Алмас Чукин: Почему Казахстану необходимо выйти из ЕАЭС

фото gov.kz
фото gov.kz

Экономист Алмас Чукин объяснил, почему в нынешних условиях необходимо перейти к более самостоятельной внешнеторговой политике.

У любого лекарства есть масса побочных явлений. Чем сильнее лекарство, тем сильнее побочка. Так и в экономике. Национальная экономика – большой и сложный организм, который живёт ещё в другом организме – в глобальной экономике. Поэтому любое "лекарство", которое мы прописываем нашему хозяйству, не бывает без нежелательных последствий.

Основа науки экономики – это рациональные решения, cost-benefit analysis. Садимся и считаем: тут прирастёт, там убудет, и всё это растянуто во времени. И модели, которые прогнозируются, никогда не совпадают с жизнью, поэтому их постоянно надо подправлять в соответствии с новыми фактами и событиями.

Одно из важнейших решений, принимаемых страной, – это экспортно-импортная политика. Есть три основных варианта: полностью открытая, (похожая на свободную экономическую зону Эмиратов), либеральная (США, ЕС) и закрытая (Индия, Япония, Китай). Какую модель выбрать, зависит от типа экономики страны и её целей.

Страны маленькие, до 50 млн человек населения, как правило, выигрывают больше от открытости, а крупные, такие как Китай, могут позволить себе закрыть доступ извне к своему рынку для поощрения отечественных производителей. Дело в том, что есть ключевой фактор масштаба производства. Завод должен быть не меньше определённого размера, иначе он не выживает. Есть понятие постоянных расходов, такие как менеджмент, маркетинг, исследования, помещения и прочее. И они раскладываются на единицы продукции. Есть у вас посетители в кафе или нет – аренду платить надо, шеф-повар и официанты сидят, реклама крутится, а выручки нет. И первые 500 человек только закрывают постоянные затраты. А вот, к примеру, после 1500 посетителя пошла прибыль.

Нельзя строить автозавод на 50 000 автомобилей в год, это абсурд. Нельзя мясокомбинат начинать на 1000 голов в месяц. Поэтому и странам с небольшими рынками надо встраиваться в мировые цепочки производства и находить свой кусок или кусочек пирога заказов. А для этого надо быть открытым и гибким, вход и выход на рынок должен быть лёгким.

Если вы помните, ещё несколько лет назад все улыбались при виде индийских авто. Долгие годы рынок Индии был закрыт, и они выпускали копии английских машин 50-х годов, пока не открыли рынок для совместных покупок и теперь производят разные хорошие машины в кооперации с Японией и Кореей. Не помогла защита рынка индийскому автопрому, но зато отбросила страну на много лет назад из-за отсталости и неэффективности автомобильного транспорта.

Значит так, есть два крайних варианта – закрыться или открыться, и оба для нас не подходят. Посерёдке находится умная либеральная торговая политика. Покупать всё лучшее по соотношению цена/качество на мировом рынке, эффективно применять это и экспортировать на международный рынок эту эффективно созданную продукцию.

Сделать это непросто. Не зря говорят, что ничто не обходится так дорого отечественному потребителю как отечественный производитель. Но это злые люди так говорят. Отечественный производитель нужен, но не тупым путём запрета на вход на рынок для иностранных конкурентов.

Ещё один пример для ясности. Есть отечественные производители сахара и отечественная кондитерская и пищевая промышленность. Каким отечественным помогать? Поможете сахарным фермерам и заводам, погубите конфеты, в цене которых иногда до 70% сахара, и их задушат импортные конфеты, сделанные на дешёвом украинском сахаре. И таких примеров десятки, если не тысячи.

Получается очень длинно, продолжу позже, но что я хотел сказать и недоговорил. Когда мы выбирали свою торговую политику с миром, был сделан выбор в пользу либерального режима с миром и свободного – с бывшим СССР.

В 1992-м в рамках СНГ договорились о свободной торговле без пошлин, но с сохранением национальных таможенных границ. В 2000-м году было создано Евразийское экономическое сообщество – ЕврАзЭС, которое внутри себя родило к 2010 году Таможенный союз, который перерос в 2015 году Евразийский экономически союз – ЕАЭС.

Начиная с ТС мы потеряли часть экономического суверенитета, отдав решение вопросов внешней торговли в наднациональные органы. Потом мы ещё вступили и в ВТО, приняв ещё новые обязательства. Дальше – больше. В 2011 году появляется Евразийская экономическая комиссия, постоянно действующий коллективный наднациональный орган, который в рамках данных ему полномочий вправе принимать обязательные решения для всех стран-членов. И в довершение процесса мы получили Высший Евразийский экономический совет: Евразийский экономический совет, Евразийская экономическая комиссия, Суд Евразийского экономического союза.

С появлением ТС мы не имеем независимой таможенной политики. Мы получили кучу нетарифных ограничений во внешней торговле с преференциями к нашим партнёрам, но не к миру.

В общем и целом ЕАЭС сработал в пользу сильных. РФ увеличила экспорт в РК, а мы нет, и наш отрицательный баланс составляет 12 млрд долларов в год. Международный бизнес переместил инвестиционный акцент на РФ как центральный рынок общего рынка ЕАЭС. Даже склады товаров централизовали в РФ и закрыли хабы здесь.

Заградительные пошлины для иностранных товаров на вход в ЕАЭС сделали нашу жизнь дороже (самый наглядный пример – цены на авто).

Технические регламенты, очень сложные в исполнении и сертификации, дали преимущество крупной стране – раз, и крупному бизнесу – два. Для малого и среднего бизнеса выполнение всех требований регламентов не под силу.

Страны, которые оказывают более мощную финансовую поддержку своим производителям, легко подавили сопротивление более слабых малых стран.

С этим что-то надо делать, и в нынешних условиях необходимо перейти к более самостоятельной внешнеторговой политике. Нашим производителям мы можем оказать быструю и эффективную поддержку, если решения будут приниматься на национальном уровне здесь и сейчас, а не пятью странами в Москве и завтра-послезавтра.

Опубликовано на странице Алмаса Чукина в Facebook


Читайте также:


 

Новости партнеров