Почему в Казахстане в пожарах погибают в 32 раза больше людей, чем во Франции

Фото Informburo.kz
Фото Informburo.kz

Изобретатель Марат Аюбаев предлагает тушить пожары не водой, а инертным газом.

77-летний рационализатор из Тараза много лет ходит по кабинетам чиновников и предлагает свои идеи по быстрому тушению пожаров. Его выслушивают, выдают патенты (у Аюбаева 30 патентов на различные изобретения), признавая эффективность изобретений, но дальше этого дело не идёт. Всё упирается в средства.

Аюбаев посетовал, что его просто отправляют искать инвесторов. Тем временем, по данным МЧС, в Казахстане ежегодно люди погибают на каждом 30-м пожаре, что в два раза меньше, чем в России (одна смерть на 18 пожаров) и в три раза меньше, чем в Беларуси (один случай на 12 пожаров). Но казахстанская статистика выше, чем в США в 11 раз (один погибший на 360 пожаров), выше чем в Великобритании в 14 раз и выше, чем во Франции, в 32 раза. 

Изобретатель Марат Аюбаев / Фото Informburo.kz

– Марат-ага, в чём суть и уникальность ваших изобретений?

– Когда вам выдают патент на изобретения, то тщательно проверяют, нет ли аналогов или похожих изобретений по всеми миру, и если что-то похожее обнаруживается, то патента вам не видать.

Поэтому я с уверенностью могу сказать, что предлагаемых мной технологий пока в мире нет. Они основаны исключительно на научных данных и прошли испытания.

Всё работает, понимаете? Я расскажу лишь о трёх, на мой взгляд, самых важных изобретениях. Во-первых, у нас часто случаются пожары на нефтебазах, когда загораются цистерны с топливом. Это многомиллиардные убытки и человеческие жертвы. Просто наберите в сети "пожар на нефтебазе, Казахстан" и убедитесь, сколько таких пожаров со взрывами цистерн произошли за последние годы и происходят, к сожалению, по сей день. Статистика ужасающая.

(Ред.: При сентябрьском лесном пожаре в Костанайской области жители пострадавшего от огня села Аманкарагай жаловались репортёру Informburo.kz, что пожарные, вместо того чтобы оперативно тушить их горевшие дома, окружили местную нефтебазу и спасали в первую очередь её). 

Я задался вопросом, в чём причина и как можно решить эту проблему. Сначала я изучил СНИПы, строительные нормы и требования закона к оборудованию нефтебаз. И пришёл к выводу, что у нас неправильные нормативы. В частности, в них говорится, что когда загорается цистерна или резервуар с горючим, то стационарная крыша цистерны должна отлететь, предохраняя от взрыва, "легко сбрасываемыми деталями крыши". Эти детали отлетают на расстояние до 50 метров и могут придавить людей и упасть на другие объекты.

Я же предлагаю устанавливать предохраняющие взрывные клапаны на крышах цистерн и резервуаров и чётко прописать это в правилах. Чтобы не допустить взрыва будут автоматически срабатывать эти клапаны, крышка резервуара будет открываться до 60-90 градусов, выпуская накопившееся от температуры давление и будет снова закрываться от огня. И тогда цистерны при пожаре не будут взрываться и разрушаться.

Сейчас же, после того как крыша цистерны отлетает, она становится уязвимой для огня, затем огонь сутками начинают тушить водой, пеной или порошком, приводя в негодность сотни тон содержимого цистерны. Это ущербная технология. Я же предлагаю метод автоматического пожаротушения пожара инертным газом, то есть предлагаю тушить огонь инертными газами (гелий, неон, аргон, криптон, ксенон, радон). Их ещё называют негорючими или защитными газами, так как они тяжелее воздуха: к примеру, аргон и криптон – в два и в три раза, соответственно.

Моя система пожаротушения на нефтебазах выглядит таким образом (Рис.1): на территории нефтебазы стоит склад с баллонами инертного газа, который по газопроводу под давлением подаётся в цистерну, внутри которой устанавливается датчик пожара. В случае возгорания внутри резервуара, датчик сигнализирует клапану и газ идёт в резервуар и тушит огонь.

При этом достаточно, чтобы слой газа над поверхностью топлива в цистерне был толщиной всего 5 см. Газ вытесняет атмосферный кислород в любом герметичном пространстве, предотвращая образование взрывоопасной атмосферы.

– Вы испытывали эту технологию?

– Да, ещё в 2014 году, на грант от управления предпринимательства и индивидуально-инновационного развития акимата Жамбылской области.

Время полного тушения пожара в цистерне инертным газом с момента начала пожара составило 1 минуту 10 секунд. Результаты испытаний сняты на видео и оформлены "Актом о проведении огневых исследований".

Все подтверждающие документы об испытаниях с описанием и других изобретённых мной технологий я выложил в открытом доступе в Сети. Там есть заключения экспертов с отзывами об актуальности, уникальности и инновационности этой технологии.

Надеюсь, вы помните крупнейший пожар на нефтехранилищах Кубы в августе этого года. Если бы там было применено вот это автоматическое пожаротушение инертным газом, то не было столько человеческих жертв и ущерба.

Этот же метод применим и в нежилых помещениях. Когда при срабатывании пожарных датчиков в помещении запускается не вода, а газ. Плюс в отличие от воды, порошка или пены газ при тушении огня не повреждает имущество. То есть ценные архивы, например, при пожаре будут в целости и сохранности.  

– У нас у самих в сентябре не менее масштабный лесной пожар произошёл в Костанайской области, в котором погиб один человек и сгорело 43 тысячи гектаров леса. Пожар, кстати, тушили почти неделю. А недавно от ожогов умер пожарный Аскар Забикулин, героически спасший астанчан из пожара в жилом доме. Помогают ли ваши изобретения в подобных случаях?

– Уверен, что всех этих случаев можно было бы избежать, примени пожарные нужные технологии тушения огня. Они основаны не только на технологии тушения инертным газом, но и водяным паром под давлением.

Ещё в 2010 году тогдашний премьер-министр Казахстана Карим Масимов сказал, что в стране нужно наладить производство пожарной техники. Но мы, вместо того чтобы придумать что-то своё, в 2011 году при министре по ЧС Владимире Божко просто купили в России многоцелевую пожарную машину "ПиРо" за 118 млн тенге. В ней установлен котёл, вырабатывающий пар. Таких машин было куплено три – для Астаны, Алматы и Караганды.

Я поехал в Караганду, осмотрел машину, и выяснилось, что она может бесперебойно работать всего полчаса. Мы с моим внуком придумали более эффективную и менее затратную пожарную машину (Рис.2), назвав её "многоцелевая пожарная машина Аюбаевых" – МПМА, которая не ограничивается водой и паром, а может тушить огонь семью различными способами, в частности инертным газом, паром, пеной, водой и так далее. При этом может работать 24 часа, не останавливаясь, и обходилась машина на тот момент в два раза дешевле российской. 

– Такая машина полезна только для пожарных?

– Нет, универсальность этой машины в том, что она многофункциональна и применима как в коммунальном хозяйстве (размораживание теплотрасс от льда, чистка фасадов зданий, временное отопление и подача электричества в здания при авариях, уничтожение тараканов и паразитов в помещениях), так и в медицине и животноводстве при дезинфекции. С помощью неё можно бороться и с коронавирусом. 

Такая машина будет полезна и в авиации, а также в любом производстве. Это позволит открыть много рабочих мест в стране и принесет государству много денег. В 2015 году мой внук участвовал с этой идеей на республиканском конкурсе "Шапагат", инициированным тремя министерствами, и выиграл в номинации "Самый молодой изобретатель".

Изобретатель Марат Аюбаев / Фото Informburo.kz

– Можно ли использовать установку из вашей машины при тушении пожаров с неба? Обычно ЧС-ники привязывают к вертолёту большой резервуар и таскают воду из близлежащих водоёмов. На один такой рейс уходит много времени.   

– Согласен, это малоэффективно. Большая трата времени, топлива и воды. При этом тушится лишь небольшая площадь пожара. Поэтому мы изобрели специальную подвесную кабину к вертолёту, который оснащён оборудованием для пожаротушения.

Пожарный находится внутри защищённой кабины, сам выбирает высоту полёта с помощью педалей управления и направляет струю огнетушащих средств (пар, пенно-паровая смесь, пароводяная смесь, пенно-водяная смесь и вода) при помощи пожарного ствола к очагу пожара.

Эскиз подвесной кабины к вертолёту, оснащённому оборудованием для пожаротушения

– Если государство и учёное сообщество признают эффективность ваших изобретений, то почему ни одна идея не воплощена в жизнь?

– Это отдельная история. Я родной племянник героя Второй мировой Бауржана Момышулы. Его родная сестра – моя мать, которая после смерти их матери, воспитывала его. Как-то Бауыржан-ага приболел и лежал у нас в Таразе, моя жена, медик, присматривала за ним. Мне было 30 лет, и я работал в государственном коммунальном предприятии "Жамбыл-жылуы". В советские времена, если ты на производстве что-то придумывал для пользы и эффективности производства, тебе выдавали премию. Наверное, помните слоган Леонида Брежнева: "Экономика должна быть экономной". И я всерьёз увлекался такими придумываниями. Оказывается, Момышулы случайно увидел мои чертежи и бумаги с идеями и как-то подозвал меня, когда я уходил на работу.

"Марат, в будущем, когда ты будешь пытаться воплотить свои идеи, ты столкнёшься с тремя препятствиями: сперва с людьми несообразительными, непонятливыми, но считающими себя гениальными, затем с людьми работающими из рук вон плохо, ничего не решающими, но которые ставят другим палки в колеса, а потом с людьми высокомерными и не считающимися с остальными. Не бойся их и иди к своей цели", – сказал он.

Я тогда ничего не понял. И только сейчас, в почтенном возрасте, обойдя десятки чиновничьих кабинетов, акимов и министров, написав сотни писем и обращений, я понял, что дядя имел в виду. Это и есть ответ на ваш вопрос.

Внук мой, сейчас студент, после таких мытарств сказал мне: "Ата, я больше не буду заниматься никакими изобретениями, потому что поддержки нет".

– А что насчёт частных инвесторов, если государство не помогает?

– В официальных письмах чиновники мне неоднократно рекомендовали самому находить деньги для реализации этих проектов. Ходил на несколько заводов, а там сидят директора и крутят пальцем у виска: мол, кто ты такой, дед, и не сошёл ли ты с ума.

В нормальном государстве в первую очередь власти должны быть заинтересованы в таких изобретениях, спасающих человеческие жизни. Бегать должен не я, а за мной.

Всюду в попытках найти поддержку я езжу за свой счёт. Меня, наверное, жена скоро из дому выгонит, потому что я семейные деньги трачу, обивая пороги чиновников и потенциальных инвесторов.

Более того, я должен ежегодно платить государству взносы за свои 30 патентов, хотя ни копейки на них ещё не заработал. Здесь тоже закон надо поменять.

Жена говорит мне: "Ты семью будешь кормить или со своими изобретениями бегать?" А я не могу не думать о тех, кто умирает в пожарах. Постоянно думаю, что людей надо спасать.

"Милая, потерпи, надо будет – на воде и хлебе посидим", – уговариваю жену. Я бы ей орден дал за её терпение.

В общем, я убедился, что без помощи государства дело не сдвинется. Поэтому приехал к президенту как к последней инстанции и иду сейчас на приём в Администрацию главы государства.

– Какую пользу от предлагаемых вами изобретений вы хотите извлечь лично для себя?

– Никакую. Если проекты реализуются, то пусть заплатят столько, сколько мне как автору полагается по закону. Человеческие жизни важнее выгоды.


На следующий день Марат  Аюбаев сообщил, что ходил в Администрацию президента и там ему пообещали, что соберут уполномоченных должностных лиц, чтобы обсудить его изобретения.

С проектами Аюбаева можно ознакомиться на его личной странице в соцсети.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

 Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров