"Омикрон" доберётся до Казахстана через два месяца

Фото с сайта Deposiphotos.com
Фото с сайта Deposiphotos.com

Что известно о новой мутации коронавируса?

Начнем с названия – тут много интересного. Ни к нулю, ни к микрону оно отношения не имеет. Это просто очередная буква греческого алфавита. Интересными представляются несколько фактов:

1) Штамм, впервые зарегистрированный в Ухани, буквенных обозначений не имел. Он как бы "нулевой". От штамма "Альфа" (впервые выявленного в Великобритании), "Бета" (Южная Африка), "Гамма" (Бразилия) до "Дельта" (Индия) страны появления указывались. Потом по порядку появлялись "Эпсилон", "Дзета", "Эта", "Тэта", "Йота","Каппа", "Ламбда" и "Мю". Без стран. Без особых проблем для здравоохранения. Когда появился штамм В 1.1.529, научный народ ждал, что его назовут "Ню". Но не тут-то было. Ню проскочили, чтобы не было ассоциаций со словом new ("новый" – англ). Вроде, "не бойтесь" – не такой уж он и новый, всего-то 50 мутаций. А вот почему проскочили кси (кстати, в китайский именах первая буква не читается, так что было бы "Си") – говорят, что у очень многих фамилий такое начало, включая самую известную. Но будем избегать ассоциаций. "Омикрон" так "Омикрон". Тем более что впереди еще целых девять греческих букв: пи, ро, сигма, тау, ипсилон, фи, хи, пси и омега. И на греческом алфавите можно не останавливаться. Есть еще много вариантов – латынь, например, впереди. Не хочется каркать, но вакцинироваться нам ещё и вакцинироваться… Столько работы в этом плане впереди. Ведь пока химиотерапию разработают,

ничего у нас реально работающего, помимо прививок, нет.

2) Да-да. Пока есть только предположение, что новый штамм возник в организме человека из ЮАР, больного иммунодефицитом. Каким, не говорят – то ли то был первичный иммунодефицит, то ли ВИЧ-инфицированный, которых в Африке гораздо больше, чем на других континентах. Знаем одно: в отличие от "Дельты", у которого по сравнению с уханьским исходником было выявлено 13 мутаций, здесь этих мутаций около 50. И если "Дельта" оказался в четыре раза заразнее (в Казахстане на пике первой волны в июле прошлого года было 2 000 случаев заражения в сутки, а на пике этой волны ровно год спустя – более 8 000) и в два раза опаснее (летальность повысилась с 1,3–1,5 до 2,5–3%), то чего тогда ждать от штамма, в котором опасных мутаций в четыре раза больше?

3) Если предположить, что вакцинация дает примерно 80-процентную защиту (хотелось бы так думать), а в стране на сегодня полностью вакцинировано более восьми миллионов человек плюс официально один миллион, а реально около четырёх миллионов переболевших, то мы имеем якобы около 60% коллективного иммунитета.

К сожалению, часть людей, и совсем-совсем немалая, прививочные паспорта купили, а вакцины были уничтожены. Это понятно по цифрам – в мире летальность среди привитых – 2%, у нас – 6%.

Заставляет задуматься, но сейчас не об этом. А о том, что пока "Омикрон" не добрался до нас (если он и правда такой "злой", у нас будет месяца два), надо резко повысить эффективность как прививочной кампании, так и бустера для уязвимых. Некогда раздумывать, надо действовать! И тех, кто признается, что прививку на самом деле не получал, вакцинировать по полной – двумя дозами, может быть, сократив интервал до двух недель. Зависит от поведения "Омикрона"…

Чем вакцинировать? Да некогда думать, надо действовать – тем, что есть!

Вот такие мысли на сегодня.

Заканчиваю призывом: Защитите себя, свои семьи и свою страну: вакцинируйтесь! Вместе победим! Ел үшін егілемін!

Опубликовано на странице Рафаила Розенсона в Facebook


Читайте также:


 

Новости партнеров