Всё тайное становится явным

В конце 2018 года вышла новость о том, что Единый национальный пенсионный фонд (ЕНПФ) вложил 450 миллиардов пенсионных тенге в облигации стабильно убыточного АО "Национальный управляющий холдинг "КазАгро" со сроком обращения 15 лет и ставкой вознаграждения 10% годовых. Тогда я задавался вопросом: зачем же аграрному холдингу нужно так много денег зимой и не пойдут ли эти деньги на спасение Цеснабанка, который всего лишь несколькими месяцами ранее заболел неплатёжеспособностью.

Как у любого фокуса есть разгадка, так и у любого тайного замысла есть явная цель, которая может быть не видна зрителям, но хорошо известна организаторам – в нашем случае это как минимум Нацбанк и "КазАгро". Время стабильно всё расставляет по своим местам.

Аудированная финансовая отчётность "КазАгро" за 2018 год раскрыла направления, по которым, с большой долей вероятности, ушли деньги казахстанских пенсионеров.

Отчётность "КазАгро" за прошлый год появилась на свет в мае 2019 года, а это значит, что в ней должны быть основные важные события, происшедшие с компанией с января по май этого года. Что же произошло важного в эти месяцы?

Во-первых, госкомпания "КазАгро" в январе 2019 года приобрела облигации АО "Цеснабанк" на сумму в 172,4 миллиарда тенге со сроком погашения 15 лет и под 0,1%. Другими словами, "КазАгро" выдала тонущему банку почти бесплатно более 450 миллионов долларов, которые должны быть возвращены через 15 лет. Те самые 15 лет, на которые пенсионеры Казахстана снабдили "КазАгро" деньгами в конце 2018 года. Стоит ли говорить о том, что выданные взаймы тенге под 0,1% деньги при инфляции 5-7% в год превратятся за 15 лет в обычную обесцененную бумагу?..

Во-вторых, госкомпания "КазАгро" в феврале и мае 2019 года погасила еврооблигации (долги, выраженные в иностранной валюте) на сумму 180 миллионов евро и 961 миллион долларов. "КазАгро", подобно проблемному валютному ипотечнику, взяла деньги у пенсионеров в тенге и погасила свои валютные долги, тем самым избавившись от валютного риска и убытков, возникающих при девальвации тенге.

Разбазаривание пенсионных денег набирает обороты

В сухом остатке вкладчики ЕНПФ поучаствовали своими деньгами или в спасении Цеснабанка от банкротства, или в погашении валютных долгов "КазАгро", а скорее всего, и в том, и в другом. Таким образом, сегодня мы с вами – владельцы долга "КазАгро" на сумму в 450 миллиардов тенге, которые должны будут вернуться через 15 лет. Нам должна компания, которая неспособна вести прибыльную деятельность. Так, убыток "КазАгро" в 2017 году составил 126 миллиардов тенге, а в 2018 году – 118 миллиардов. Как будет такая "успешная" организация возвращать деньги пенсионерам, если она их даже не умеет зарабатывать?..

Нацбанк в свою очередь в 2018 году по-хозяйски тратил деньги пенсионеров, которые в теории должен был охранять от лишнего риска. Например, на пенсионные деньги ЕНПФ ведётся строительство газопровода "Сарыарка".

А чьи, собственно, пенсионные деньги?

Вот это, пожалуй, самый важный вопрос. Давайте, наконец, разберёмся, кому принадлежат пенсионные накопления казахстанцев.

Если считать, что пенсионные взносы 10%, которые удерживаются из зарплат, – это вовсе не взносы на будущие пенсии, а просто дополнительный подоходный налог, тогда хотя бы теоретически можно допустить, что из этих "налогов" государство вполне имеет право строить газопроводы, заводы и пароходы, имеет право тратить эти деньги на общественные блага, иногда даже в ущерб отдельным налогоплательщикам.

В нашей культуре не принято громко спрашивать, как тратятся деньги налогоплательщиков, попадающие в бюджет. Отчасти это связано с тем, что львиная доля уплаченных налогов уходит в республиканский бюджет, и там следы денег теряются. Практически невозможно отследить, куда были потрачены деньги конкретных налогоплательщиков, так как в республиканский бюджет стекаются деньги со всех регионов и далее перераспределяются между госпрограммами, запланированными бюджетными и социальными затратами и местными бюджетами.

Если бы большая доля налогов поступала в местные бюджеты областей, городов и сёл, напрямую от местных налогоплательщиков, тогда жители видели бы, куда и как тратятся их налоги. А местные власти были бы более заинтересованы в поддержке локального бизнеса, чтобы увеличить сбор налогов, а также более аккуратно тратили деньги из бюджета, так как в любой момент налогоплательщик мог бы спросить, как были потрачены уплаченные им деньги в виде налога в прошлом месяце.

С другой стороны, если пенсионные взносы – это всё-таки взносы на пенсии конкретных людей, а стало быть, являются собственностью этих людей, тогда перед тем, как решить проблемы Цеснабанка или "КазАгро", нужно как минимум узнать предпочтения этих самых копящих на свою старость людей и защитить их накопления от неэффективных трат.

Меня как вкладчика ЕНПФ возмущают все эти сделки сомнительной доходности. Тем более что деньгами ЕНПФ управляет Нацбанк, который также является и проверяющим органом для ЕНПФ, и это является серьёзнейшим конфликтом интересов государственного масштаба: тот, кто тратит деньги, и проверяющий эти траты – одно и то же лицо.

Очевидно, что сегодня репутация ЕНПФ в глазах граждан серьёзно подорвана, а доверие утрачено. Но это вполне закономерный и ожидаемый результат, так как некоторые "инвестиции" ЕНПФ в последние годы иначе как растратой вверенного имущества и не назовёшь.

В этой связи предложение президента в недавнем Послании народу Казахстана о рассмотрении возможности использования пенсионных накоплений для покупки жилья или оплаты образования выглядят как глоток свежего воздуха в душной комнате. Вероятно, вкладчики с радостью хотя бы частично применят свои пенсионные накопления на текущее благоустройство жизни в виде покупки жилья или услуг по образованию и медицине.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter