Уже несколько недель алматинцы горячо обсуждают проект преобразования старого центра Алматы. Речь идёт о благоустройстве скверов в районе улицы Байсеитовой и Казахского государственного академического театра оперы и балета имени Абая (ГАТОБ). Проект концепции подготовили специалисты научно-исследовательского института "Алматыгенплан", а главным разработчиком выступил дизайнер, архитектор Нурлан Туреханов.

По проекту в квадрате улиц Курмангазы – Абылай хана – Панфилова – Шевченко планируют установить скейтодром, скалодром и велодром. Может измениться дизайн некоторых фонтанов и зданий, а возле Казахской национальной академии искусств имени Жургенова появится двусторонняя уличная сцена. Подробнее об этом мы писали здесь: Реконструкция скверов по улице Байсеитовой: как планируют изменить старый центр Алматы.

Перед презентацией разработчики провели анкетирование среди горожан, а позже запустили голосование на сайте polis.qlab.city/baiseitovoi/, чтобы горожане могли оставить свои комментарии, идеи и пожелания. Судя по отзывам на платформе, далеко не все согласны с предложенными архитектурными решениями, а некоторые позволяют себе крайне негативные высказывания.

Изучив претензии горожан, informburo.kz поговорил с Нурланом Турехановым.

Это не тот вариант, что кто-то меня продвигает из-за личных связей или знакомств

– Насколько я понимаю, идея этой концепции не нова. Ещё в 2011 году вы продвигали проект по благоустройству Алматы в рамках программы "Лучший город" и хотели переделать центральную улицу Тулебаева (от Жамбыла до Кабанбай батыра). Что тогда удалось сделать из задуманного, и есть ли взаимосвязь с предложенным вами нынешним проектом?

– Из предложенного тогда ничего не удалось сделать, потому что в администрации города мы не получили поддержки. Даже когда мы хотели реконструировать небольшой участок улицы, нашли спонсоров из числа местных жителей, которые были готовы профинансировать наш проект, в акимате нам этого не разрешили.

Нынешний проект нельзя назвать продолжением предыдущего, поскольку начала не было. И идеи здесь совершенно другие. Единственное, что их объединяет – попытка преобразовать город. Сделать его более близким к человеку, более культурным, более дизайнерским, более интересным.

– В 2016 году вы активно выступали против конкурса проектов по обустройству территории бывшего трамвайного депо в Алматы, не раз критиковали дизайн города. А сейчас акимат предлагает ваш проект практически как единственный вариант. Как вам удалось этого добиться?

– Что касается первой части вопроса, то тогда я выступал не против благоустройства трамвайного депо в целом, а против конкретного проекта, который мне не понравился, показался излишне слащавым. Архитектура имеет свои законы, им необходимо следовать, и нельзя менять просто в угоду человеку: хотите сладкого – вот вам всё сладкое. А там был, образно говоря, сплошной сахар, сплошная карамель.


Читайте также: Акимат Алматы подтвердил, что часть бывшего трамвайного депо отдали под строительство гостиницы


Вторая часть вопроса, насколько я понимаю, звучит "почему именно вы?" Объясню. В ноябре прошлого года в Алматы объявили конкурс на разработку лучшего оформления пешеходной улицы Байсеитовой, прилегающих скверов, парков, фонтана "Неделька" – в общем, всей этой зоны.

И, насколько мне известно, тогда в конкурсе приняли участие всего две компании. То есть весь город, все архитекторы-дизайнеры, и я в том числе, знали, что проводится конкурс, но никто не захотел в нём участвовать.

Эти две компании разработали свои проекты. Но сделали это слабо, плохо. Тогда представители акимата обратились к другим архитекторам, но опять ничего не получалось. В общем, полгода они пытались сделать что-нибудь интересное, но всё было не то. Сам я никакой активности не проявлял, занимался своими делами и не планировал участвовать в конкурсе.


Читайте также: В Алматы объявили конкурс на лучшее оформление улицы Байсеитовой, скверов у ГАТОБ и КБТУ


Попробовать свои силы и попытаться создать что-то действительно необычное и красивое мне предложили Гульмира Байгабулова – руководитель ТОО "Urban Living" и Рикардо Марини, который, будучи директором компании Gehl Architects, основанной известным датским архитектором Яном Гейлом, специально был приглашён в Алматы, чтобы сделать наш город одним из красивейших в мире. По их просьбе я разработал концепцию представленного проекта.


Двусторонняя уличая сцена, проект преобразования исторического центра Алматы

Двусторонняя уличая сцена, проект преобразования исторического центра Алматы / Эскизы НИИ "Алматыгенплан"

Но ещё раз хочу подчеркнуть, что сам я к этому не стремился, и это не тот вариант, что кто-то меня продвигает из-за каких-то личных связей или знакомств. Ко мне просто обратились за помощью, и я согласился, потому что болею за город, хочу его переделать к лучшему.

Ещё с 2011 года я с разными проектами, причём бесплатными, выхожу на руководство города. Не раз пытался обратиться со своими предложениями к Ахметжану Есимову, Бауыржану Байбеку (бывшие акимы Алматы. – Авт.), но так и не смог добиться аудиенции. Поэтому к нынешнему акиму Бакытжану Сагинтаеву даже не пытался идти, но меня сами пригласили.

Любой мог принять участие в конкурсе, но никто этого не захотел и ничего не предложил. А теперь народ спрашивает: почему именно вы? Но тогда пусть кто-то другой предложит свой проект. Давайте сравним, посмотрим. Если он окажется лучше, то пожалуйста – делайте. Я совершенно не против.

– Проект создан бесплатно?

– Я не думаю, что должен работать бесплатно, и это совершенно понятно. Проект делается уже полгода, и я такой же человек, как все. Мне надо на что-то жить, оплачивать аренду офиса, квартиру, питание. И я не понимаю, почему люди думают, что я это должен делать бесплатно.

– И о какой сумме идёт речь?

– Конкретную сумму мы ещё не обговаривали, пока я работаю добровольно. По крайней мере пока я ещё ничего не получил за эти проекты. Когда это всё перейдёт в стадию проектно-сметной документации, тогда можно будет говорить о конкретной сумме.

Здесь всё зависит от того, сколько будет заложено в смету, от полной стоимости проекта, глубины проработки и так далее. То есть много нюансов, которые ещё не определены. Это же пока просто предложение, и если получится его реализовать, то мне что-то заплатят. Но сколько именно, пока не знаю. Это стандартная стоимость проектных работ, и кто бы ни занимался этим проектом, получит такую же сумму.

Мы просто привыкли жить за гаражами

– Почему когда в соцсетях вам задают вопросы по проекту, вы часто отвечаете в негативном ключе. Например, когда вам пишут замечания, вы отвечаете, что всем надо ехать в деревню, ничего не смыслите в искусстве и т.п.

– Что касается моих негативных ответов, то дело в том, что изначально сами вопросы задаются в негативном тоне, с претензиями. Я не припомню, чтобы со мной друзья или кто-то другой разговаривал так, как разговаривают люди, которые меня совершенно не знают. Они сразу заходят с претензиями, и соответственно, я им так отвечаю.

– Судя по комментариям, многие алматинцы обеспокоены тем, что предложенная концепция не вписывается в архитектурный ансамбль, убивает уют и красоту улиц старого города. Тогда как в странах Европы, наоборот, всё делается для того, чтобы сохранить историю архитектуры. Как вы можете прокомментировать такие заявления?

– Это комментарии людей, которые не понимают, что такое комфорт, уют, архитектура. Они не понимают, что происходит в старых европейских городах, или они там никогда не были. То есть идёт подмена понятий, попытка манипуляций.


Комментарии алматинцев по проекту преобразования исторического центра

Комментарии алматинцев по проекту преобразования исторического центра / Скриншот с сайта polis.qlab.city

То, что мы сейчас предложили, как раз идёт в русле того, что происходит во всём мире. Во многих столицах какие-то современные кусочки архитектуры и дизайна не вписываются в старый город. Но мы же старый город не сносим. Мы не тронули ни одного здания, не изменили его архитектуру. Мы модернизируем бордюры, газоны, скамейки. Как они могут не вписываться? Я не понимаю.

– Многих не устраивает сама концепция предложенных форм. Особенно много претензий вызывает проект с головой Венеры Милосской в фонтане. Чем руководствовались вы, решив применить именно эти творческие решения?

– Я принимал эти творческие решения, исходя из принципов гармонии, красоты. Я этому учился и знаю, как делать красиво. Это нормально, когда 90% людей не понимают ничего в архитектуре и им кажется, что, кроме классицизма или, допустим, советского ампира, ничего лучше нет.


Фонтан перед ГАТОБ

Фонтан перед ГАТОБ / Эскиз НИИ "Алматыгенплан"

Люди приходят и говорят: для меня искусство – это Джоконда или Венера Милосская, а всё остальное – не искусство. Их этому научили в школе, и они считают, что это именно так. При этом у них ещё и низкий уровень самовыражения. Они не могут самовыразиться, не могут что-то сделать сами, но при этом начинают нападать на тех, у кого это получается, высказывать свои претензии.

Но кто они такие, чтобы мне говорить, что вписывается, а что не вписывается? Когда юрист применяет какой-то закон, я же к нему не подхожу и не говорю, что он не тот закон применяет. Это его компетенция, а я там ничего не понимаю. Но почему-то все вдруг решили, что хорошо разбираются в дизайне и архитектуре.

И при этом каждый считает, что у него есть вкус. Но чтобы говорить о безвкусице, человек должен иметь какой-то бэкграунд, соответствующие образование или глубокие познания в этой области. Нельзя просто так говорить, что у каждого есть вкус.


Напротив ресторана "Иссык" установят стеклянную арку шириной 6, высотой – 9 метров

Напротив ресторана "Иссык" установят стеклянную арку шириной 6, высотой – 9 метров / Эскиз НИИ "Алматыгенплан"

Архитектурный дизайн – это тоже наука. Причём глубочайшая, самая важная в части гармонии. В какую страну или город мы бы ни ехали, интересуемся прежде всего дизайном и архитектурой. К нам же приезжают в основном горы посмотреть, но в мире есть горы и повыше, а какой-то архитектурной красоты у нас нет.

Да, нам нравится то что есть, и мы искренне этим гордимся. Так у меня есть друзья на селе, и они гордятся своими домами, стадами коров и речками. Тут у каждого своё видение. Но мы же здесь живём. И нам нужно создать такую городскую среду, чтобы всем было комфортно, красиво, удобно. Чтобы можно было просто по улице пройти, и не надо было перепрыгивать через арык, рискуя получить травму.

Мы просто привыкли жить за гаражами, потому что по мировым меркам наш город – это место за гаражами, дыра. Мы говорим: давайте его красивым сделаем. Давайте заявим, что мы уважаем себя, свой город, своих жителей. Что мы хотим жить нормально.

Есть огромное количество людей, которым нравится этот проект. Например, молодёжи, которая видит в интернете, и в фильмах, что происходит в мире, как живут их сверстники в Париже, Мадриде, Лиссабоне, Нью-Йорке. Они понимают, что находятся в совершенно других условиях. Если ничего не менять в нашем городе, то становится ясно, что он ужасно провинциален.

Неужели алматинцы думают, что мы будем по ночам рубить деревья?

– Многие горожане выражают беспокойство по поводу того, что часть старых деревьев придётся вырубить…

Это совершенно необоснованные претензии. Мы не трогаем ни одного дерева, и постоянно об этом говорим. Если вы видели наш проект, то наверняка заметили кривые линии. Это означает, что на этом месте растёт дерево, и мы этот участок обошли.


Предложенный проект преобразования сквера вдоль улицы Байсеитовой

Предложенный проект преобразования сквера вдоль улицы Байсеитовой / Эскиз НИИ "Алматыгенплан"

Аким города на каждом совещании говорит: "Не дай бог тронете хотя бы одно дерево". Неужели алматинцы думают, что мы какие-то враги, которые пришли в город и будем по ночам рубить деревья? Мы же нормальные, адекватные люди. Я сам высаживаю деревья, ухаживаю за ними. Давайте зайдём ко мне в офис, покажу, сколько там цветов растёт.

У меня в 2011 году была инициатива "Зелёное возрождение", чтобы все алматинцы сажали деревья. То есть в определённый день каждый горожанин выходит в свой двор и закапывает семечку. И если два миллиона человек каждую субботу что-то будут сажать, наш город станет очень зелёным за короткое время. Поэтому говорить о том, что я планирую вырубать деревья – это совершенная глупость.

Мы восстанавливаем историческую справедливость

– Некоторые участники обсуждения согласны с тем, что модернизировать городскую архитектуру необходимо, но делать это нужно не в исторической части города, а в новых развивающихся районах. Почему вы выбрали для реализации предложенных вами идей именно этот квадрат улиц, а не какой-то другой?

– В новых районах тоже идёт реконструкция. Сейчас ведь реализуется программа "Город без окраин", которая предполагает обустройство всех городских районов. Если вы проедете по другим районам, то увидите, что, например, какая-то улица в микрорайоне Тастак обустраивается. Или где-то в Турксибском районе что-то подобное делается.

Сейчас акимат уделяет больше внимания именно отдалённым районам, чтобы там появились тротуары, скамейки, культурные центры, библиотеки. Я не могу сейчас назвать конкретные адреса, где это всё находится, потому что занимаюсь именно этим районом, но, на мой взгляд, те люди, которые живут в этих отдалённых районах, просто молчат и счастливы, что у них что-то делается. А вот жители центральных районов почему-то указывают, что надо делать, высказывают претензии, то им это не нравится, то другое.


Читайте также: В верхней части Алматы появится своя улица Панфилова. Как будет развиваться Бостандыкский район


Но вы же понимаете, что во всех городах центр обустраивается гораздо лучше, чем окраины. Всё лучшее находится в центре, и это нормально. И это не частная собственность тех людей, которые живут в центре, они не должны диктовать условия. Если есть необходимость, город должен обустраиваться.

В каждом городе есть какая-то своя ось, допустим, в Париже – это Елисейские поля, а в Алматы эта ось соединяет Старую площадь с Новой. Во время генерального планирования города от 1936 года улица Байсеитовой была главной улицей города, вокруг неё всё и строилось. В советское время эта улица потеряла свой статус, и сейчас мы просто восстанавливаем историческую справедливость.

Потом, мы же не строим там стадион, концертный зал или какой-то жилой комплекс. Мы фактически просто благоустраиваем дорогу, то есть людям под ноги бросаем красоту. Что в этом плохого и почему горожане могут быть против, я не понимаю.

– Может, дело в том, что на эскизах проекта не всегда можно понять, как всё это будет выглядеть в реальности? Например, велодорожка у проспекта Абылай хана между улиц Курмангазы и Шевченко на картинке выглядит чуть ли не как дорожная развязка…

– Я лично встречался с тремя самыми активными противниками этого проекта. Они пришли, захотели встретиться, я согласился. Как оказалось, они пришли, вообще не видя проекта, а ориентируясь лишь на какие-то слухи. Я им показал проект, подробно всё разъяснил.


Деревья вырубать не планируют

Деревья вырубать не планируют / Эскиз НИИ "Алматыгенплан"

Спрашиваю: "Вам вот это и вот это не нравится?" Они посмотрели, говорят: "Да, это хорошо, да, это красиво". Так в чём, спрашиваю, проблема? Просто пришли поскандалить? Выступить против любого нового? Внятного ответа на эти вопросы я так и не получил, и просто не понимаю, как можно прийти на встречу и критиковать, не видя проект.

Такого красивого проекта в городе не было никогда

– Многие алматинцы высказывают опасения по поводу сроков службы новых объектов – якобы планируется использовать конструкционные материалы со сроком жизни менее 10 лет. При наших климатических условиях конструкции могут быстро прийти в негодность или их постоянно придётся ремонтировать, вкладывая бюджетные деньги. Насколько оправданны опасения горожан?

– Я не знаю, почему они так решили. Там будут использоваться бетон, стекло, металл, то есть те же самые материалы, из которых построены их дома и улица, по которой они ходят. Единственное, что там возможно придётся менять – покрытие велодорожки, если оно будет мягким. Но если его решат делать бетонным или металлическим, то и его менять не придётся.


Фонтан с подогреваемой водой по улице Байсеитовой (от Жамбыла до Шевченко)

Фонтан с подогреваемой водой по улице Байсеитовой (от Жамбыла до Шевченко) / Эскиз НИИ "Алматыгенплан"

– Когда вообще планируется претворить в жизнь эти проектные решения? От чего это зависит?

– Это зависит от эпидемиологической ситуации в связи с пандемией коронавируса. Но вообще планируется за зиму подготовить все проектные работы, весной начать строительство и осенью закончить. Многие говорят, что это нереально. Но что там нереального? В Китае за день прокладывают по 10 километров автомобильных дорог. У нас же здесь шесть километров тротуара.

– Но многие опасаются, что стройка затянется, а это создаст много неудобств местным жителям…

– Наверное, люди основываются на каком-то личном негативном опыте. Кто-то дорогу где-то перекопал, и два года асфальт не кладут. Я тоже знаю много таких примеров. Но это не значит, что всегда так будет. Правильно же?

Там нет строительства как такового. Нет возведения этажных зданий. Это просто благоустройство дороги, фонтанов. Велодорожка – это лёгкая металлическая конструкция, а не автострада или автомобильная развязка, которую нужно год строить. Её просто где-то сварят, привезут и смонтируют. А переоборудовать фонтаны, газоны, вазоны – там работы максимум на два месяца.


Вход в гостиницу ГАТОБ со стороны улицы Жамбыла

Вход в гостиницу ГАТОБ со стороны улицы Жамбыла / Эскиз НИИ "Алматыгенплан"

И потом, согласитесь, такого красивого проекта в городе не было никогда. Просто поменять одну плохую дорогу на другую такую же – это считается нормальным для всех жителей, потому что всегда в жизни так и было, вот все и привыкли. Но как только речь зашла о том, чтобы сделать что-то реально красивое, все воспринимают это в штыки.

Надо человека воспитывать – вытащить его из-за гаражей

– Что ещё, по вашему мнению, нужно изменить в архитектуре Алматы? Есть ли какие-то конкретные идеи, проекты?

– Идеи, конечно, есть, ведь большинство горожан видят город из окна автомобиля, и не так часто ходят пешком по улицам. Нам надо сделать так, чтобы город был красивым и из окна автомобиля, и с велосипеда, и при прогулках пешком.

Но для этого нужно человека воспитывать. Надо его вытащить из-за гаражей и показать, в каком городе он может жить. Но, как оказалось, и это не просто. Люди говорят: я за этим гаражом впервые с девушкой поцеловался, сохраните мне этот гараж.

Но давайте мы ему объясним, что он был вынужден за гаражом целоваться, потому что больше негде было это делать. Но если бы там было какое-то цветочное кафе, то он бы, наверное, лучше туда пошёл, чем за гаражи. Мы все в таких условиях выросли. Но сейчас мы можем всё это изменить, создать человеческие условия, сделать наш город красивым. И я не понимаю, зачем держаться за то, что было гораздо хуже и давно устарело морально.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter