище, предстоят новые испытания. Потому что чиновничьи эксперименты в Иле-Алатауском нацпарке на Кок-Жайляу не закончились.

Госпрограмма по развитию туристической отрасли на 2019-2025 годы предусматривает создание горного кластера Алматинского региона. Он включает в себя 13 (тринадцать!) горных курортов. Без КЖ осталась дюжина. Из них будут развиваться пять уже существующих: "Шымбулак", "Лесная сказка", "Акбулак", "Табаган", "Пионер". А остальные семь намерены построить с нуля: Almaty Hills, "Бутаковка", "Каскелен", "Тау парк", ЦСКА, "Турген", Ski-park Jessik.

Этот маниловский прожект не проходил ни экономической, ни научной, ни экологической экспертизы.

И он основан на дутых цифрах. Приведу лишь один пример в доказательство. В госпрограмме написано: "Наиболее перспективными направлениями, вошедшими в топ-10, рассматриваются следующие 10 приоритетных туристических территорий в Казахстане: (...) 2. горный кластер Алматинского региона – с потенциалом 2 миллиона 500 тысяч туристов в год (текущий поток – 500 тысяч)" (конец цитаты).

В ответе депутатам премьер-министр Аскар Мамин пишет: "Территория Иле-Алатауского ГНПП (государственный национальный природный парк. – Авт.) испытывает значительный прессинг от посетителей, численность которых ежегодно возрастает. Так, если в 2016 году было 115 004 посетителей, то в 2018 году количество посетителей составило 205 676 человек".


Фрагмент ответа премьер-министра депутатам парламента

Фрагмент ответа премьер-министра депутатам Парламента

Уточню, что кластер Алматинского региона заходит на земли трёх ГНПП – Иле-Алатауского, Чарынского и "Кольсайские озёра". Вы верите, что Чарын и Кольсай, куда из Алматы езды – долгие часы, в прошлом году посетило около 300 тысяч человек – в полтора раза больше, чем ходило в горы Заилийского Алатау, которые под боком?

А ведь и письмо депутатам, и госпрограмму подписывал один и тот же человек – глава Правительства. Но, видимо, цифры для этих документов готовили разные люди.

Кстати, председатель экологического общества "Зелёное спасение" Сергей Куратов в июльском интервью называл мне совсем другие данные: "В корректировке генплана развития Иле-Алатауского ГНПП от 2019 года указано, что в 2018 году в Заилийском Алатау отдыхало 117 тысяч человек".


Кок-Жайляу. Июль 2019 года

Кок-Жайляу, июль 2019 года / Фото Дмитрия Каратеева

Правда, премьер тут ни при чём: он не в силах перепроверить каждую цифру из многих тысяч, что дают ему на подпись. Его подставили авторы госпрограммы по туризму, которые взяли данные о турпотоке с потолка. А потом, чтобы вывести оценку туристического потенциала того или иного направления, тупо умножили это число на пять.

И чем гуще в их фантазиях туристская лава, тем серьёзнее можно выбить финансирование под эти арифметические миражи.

Цена ответа

Концепция горного кластера Алматинского региона (как, впрочем, и вся госпрограмма) не обсуждалась с гражданами на общественных слушаниях ни оптом, ни в розницу. Если не считать презентации его мастер-плана в июле прошлого года, которая состоялась в акимате "для своих". С тех пор число курортов в кластере самопроизвольно выросло с 9 до 13, а количество всех объектов – чуть ли не вдвое.


Кок-Жайляу. Июль 2019 года

Кок-Жайляу, июль 2019 года / Фото Дмитрия Каратеева

В кластере цена вопроса – 2 миллиарда долларов. А какова будет цена ответа?

Вместо одного курорта "Кок-Жайляу" мы можем получить целую дюжину горных мин замедленного действия и пробоину в республиканский бюджет, которую придётся латать или деньгами Нацфонда, или нашими налогами.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter