Когда речь идёт о независимости судьи, в основном представляют это как независимость судьи от внешнего влияния и давления на судью в целях принятия им нужного решения. На сегодняшний день такая независимость судьи обеспечена на все 100%, но это только независимость от внешнего влияния.

А есть ещё и другой фактор влияния на судью – внутренний. И исходит он, как ни парадоксально, от судейского начальства. И это внутреннее влияние на судью низводит на нет независимость судьи от внешнего влияния. Оно и понятно, потому что тот, кто имеет выход на начальство, тот через него окажет давление и на рядового судью.

Таким образом получается, что независимости судей угрожают сами же судьи. Объясню, как это происходит.

У судьи нет и не может быть начальника

Для начала давайте посмотрим, есть ли и может ли быть у судьи начальник вообще. Согласно пункту 1 статьи 77 Конституции РК судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только Конституции и закону. Следовательно, у судьи нет и не может быть начальника.

Однако это только теоретически. Фактически у судьи есть начальник, и не один. Это председатель районного суда, затем областной суд (со всеми судьями, кураторами, координаторами, модераторами, наставниками, учебными центрами, комиссиями, союзами, председателями коллегии, председателем облсуда, администратором судов, обычными специалистами облсуда и даже секретаршей из приёмной шефа), далее Верховный суд (полным составом, включая всех судей и специалистов). Каждый из этих лиц может оказать влияние на районного судью и стать причиной его наказания.

Если вы видите на экранах телевизоров и на судебных заседаниях грозного и властного судью районного суда, то знайте, что это всего лишь маска, за которой прячется запуганный начальниками, жалобами сторон, негативными публикациями в СМИ и социальных сетях, отменами судебных актов обычный человек, который не знает, когда, откуда и от кого ожидать очередного подвоха.

На прошедшем VIII Съезде судей Казахстана Президент Касым-Жомарт Токаев, говоря о независимости судебной системы, сказал: "Отечественные и международные эксперты считают, что судьи продолжают зависеть от председателей судов и коллегий. Это неприемлемая практика, от которой необходимо избавляться".

Это так: судьи зависели и продолжают зависеть от председателей судов и председателей коллегий. Примеров нахождения судьи в зависимости от председателей много, приведу некоторые из них.

Судьба судьи решается не людьми, а компьютерной программой

Для начала объясню, что работа судьи оценивается количеством отменённых и изменённых судебных актов. Об этом нет никаких законодательных актов, но так повелось, что внутри системы всегда смотрят и спрашивают у судьи об отменах. Есть даже выведенный кем-то средний республиканский и средний областной показатель отменённых и изменённых судебных актов. И когда составляют справку о показателях работы, приводят эти цифры. Чем больше их, тем хуже, и напротив – чем меньше, тем лучше.

Все судьи мирятся с этими цифрами, и практически каждый из них знает свои показатели наизусть. Спросите любого судью, и он вам тут же даст подробную информацию по своим отменам и даже точно скажет, сколько у него сейчас в производстве дел. Материалы в отношении судьи при участии судьи в конкурсе на занятие вышестоящей должности или привлечении его к ответственности всегда сопровождаются этими показателями и сказываются на характеристике судьи, повышении или наказании.


Читайте также: Токаев: Судьям нужны не только новые знания, но и кардинальное изменение мышления


При Верховном суде есть комиссия по качеству правосудия, которая занимается оценкой работы судьи на основании методического руководства по оценке профессиональной деятельности судьи, утверждённого протокольным решением самой же комиссии. Методическое руководство содержит в себе таблицы и сложные формулы высчитывания оценки судьи по бальной шкале на основе различных критерий. В эти критерии входят и количественные показатели судьи по отменённым и изменённым судебным актам.

В итоге только по количеству отменённых и изменённых судебных актов компьютерная программа может выдать оценку, которая будет ниже установленного методическим руководством порогового значения. В таких случаях методическое руководство предписывает членам комиссии вынести отрицательное заключение, что и происходит в действительности.

Таким образом только из-за количественного показателя по отменённым и изменённым судебным актам комиссия без выяснения причин отмен и изменений судебных актов, без учёта наличия у судьи иных достоинств даст отрицательное заключение. Помимо дачи отрицательного заключения комиссия может поставить вопрос и о несоответствии судьи занимаемой должности.

Таким образом, судьба судьи, его карьера и независимость, нахождение в должности и увольнение решаются не людьми, а компьютерной программой на основе таблиц, математических расчётов, цифр и статданных. Введение такого порядка оценки было обусловлено благими намерениями. Тем самым инициаторы создания такой оценки хотели показать, что оценка производится объективно, без вмешательства кого-либо и влияния человеческого фактора. Но в итоге получилось, что судьбу судьи решает не человек, а машина.

По моему убеждению, это неправильно. Считаю, что система оценки работы судьи и, в частности, методическое руководство противоречит Конституционному закону РК "О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан", в пункте 3 статьи 39 которого указано, что судейская ошибка, а также отмена или изменение судебного акта не влекут ответственности судьи, если при этом не были допущены грубые нарушения закона, о которых указано в судебном акте вышестоящей судебной инстанции.

По мнению профессора Сулейменова М.К., количество отменённых и изменённых судебных актов не является свидетельством или достаточным основанием для формулирования выводов о компетентности судьи.

Решение об отмене судебного акта заранее согласовывается с председателем коллегии

Полагаю, что критерии оценки и методы работы комиссии по качеству правосудия требуют пересмотра и изменений. Пока же комиссия работает по указанным меркам и этим пользуются недобросовестные председатели судов и председатели коллегии.

Как это происходит?

Председатель коллегии руководит работой коллегий, и без его ведома и согласия не отменяется ни один судебный акт. Все судьи коллегии предварительно обсуждают и согласовывают предстоящее решение с председателем коллегии. Вы не найдёте ни одного дела с особым мнением докладчика по отменённому решению. А это значит, что предстоящее решение было заранее согласовано с председателем коллегии.

Несколько лет назад председатель Верховного суда Жакип Асанов инициировал поправки в нормативное постановление Верховного суда от 14 мая 1998 года "О некоторых вопросах применения законодательства о судебной власти в Республике Казахстан", которыми ставился запрет на такие предварительные обсуждения судьями коллегии предстоящего решения с председателем коллегии. Также в проекте говорилось о наказании судей областных судов за необоснованное и несостоятельное направление судьи на жюри, а также о необходимости рассмотрения вопроса привлечения судьи к ответственности всем судейским корпусом той или иной области.

К сожалению, по непонятным причинам эти поправки не были приняты. Кто и почему заблокировал этот проект, неизвестно.

Если судья оказался в опале, его судебные акты будут отменять по малейшим поводам

Возвращаясь к отменам: если судья оказался в опале и стал не мил руководству, то его судебные акты будут отменяться вышестоящей судебной инстанцией при первой же возможности и по малейшим поводам. Отмена ради отмены. И чем больше, тем лучше.

Отличить такие отмены легко. По ним коллегия не выносит нового решения, а направляет дело на новое рассмотрение. Делается это для того, чтобы стороны не обжаловали постановление коллегии в вышестоящей инстанции, чтобы это не стало известно Верховному суду и не отменилось им. При направлении дела на новое рассмотрение стороны в основном не жалуются, так как окончательное решение не вынесено и спор по существу ещё не разрешён. Это как фальстарт в спорте. Возврат на исходную. Всё начинается с начала.

А если кто-то обжалует постановление апелляции о направлении дела на новое рассмотрение, то Верховный суд, отклонив жалобу, посоветует привести свои доводы суду первой инстанции при новом рассмотрении дела. Этим и пользуется апелляция.

Кроме того, когда отменяется правильное и справедливое по существу решение по формальным соображениям, то и вынести другое решение невозможно. Поэтому отмена решения с направлением дела на новое рассмотрение – идеальный вариант для отмены ради отмены.

Но не зная истинную причину отмены судебного акта, стороны снова и снова проходят процедуру рассмотрения дела судом первой инстанцией с самого начала. В итоге из-за внутриведомственных распрей граждане повторно расходуют время, силы и средства, чтобы в итоге прийти к тому же первоначальному решению суда. Таким образом создаётся волокита и бюрократизм. Вместо того чтобы тратить энергию на торжество справедливости, судьи расходуют её на сведение счётов. В итоге страдают стороны и справедливость.

Отмена решения суда первой инстанции апелляционной коллегией без жалобы не привлечённого лица незаконна

Отмена апелляцией решения суда первой инстанции с направлением дела на новое рассмотрение обосновывается подпунктом 4 части 4 статьи 427 ГПК: решение суда первой инстанции подлежит отмене в любом случае, если суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлечённых к участию в деле. Все отменённые апелляцией решения с направлением дела на новое рассмотрение обоснованы именно этой нормой ГПК. А таких отмен очень много. Наверное, не ошибусь, если скажу, что эти отмены составляют половину, а то и больше половины всех отмен.

Но главное в том, что апелляция применяет эту норму права незаконно. Объясню почему.

Во-первых, для применения этой нормы ГПК должны быть два условия:

  • жалоба должна быть подана не привлечённым к участию лицом и подана в соответствии с частью 4 статьи 401 ГПК: апелляционную жалобу вправе подать также лица, не привлечённые к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых суд принял решение;
  • решением суда должны быть разрешены права и обязанности этого не привлечённого к участию в деле лица.

У нас же решения отменяются по самостоятельной инициативе апелляции либо по жалобе сторон и при отсутствии разрешения решением суда прав и обязанностей не привлечённого лица. При новом рассмотрении суд первой инстанции привлекает это лицо и, дублируя первоначальное решение, выносит такое же решение, что свидетельствует о формальной отмене решения и создании волокиты.

Во-вторых, пункт 1 статьи 8 Гражданского кодекса РК указывает, что граждане и юридические лица по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им гражданскими правами, в том числе правом на их защиту.

Это значит, что любое лицо, права и обязанности которого разрешены решением суда, само решает, как ему поступать в таких правовых случаях. Человек сам решает: подавать ему жалобу на решение суда или нет. Возможно, он согласен с решением суда, либо ему оно безразлично. Ни сторон по делу, написавших жалобу в его интересах, ни апелляционную коллегию, проявившую инициативу, он не наделял правом обжалования и не просил беспокоиться за его права и интересы.

Здесь можно сказать, что вопрос о правах не привлечённого к участию в деле разрешён не судом первой инстанции, а напротив – апелляционной коллегией, так как апелляция, не спросив у этого лица его мнения о согласии или несогласии с решением суда, отменила решение, лишь предполагая о возможном нарушении решением прав данного лица. Тогда как по пункту 11 нормативного постановления Верховного суда от 11 июля 2003 года "О судебном решении" решение не может быть основано на предположениях об обстоятельствах дела. Таким же образом можно отменить и постановление апелляции, так как разрешён вопрос о правах лица, не привлечённого к участию в деле.

В-третьих, всем известно, что Верховный суд является высшей судебной инстанцией, определяет судебную практику и разъясняет, как правильно толковать и применять законы. Как нужно понимать и применять нормы ГПК, Верховный суд изложил в изданных им комментариях к ГПК (Библиотека ВС РК, Астана, 2016 год).

Так, разъясняя подпункт 4 части 4 статьи 427 ГПК, Верховный суд указал: разрешение судом вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлечённых к участию в деле, предполагает случай, когда на основании решения суда прямо возникают, изменяются либо прекращаются права или обязанности этих лиц. При этом стоит отметить, что комментируемое положение данного подпункта 4 следует толковать буквально. В данном случае прежде всего речь идёт о прямом разрешении в резолютивной части решения суда вопроса о возникновении, изменении и прекращении прав и обязанностей лиц, не привлечённых к участию в деле (стр. 684 комментарий к ГПК, предпоследний абзац).

Это комментарии Верховного суда! Если суды не прислушиваются к этим комментариям и поступают по-своему усмотрению, то зачем нужно было их издавать?..

Таким образом, отмена решения суда первой инстанции апелляционной коллегией без жалобы не привлечённого лица и в отсутствие разрешения решением суда его прав и обязанностей незаконна и является основанием для отмены такого постановления кассационной инстанцией на основании подпункта 4 части 1 статьи 427 ГПК.

Вопрос о привлечении судьи к ответственности зиждется на размытых положениях закона

Из приведённого выше пункта 3 статьи 39 Конституционного закона РК "О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан" следует, что судья может быть привлечён к ответственности только за грубое нарушение закона.

Сейчас наша апелляция стала не только незаконно отменять и направлять решения на новое рассмотрение на основании неподлежащего применению подпункта 4 части 4 статьи 427 ГПК, но и стала указывать на допущение судьёй грубого нарушения закона, чтобы к тому же ещё и наказать судью. Эти обстоятельства, на мой взгляд, свидетельствуют о грубом нарушении закона именно апелляцией.

После этого председатель коллегии на основании этого же своего постановления выносит представление о необходимости рассмотрения вопроса о привлечении судьи к ответственности. Пленарное заседание рассматривает представление председателя коллегии и направляет материал в отношении судьи в судебное жюри.

Из этого становится понятно, что для привлечения судьи к ответственности достаточно просто отменить его решение и указать в постановлении о совершении им грубого нарушения закона.

Между тем под грубым нарушением закона, согласно пункту 11 нормативного постановления Верховного суда РК от 14 мая 1998 года "О некоторых вопросах применения законодательства о судебной власти в Республике Казахстан", следует понимать очевидное и существенное нарушение закона, которое было совершено судьёй преднамеренно или вследствие его недобросовестности, небрежности или незнания закона.

В постановлении апелляции не мотивируются выводы о грубом нарушении закона, то есть не указывается, какое нарушение является очевидным и существенным, совершено оно преднамеренно или вследствие недобросовестности, небрежности или незнания закона. Но если даже это будет указано, то понятно, что толкование этих понятий вызовет спор, так как нет однозначного законодательного разъяснения по этому поводу.

Кроме того, вызывают вопросы и основания внесения председателем коллегии представления на судью и его рассмотрение пленарным заседанием областного суда. Так, например, статья 15 Конституционного закона РК "О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан", которая указывает на полномочия председателя коллегии областного суда, не содержит права председателя коллегии на вынесение представления и направления его на рассмотрение пленарного заседания, а из подпункта 9-3 пункта 1 статьи 16 этого же закона, на основании которого пленарное заседание направляет судью на жюри, следует, что сначала должно быть дисциплинарное производство, которого нет.

Из этого следует, что вопрос о привлечении судьи к ответственности зиждется на размытых положениях закона.

Судья – это носитель судебной власти, независимость которого в соответствии с пунктом 1 статьи 79 Конституции Республики Казахстан должна защищаться Конституцией и законом.

Поэтому вопросы привлечения судьи к ответственности должны быть чётко и детально расписаны специальным законом. Должно быть прямо указано, когда, за что и как судья может быть привлечён к ответственности. Эти нормы должны пониматься буквально и без возможности двоякого и расширительного их толкования.

Должны быть предусмотрены способы и механизмы защиты прав и интересов каждого судьи независимым от руководства судебной системы органом судейского сообщества. Союз судей отстранился от этой работы, и я не знаю ни одного случая, когда союз заступился бы за права и интересы судьи, тем более перед судейским руководством. Напротив, имел место случай, когда руководитель областного филиала союза судей провёл проверку судьи и составил в отношении него справку.

Ни Конституция, ни иные законы не предусматривают защиту судьи

Необходимо пересмотреть работу и значение Союза судей. Нужно сделать так, чтобы судья занимался только отправлением правосудия. А если есть какие-то нарекания, замечания, жалобы в его адрес, то защитой его прав и интересов должен заниматься Союз судей.

Сейчас ни Конституция, ни иные законы не предусматривают защиту судьи.

Судья не может:

  • обжаловать действия председателей судов, коллегий, решение пленарного заседания в суде по правилам главы 29 ГРК;
  • заявить отвод пленарному заседанию;
  • обжаловать постановление апелляции;
  • обсуждать постановление апелляции и говорить о его незаконности.

Он должен просто согласиться и просить прощения. Кто так делает, тот избегает похода на жюри, а кто нет – получает наказание.

"План нации – путь к казахстанской мечте" требует укрепления независимости судебной системы. В пункте 20 основных принципов независимости судебных органов, принятых седьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшимся в Милане с 26 августа по 6 сентября 1985 года и одобренных резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 года, указывается, что решения о дисциплинарном наказании, отстранении от должности или увольнении должны быть предметом независимой проверки.

Сейчас эти проверки проводятся зависимыми от председателей лицами. Вместо отправления правосудия судьи заняты проверкой и решением вопроса о наказании своих же коллег.

Адвокаты вместо обжалования решения суда подключают к процессу общественность

Вызывает озабоченность и участившиеся нападки в адрес судей и судебной системы со стороны юридического сообщества.

В первом пункте указанных выше основных принципов независимости судебных органов говорится, что все государственные и другие учреждения обязаны уважать и соблюдать независимость судебных органов. Статья 13 Закона "Об адвокатской деятельности и юридической помощи" указывает, что оказание юридической помощи должно основываться на уважении к суду и правилам судопроизводства.


Читайте также: "Скандалы в СМИ и соцсетях – это прямое давление на суд". О чём говорили на съезде судей


Ведение дела в суде исключительно дипломированными юристами было обусловлено также необходимостью исключения неуважительного отношения к суду, судье и повышения уровня культуры участников процесса. Однако некоторые нынешние дипломированные представители намного превзошли своих недипломированных предшественников в отсутствии культуры. Присутствуя на процессе, ведут себя достойно, проявляя уважение к суду, но после проигрыша дела они становятся совсем другими.

Вместо обжалования решения суда в вышестоящей инстанции и приведения в ней своих доводов они подключают к этому процессу общественность. Публикуют в социальных сетях посты гневного характера и не только в адрес судебной системы, но и лично в отношении судьи. Манипулируя таким образом общественным мнением и пользуясь запуганностью судей жалобами, они добиваются отмены и вынесения решения в свою пользу.

На мой взгляд, это свидетельствует не только о нарушении указанных выше основных принципов независимости судебных органов и Закона "Об адвокатской деятельности и юридической помощи", но и свидетельствует о вмешательстве в деятельность суда, за что статьёй 407 Уголовного кодекса предусмотрена уголовная ответственность.

Таким образом, в нынешнее время судья, который защищает права, интересы народа и государства, сам оказался в незащищённом и унизительном положении.

Необходимо установить ответственность сторон за "скандализацию" процесса

В связи с чем на основании всего вышеизложенного предлагаю:

  1. Пересмотреть методы работы комиссии по качеству правосудия. Исключить из критериев оценки работы судьи количественные показатели по отменённым и изменённым судебным актам. Проверку и оценку в отношении действующего судьи проводить не по таблицам и математическим формулам, а путём собеседования, изучения его решений, проведения опроса среди коллектива его суда, сторон по рассмотренным им делам, соседей, местного адвокатского сообщества, посещения дома судьи и проведения беседы с членами семьи и т.д. Исключить судебную статистику и запретить подсчёт количества отменённых и изменённых судебных актов. Работу комиссии по качеству правосудия передать независимой от судебной системы общественной организации или в ведение всего судейского корпуса той или иной области.
  2. Провести проверку всех постановлений апелляций, которыми отменены решения судов первой инстанции на основании подпункта 4 части 4 статьи 427 ГПК. Поставить вопрос об отмене этих постановлений и восстановлении первоначальных решений. Разъяснить всем областным судам, когда и при каких случаях может быть отменено решение суда первой инстанции на основании подпункта 4 части 4 статьи 427 ГПК.
  3. Рассмотрение вопросов привлечения судьи к ответственности передать из компетенции пленарного заседания в ведение расширенного пленарного заседания. Подробно и детально расписать, когда, как, за что судья может быть привлечён к ответственности. Разработать механизмы защиты судьи от давления, вмешательства, влияния председателей, нападок сторон в социальных сетях. Законодательно расписать критерии грубости нарушения закона. Ввести ответственность председателей судов и коллегии за вмешательство в деятельность судьи и оказания давления на независимость судьи.
  4. Расширить, детализировать и конкретизировать статью 653 Кодекса РК "Об административных правонарушениях" и статьи 407, 410 Уголовного кодекса РК, в частности необходимо установить ответственность сторон за "скандализацию" процесса и проявление неуважения к судье вне процесса, в социальных сетях.
  5. Пересмотреть работу Союза судей и возложить на него обязанность по защите прав и интересов судей. Нужно чтобы союз реагировал на любые нападки сторон на судей в соцсетях и принимал меры пресечения. Обязать Министерство юстиции на постоянной основе проводить разъяснительную работу среди юридических консультантов и адвокатов на предмет уважения к суду и судье, вести мониторинг их выступлений, публикаций в соцсетях и требовать удаления нарушающих закон постов. В случае отказа ставить вопрос о привлечении к ответственности вплоть до лишения права представительства в суде. При отборе на должность адвоката просматривать публикации претендента в соцсетях на предмет проявления неуважения к суду и судье.

Это поможет отойти от неприемлемой практики влияния председателей судов и коллегии на судей, улучшит показатели казахстанских судов в мировом рейтинге независимости судов, научит юридическое сообщество культурному ведению процесса, укрепит независимость судей и станет ещё одним шагом в построении Казахстаном правового государства.

В Казахстане сторонам процесса кажется, что суд нужно обманывать

В недавнем выступлении Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, цитируя Абая, сказал, что мы ещё не полностью избавились от обозначенных Абаем пороков, в частности от вранья.

Врут и в суде. Помню, как в КазГЮИ приезжали американские преподаватели и показывали сцены из американского суда. Что меня тогда удивило, так это то, что за обман суда судья назначил большее наказание, чем за само преступление.

Получается, что у них обманывать суд нельзя ни в коем случае. У нас же, напротив, сторонам кажется, что суд не то что нельзя, а наоборот, нужно обманывать. Это как бы их избранная по делу правовая позиция.

Например, супруги могут инициировать вымышленный иск от имени жены о взыскании алиментов, чтобы потом снизить размер алиментов для детей от первого брака. Это может быть известно и суду, и даже сам судья может посоветовать им так поступить. Или, например, супруги могут инициировать иск от одного из них о признании договора залога недействительным, чтобы попытаться избежать обращения банком взыскания на залоговое имущество.

И таких примеров много. Вследствие этого стороны приходят в суд с уже готовым враньём, лгут в суде и уходят из суда с враньём. И за это нет никакого наказания, да и никому и в голову не придёт, что за это можно получить какое-то наказание. Суд для них как война, а на войне все средства хороши.

К сожалению, врут и судьи, и начальство, а это ложь уже сказывается на судьбах людей и независимости судей.

Поэтому предлагаю:

  1. Ввести уголовную ответственность за обман суда, как за ложь свидетеля.
  2. Сделать неприемлимой ложь среди судей, сделать это крайне порицаемым действием, культивировать среди судей честность и порядочность.

Функция Союза судей ограничилась лишь сбором денег и проведением бесполезных съездов

В своём Послании текущего года Президент Касым-Жомарт Токаев поручил создать при Администрации президента комиссию по реформе правоохранительной и судебной системы.

Вношу свои предложения для этой комиссии:

  1. Создать в Facebook страницу комиссии по реформе судебной системы, чтобы каждый желающий смог высказать своё мнение, предложение и пожелание по этому вопросу.
  2. Ликвидировать Союз судей и создать новую Ассоциацию судей, единственной и основной задачей которой будет защита прав и интересов судей, в том числе путём проверки любой негативной информации в СМИ и соцсетях в отношении судьи и привлечения к ответственности за ложные сведения, вмешательство в деятельность суда и проявление неуважения. Функция ныне действующего Союза судей ограничилась лишь сбором денег и проведением бесполезных, помпезных съездов, участие в которых принимают, как правило, начальники и их приближённые.
  3. Признать противоречащим Конституции и нарушающим независимость судьи Конституционный закон "О судебной системе и статусе судей" и вместо него разработать абсолютно новый закон о работе судей.
  4. Исключить должности председателя районного и областного судов. Сделать эту работу дежурной из числа судей того же суда по графику на один месяц. Администрирование передать заведующим канцелярии.
  5. Ликвидировать судебное жюри, комиссию по качеству, аттестацию, комиссию по судейской этике, учебные центры, филиалы Союза судей, кураторство, координаторство, модераторство, проверки, оказания практической помощи, семинары, совещания, пленарные, межпленарные, расширенные заседания, президиумы, оперативные совещания, круглые столы, любые встречи и контакты с вышестоящими судами, всякие старшинства судей и подобного рода образования, угрожающие независимости судьи и возлагающие на них дополнительную и несвойственную им работу.
  6. Уровнять зарплату сельских судей с зарплатами городских коллег и сделать рабочий день сельских судей на один час короче. Разницу в зарплатах судей разных инстанций сделать чисто символической.
  7. Установить право бесплатной приватизации судьёй своего служебного жилья по истечении пяти лет работы судьёй.
  8. Исключить отчётность и судебную статистику.
  9. Исключить нормативные постановления, разъяснения, обобщения и письма Верховного и областных судов.
  10. Создать новый ГПК, основанный на конституционном принципе равноправия и состязательности сторон с максимальным упрощением всех процедур рассмотрения дела;
  11. Сделать должность судьи выборной и подотчётной перед населением соответствующего района.
  12. Рассмотреть мотивы увольнения бывших судей и восстановить незаконно и несправедливо уволенных с выплатой зарплаты и компенсации за время вынужденного прогула.
  13. Кардинально пересмотреть вопросы наказания судей. Сделать это либо как у депутатов, либо чтобы каждая инстанция самостоятельно рассматривала этот вопрос в отношении своего судьи, либо через процедуру импичмента.
  14. Сократить срок для председателя Верховного суда до одного года и сделать эту должность выборной из числа судей Верховного суда.
  15. Вход для участников процесса сделать через парадную дверь, а для судей – с торца здания или запасной вход.
  16. Запретить сбор в суде любых денежных средств под каким бы то ни было предлогом.
  17. Запретить проведение в суде и судьями любых мероприятий праздничного характера. Исключить "институт" секретарства и помощниц для судей мужского пола.
  18. Объединить все специализированные суды в единый суд с созданием внутри одного суда отдельных составов либо специализаций.
  19. Определить двухмесячные каникулы для судей, как у депутатов.
  20. Служебную автомашину председателя суда использовать исключительно для выездных процессов и развозки почты.

Опубликовано на странице Назарбека Игиликова в Facebook.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter