16 января в Карагандинской области на территории Нуринского района браконьеры, не сумев уйти от инспекторов, избили их и бросили умирать в степи. В результате инспектор Ерлан Нургалиев после черепно-мозговой травмы впал в кому и на следующий день, не приходя в сознание, скончался.

Нападение на сотрудников "Охотзоопрома" не единичный случай в Казахстане. Год назад егерей обстреливали и в заповеднике в Алматинской области, и на реке Сырдарья. Идёт кровавая битва за сайгаков, в которой не жалеют и людей. Как это остановить?

Огромная проблема случившейся трагедии – это тотальная безработица в тех регионах, где хозяйничают браконьеры. Это депрессивный регион страны. Браконьерство от этого и процветает, хотя вопрос можно решить.

Развитые западные страны давно перешли на новую форму управления животным миром. Это отрасль экономики, которая приносит огромные деньги. Например, в Швеции на охоте добывают 100 тысяч лосей, в Финляндии – 40 тысяч лосей в год, и популяция животных там не снижается.

Для охоты в Швеции надо иметь лицензию на отстрел, членство в охотничьем клубе и разрешение на охоту в частных владениях. Стоимость лицензии варьируется от 250 до 1200 крон (1 крона = 41 тенге) за взрослого лося. Ежегодно в охоте в Швеции принимают участие 250 тысяч человек. Можно представить, сколько зарабатывает бизнес, государство. В этих странах есть конкретные правила охоты, которые никто не нарушает, в том числе лимит на добычу животных.

Интересен опыт Канады в сфере рыболовства. Разрешение на рыбалку на три дня для иностранца стоит 18 канадских долларов. Местные платят лишь 3-4 доллара. Конечно, разрешение можно и не покупать, но штраф за незаконную рыбалку составляет 2500 канадских долларов. Заплатить по закону легче, чем браконьерствовать.

В Казахстане, чтобы сохранить сайгака, у него на лбу тоже должен висеть ценник. Сейчас он и так висит, но только для браконьеров: килограмм рогов на чёрном рынке стоит 3000-5000 долларов. Килограмм рогов – это два сайгака. Но ценник надо вешать для всех охотников. А для браконьеров – поднимать штраф: с 5 МРП хотя бы до 50. И помочь им выходить на легальный бизнес.

В 2018 году мы с коллегами были на конференции в США по сохранению животного мира, к нам люди подходили и говорили: мы хотим вам помочь сохранить сайгаков, хотим приехать к вам на охоту. Охота – это сохранение.

Для иностранных туристов возможность охоты в бескрайних степях Казахстана – уникальная возможность, но из-за слабо развитой инфраструктуры мало кто рискует оказаться в одиночестве в казахстанской степи. Браконьеры способны занять нишу проводников для иностранных охотников. Они знают, где водится сайга, как её добыть, знают повадки. Учитывая, что это люди из депрессивных районов, они должны быть заинтересованы в легальной и оплачиваемой работе.

В Казахстане выдачу лицензий и разрешений на охоту можно организовать через ЦОН или egov.kz. В таком случае каждый охотник, не выходя из дома, сможет получить разрешение с помощью ЭЦП. Далее остаётся скинуть его на смартфон.

Условно – пусть право на рыбалку стоит 5000 тенге в год. Исходя из международного опыта, для рыбаков, которые рыбачат в своих регионах, пусть оно стоит 500 тенге. То же самое и с охотниками. А на сегодня у нас природа – это халява. У нас получается, ты платишь 0,1 МРП на 10 лет – это твоё право на охоту. Слишком дёшево, не так ли?
Также надо пересмотреть закон на предмет того, кто считается браконьером.

Законодательно в Казахстане браконьер – это тот, у кого расчехлено ружьё и имеется дичь в машине, но не имеется разрешения – путёвого листа охотника. Если ружьё зачехлено и дичи нет, то ни природоохранный полицейский, ни "Охотзоопром" ничего не смогут сделать. Таким образом, чтобы человека привлечь за браконьерство, инспектор должен ждать, чтобы браконьер застрелил животное, и говорить о работе на опережение не приходится. Поэтому надо регламентировать перевозку отдельных видов оружия в машине.

Есть вопросы и к нашим спецслужбам. Я считаю, что на территории Казахстана орудует устойчивая группировка, которая занимается отстрелом и реализацией рогов сайгаков на чёрном рынке. Если спецслужбы поставят себе задачу найти их, то больших проблем не будет, потому что каналы сбыта известны. Вопрос – надо это им или нет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter