Борьба с современным рабством. Казахстану нужен закон о противодействии торговле людьми

Иллюстрация Международной организации по миграции
Иллюстрация Международной организации по миграции

В Казахстане слабо выстроена работа по профилактике торговли людьми. Об этом в интервью Informburo.kz рассказала эксперт Айгуль Табергенова.

Ежегодно 30 июля отмечается Международный день борьбы с торговлей людьми. В преддверии этого дня Айгуль Табергенова, консультант Международной организации по миграции в Казахстане и одна из авторов проекта закона о противодействии торговле людьми, рассказала о работе над законопроектом и его роли для общества и пострадавших от торговли людьми.

Айгуль Табергенова / Фото из личного архива

– Расскажите, пожалуйста, о работе над законопроектом. Опыт каких стран попал в документ?

– Над проектом закона о борьбе с торговлей людьми я работала вместе с экспертом в сфере уголовного производства. Моя задача заключалась в анализе социального блока, его – в рассмотрении уголовных аспектов. Мы проанализировали текущую ситуацию в нашей стране и опыт других государств. Учитывались и исследования, проведенные за последние три года в сфере противодействия торговле людьми. Изучили действующие законы в Молдавии, Грузии, Азербайджане, Беларуси, Туркменистане, а также Модельный закон СНГ "О противодействии торговле людьми" и "Типовой закон о борьбе с торговлей людьми", разработанный Управлением ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДЦ).

Каковы особенности законодательства других стран?

– Есть схожие нормы, где предусмотрены компетенции государственных органов в сфере противодействия торговле людьми, понятия "торговля людьми", "жертва торговли людьми", "торговец людьми", "эксплуатация", цели, задачи и принципы в сфере противодействия торговле людьми, деятельность координирующего органа, нормы по предупреждению (профилактике) и другие.

Есть и свои особенности. Если в законах Грузии и Молдавии предусмотрена отдельная глава по правовой защите несовершеннолетних жертв торговли людьми, то в законе Таджикистана и Типовом законе ЮНОДЦ защита прав детей, пострадавших от торговли людьми, идёт отдельной статьёй.

В Беларуси регулируется деятельность модельных агентств и лиц, осуществляющих туристическую деятельность, и предусмотрены меры по предупреждению торговли людьми в информационной сфере и в образовательном секторе.

 – Какие уроки вы извлекли из работы с законами разных стран?

– Зарубежную модель одной страны в существующую социально-экономическую систему другого государства внедрить невозможно. Необходимо учитывать разницу в финансовых системах, подходах систем госуправления, выстроенных механизмах социальной и правовой помощи.

В своё время, занимаясь построением социальной модели защиты прав жертв торговли людьми в нашей стране, мы столкнулись с тем, что в Казахстане невозможно по опыту Сербии создать единый государственный национальный центр по идентификации жертв торговли людьми на уровне республики. В Сербии такой центр один на всю страну и находится в столице – Белграде. В центре работают специалисты по психологии, оценке потребностей, медицинской диагностике и экспертизе, социальной работе, они за короткое время могут определить, является ли человек жертвой торговли людьми или стремится получить помощь, прикрываясь этим статусом. Но большая территория и низкая плотность населения в Казахстане не позволяют открыть подобный центр в столице. Поэтому у нас в каждом регионе в идентификации участвуют три человека – представители правоохранительных органов, НПО и уполномоченного органа из органов социальной защиты населения.

К тому же национальную модель противодействия торговле людьми в Сербии и Молдавии координирует министерство внутренних дел. В Казахстане же работа выстроена в рамках межведомственной комиссии, где координация проводится на ротационной основе через каждые два года между Министерством внутренних дел и Министерством труда и социальной защиты населения.

– Есть ли пример стран, где имеется хорошая работающая модель?

– У каждого государства своя модель в сфере противодействия торговле людьми, основанная на правовых, социально-экономических особенностях страны. Мне хорошо знаком опыт Молдавии и Сербии. Например, особенностями сербской модели являются выстроенная модель предупреждения и выявления жертв торговли людьми; эффективное межведомственное и внутриведомственное взаимодействие, предусматривающее большое число участников, включая и службу национальной безопасности, частные агентства занятости, работодателей.

Особенности сербской модели не случайны и выстраивались с учётом того, что в период Югославского конфликта в Сербии торговля людьми приняла масштаб проблемы национальной безопасности. Большое количество людей было похищено, многие пропали без вести.

Действующая модель социальной реабилитации жертв торговли людьми в нашей стране внедрялась по опыту Сербии, и не все её этапы удалось внедрить.

Процесс защиты прав жертв торговли людьми включает выявление, уголовное преследование и привлечение к ответственности, идентификацию, присвоение статуса жертвы торговли людьми, оценку потребностей, перенаправление, время на раздумье, оказание медицинской, правовой, социальной помощи, включая образование и занятость, репатриацию. При разработке процесса учитывались действующие модели в других странах, в том числе в Молдавии и Сербии.

При этом на каждом из этапов есть свои индивидуальные особенности, и их внедрение требует изменения некоторых подходов в действующей системе, а также и финансовых затрат.

– Как бы вы охарактеризовали усилия по борьбе с торговлей людьми в Казахстане?

– Правительство работало над проблемой торговли людьми, и есть положительные результаты. У нас предусмотрена защита жертв торговли людьми в уголовном производстве, выстроена социальная реабилитация жертв торговли людьми. Действует частичная поддержка жертв торговли людьми – иностранцев через негосударственные институты.

Однако предстоит сделать ещё многое. К примеру, сейчас у нас слабо выстроены процессы предупреждения, выявления, идентификации пострадавших от торговли людьми и подготовки кадров. 

У нас есть система профилактики болезней, есть профилактика правонарушений и правовой неграмотности. Но на законодательном уровне не прописана система профилактики социального неблагополучия, которая является главной причиной попадания граждан в ситуацию торговли людьми.

Сегодня мы наблюдаем стремительное развитие вербовки граждан в экстремистские и террористические организации, вовлечение казахстанцев в трудовую и образовательную деятельность за рубежом. Сегодня вербовщики – это профессионалы, владеющие знаниями в области психологии, личностного роста, туризма, экономики, логистики. Это хорошо подготовленные манипуляторы.

Подготовка кадров по системе защиты прав человека, подвергшегося жестокому обращению, находится в зачаточном состоянии. В Казахстане большой перечень учебных заведений, ведущих подготовку социальных работников. Но их выпускники лучше ориентируются в вопросах правового консультирования лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации, знают, как работать с людьми, имеющими инвалидность, и лицами преклонного возраста, но не с жертвами торговли людьми.

Экспертное сообщество также поднимает вопросы законодательного урегулирования защиты прав иностранных граждан, ставшими жертвами торговли людьми на территории Казахстана. Сегодня они могут рассчитывать на защиту, предоставляемую НПО в рамках проектов за счёт средств разных доноров.


Читайте также:


Казахстан стремится войти в 30 наиболее конкурентоспособных стран мира. Это значит не только повышение социально-экономического потенциала страны, но и увеличение миграционных потоков, что приведёт к повышению рисков роста жертв торговли людьми.

Поэтому в стране необходимо принятие закона по противодействию торговле людьми и разработки пакета подзаконных актов, регулирующих организацию и порядок в этой области.

– Какие сложности могут возникнуть с принятием закона?

– Думаю, когда закон выйдет на всеобщее обсуждение, то будут озвучены разные точки зрения, включая и критическое мнение. Основными вопросами на повестке будут предоставление временного вида на жительство жертвам – иностранным гражданам; их доступ к социальной защите, включая образование, здравоохранение, занятость; обеспечение конфиденциальности и безопасности жертв торговли людьми в период их занятости и получения образования. 

Выбор этих вопросов не случаен, так как они требуют введения новых подходов на уровне нормативных правовых актов и предполагают финансовые расходы.

Например, в США, когда человек признаётся жертвой торговли людьми, он автоматически становится гражданином страны, получает все соответствующие права и защиту государства. Насколько Казахстан будет готов к чему-то подобному?

По данным казахстанского подразделения Международной организации по миграции (МОМ), около 1900 граждан ежегодно становятся жертвами торговли людьми, но на реабилитацию попадает только 10% пострадавших.

Казахстан является страной происхождения, транзита и назначения "живого товара". Этому способствует открытость наших границ со странами СНГ, усиление миграционных потоков как между государствами, так и внутри республики и развивающаяся экономика.

В этом году в Алматы была найдена девушка, у которой изъяли органы. Это сигнал о необходимости обратить внимание на эти процессы в Казахстане. Законодательство страны должно обеспечить защиту прав жертв торговли людьми с учётом всех её видов.

– Как изменится ситуация в стране с принятием закона?

 Если Казахстан примет закон по противодействию торговле людьми, это ещё раз продемонстрирует, что наша страна, подписавшая множество международных договоров по борьбе с насилием, серьёзно относится к вопросу защиты прав человека.

Принятие закона также позволит выстроить последовательную, поэтапную модель защиты прав жертв торговли людьми на территории страны – с момента выявления жертвы торговли людьми до выхода из этой ситуации, вне зависимости от гражданства.

С принятием закона можно рассчитывать на положительные изменения в вопросах подготовки кадров, что повлияет на повышение качества оказываемых услуг, доступность правовой защиты жертв торговли людьми и её адресность. Это значит, что больше людей получат необходимую им помощь.

Несомненно, можно ожидать, что статистика по выявлению фактов торговли людьми станет лучше, точнее и прозрачнее.

Государству пора обратить внимание на ситуацию, сложившуюся в сфере противодействия торговле людьми, и приложить все усилия, чтоб эту ситуацию изменить в лучшую сторону.

Интервью записала Айнур Искакова, PR-консультант "МОМ Казахстан"

Новости партнёров