За что мы платим и почему ОСМС не гарантирует казахстанцам качественной медицинской помощи. Мнение эксперта

Фото Informburo.kz
Фото Informburo.kz

Почему система обязательного социального медицинского страхования вызывает так много нареканий.

Президент Касым-Жомарт Токаев на расширенном заседании правительства 13 июля раскритиковал систему обязательного социального медицинского страхования (ОСМС). По его словам, несмотря на то, что объём средств, выделяемых на медицину, увеличился, накопленные здесь проблемы не решаются. Система ОСМС оказалась неэффективной, реального результата нет. Около трёх миллионов человек остались вне медицинской страховки. Из-за этого они не могут полноценно пользоваться услугами здравоохранения.

Эксперт в сфере финансирования и политики здравоохранения Али Нургожаев в интервью порталу Informburo.kz и "31 каналу" рассказал, как развернуть систему ОСМС лицом к пациентам.

Али Нургожаев / Фото из личного архива

– На расширенном заседании правительства президент назвал систему ОСМС неэффективной. Как вы считаете, почему она не смогла выполнить своих задач?

Когда говорят об эффективности ОСМС, часто используют такой показатель, как охват населения, то есть сколько человек застрахованы. На деле же этот показатель не имеет отношения к отрасли, потому что у Фонда социального медицинского страхования (ФСМС) нет задачи привлекать незастрахованных лиц в систему ОСМС.

Это прямая и приоритетная задача других ведомств: Министерства национальной экономики, Министерства труда и соцзащиты населения, Министерства финансов. Именно они должны создавать благоприятные условия и экономические предпосылки для официальной занятости, обнаруживать неформально занятых и взимать с них налоги. Конечно, другие страны используют этот критерий, но скорее для оценки работы правительства в целом.

– Если в задачи ФСМС не входит поиск самозанятых и включение их в систему ОСМС, то почему тогда ему предписывают эти функции?

– У нас имеется такая практика работы. Сидит некий чиновник по финансовой части, который считает, что у нас много самозанятых, а доходов в госбюджет поступает мало. И он начинает думать, какие рычаги ему использовать, чтобы решить эту проблему. В итоге он ставит перед людьми условие: если вы не платите налоги, вы не будете получать медуслуги. То есть поручает Минздраву или ФСМС заняться этим вопросом и перекладывает ответственность на них. Привычка к использованию такого рода "рычагов" и ведёт к тому, что организациям вменяется непрофильный их функционал.

То же самое касается и курортологии. Были идеи, что курортологию надо финансировать из средств ФСМС. Но это неправильно. Фонд должен заниматься финансовым обеспечением процесса оказания медицинской помощи, а не посторонними вещами.

Фото Informburo.kz

– Насколько вот этот дополнительный функционал, который вменяется фонду, мешает его работе?

– У каждой организации есть пропускная способность, сколько полезного продукта она может выдать. В данном случае это интеллектуальный и временной ресурс сотрудников центрального аппарата ФСМС.

Если сегодня они занимаются подготовкой презентации по вопросам оплаты курортологии, завтра – пишут объяснительные записки и обоснования по децентрализации финансирования медпомощи на уровне регионов, а на третий день выстраивают дорожную карту по привлечению неформально самозанятых, то в какой из дней недели они займутся нашими с вами медицинскими вопросами?

– А какими именно вопросами стоит заняться сотрудникам ФСМС?

– Думаю, измерением потребностей населения. В первую очередь нам нужна сильная эпидемиология. Я не могу сказать, что сейчас существуют даже среднего уровня эпидемиологические расчёты и прогнозы хронических неинфекционных и инфекционных заболеваний.

Когда эта функция станет сильнее, мы сможем прогнозировать развитие ситуации, действительно знать статистику, кто чем болеет и сколько новых людей заболевает. Если к этому мы добавим анализ потребления (сколько население потребляет медицинской помощи и насколько обоснованно), тогда мы сможем выстраивать правильные планы стратегической закупки.

– Что это даст обычному человеку?

Смотрите, мы хотим, чтобы у нас было равное финансирование между регионами, чтобы человек в любой точке Казахстана мог получить одни и те же услуги. Для этого нам надо сначала всё хорошенько посчитать. Но вот эта функция – посчитать и сравнить между регионами – пока проседает.

Внутри фонда должно быть аналитическое подразделение, которое будет считать множество разных показателей, отслеживать и мониторить их. Среди них обязательно должны быть показатели потребления по каждому лоту медицинской помощи, которые разыгрывает фонд, в количестве услуг на душу населения и в деньгах.

– Почему сейчас этого нет?

– По банальным административным причинам. Для этого нужны кадры на центральном уровне, которые умеют прогнозировать, нужен организатор – лицо, принимающее решение, который должен сказать, какими именно вопросами мы будем заниматься.

Сейчас в условиях постоянного реформирования или угрозы реформирования ФСМС, его децентрализации у сотрудников ФСМС просто не хватает времени на анализ, особенно учитывая смену вот уже четырёх руководителей за четыре года.

Фото Informburo.kz

– Помимо прогнозирования и анализа, есть ли ещё области в системе ОСМС, которые требуют внимания?

 Нам также надо пересмотреть критерии формирования пакетов гарантированного объёма бесплатной медицинской помощи (ГОБМП) и ОСМС. Сейчас эти пакеты сформированы по наитию. Виды помощи произвольно перемещаются между пакетами, что угрожает финансовой устойчивости фонда.

– Почему услуги перекидываются из одного пакета в другой?

– Изначально всё планировалось красиво и гладко, однако в ходе внедрения ОСМС были разные, в том числе политические течения. Каждый продвигал свою модель. В результате долгого согласования модели ОСМС, которое у нас откладывалось в течение пяти лет, мы пришли именно к таким пакетам.

На тот момент не были просчитаны точные объёмы потребления. Ещё параллельно шли реформы, которые, например, предлагали увеличить объёмы финансирования реабилитации в 10 раз за один год. Всё это накладывалось, и появилось несоответствие объёма услуг в пакетах деньгам, которые есть на финансирование этого пакета.

После началось перекидывание услуг между пакетами с единственной целью – чтобы деньги соответствовали услугам в ущерб логическому обоснованию состава пакетов.

– Ранее вы упоминали, что фонд часто находится под риском реформирования и децентрализации. Почему, по вашему мнению, не стоит реформировать ФСМС, ведь явно есть проблемы?

С точки зрения модели страхования у нас всё в порядке. Не надо трогать систему ОСМС, не надо реформировать её. Нужно дать ей поработать несколько лет, но при этом внутри фонда сделать акцент на совершенствование методик планирования, бюджетирования, закупки, тарифообразования, методов оплаты, технического аудита поставщиков, экспертизы оказанной помощи. Пусть фонд занимается доведением до реализации того, что уже есть.

У нас в стране не только в здравоохранении основная проблема – не какие-то новые идеи, а, скорее, доведение этих идей до реализации.

– Если ФСМС усовершенствует свои методики, может ли он гарантировать, что у каждого человека на селе будет доступ к медицинской помощи?

– Здесь надо разделять функционал Минздрава и ФСМС. Задача фонда – это правильно запланировать и оплатить медицинскую помощь. Вопросы доступности относятся больше к министерству.

Тут также стоит учитывать и экономические вопросы. Казахстан входит в десятку стран в антирейтинге по уровню финансирования здравоохранения в процентах от ВВП. Решать эти вопросы сложно, но по каждому из них есть свой набор мер, которые надо систематически шаг за шагом реализовывать.

Фото Informburo.kz
Фото Informburo.kz

– Вы не думаете, что децентрализация функций фонда в пользу регионов может решить вопрос доступности медицины?

Говорить сейчас о децентрализации вредно. С 2008 года 15 лет мы занимались тем, что поднимали бюджеты с местного уровня на центральный. Теперь звучит идея работы в обратном направлении.

Если вы сейчас посчитаете по определённым видам помощи расходы на душу населения или физическое потребление (по психиатрии, по туберкулёзу, почти по любому направлению), то увидите, что между регионами есть многократные разрывы. А если мы отдадим это на усмотрение каждого отдельного акима, то эти разрывы увеличатся ещё больше.

Представьте, у нас будут 20 управлений здравоохранения финансировать медицинскую помощь (даже если по одинаковым тарифам), каждый регион будет делать это в меру своего понимания, кадрового потенциала и желаний акима. На этом моменте у нас, наоборот, забуксует равенство в доступе к медуслугам.

Даже сейчас при единой системе финансирования акиматы очень интенсивно в течение 2021 года занимались расширением списка амбулаторного лекарственного обеспечения, то есть включением в него дополнительных препаратов.

Для пациента, наверное, это хорошо. Но получается, если человек, например, живёт в Алматы, ему гарантированы препараты, которые его спасут. А если он живет за чертой города в Алматинской области, то ему эти препараты не гарантированы. Это достаточно странная ситуация с учётом того, что  денег в здравоохранении у нас не так много. Нужно, чтобы у всех были единые гарантии.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Новости партнеров