Запуск системы электронных дневников в Казахстане прошёл, и он связан с несколькими громкими скандалами. Сначала на проект накинулись бизнесмены, возмутившись монополией на тендер, проводимый МОН РК. Следом пошли негативные отзывы самих пользователей, которых смущало множество сложностей, связанных с требованием постоянного интернет-соединения и персонального компьютера под рукой.

Была и утечка данных, где предприимчивые школьники, получив доступ к личным аккаунтам одноклассников, разместили на аватарках пользователей порноснимки. Вишенкой на торте стали новость о монетизации проекта и тот факт, что разработчикам надо как-то возвращать свои инвестиции. Спекуляции на тему финансирования из бюджетных средств в целом, как уверяли казахстанцы, не такого уж и нужного проекта достигли пика, когда в компании заявили, что их система позволит государству сэкономить порядка 30 млрд тенге.

Генеральный директор проекта "Кунделик" Мухтар Ильясов в интервью подробно рассказал о монетизации системы, платных сервисах, о причине смены руководства и возврате инвестиций в проект.

– Давайте поговорим о безопасности системы. Последняя утечка личных паролей учеников показала, что сейчас надёжность электронного дневника требует доработки. В каком направлении сейчас ведётся работа по части безопасности? Как разработчики будут заниматься предупреждением похожих ситуаций? Родители сразу стали обвинять самих разработчиков системы. Как в целом устроен процесс передачи логинов и паролей конечному пользователю?

– Если говорить в целом о системе, мы как разработчики отвечаем за её создание, технологическую поддержку, постоянные доработки, сохранность данных на уровне программного обеспечения. При этом система передана регулятору на уровне государственного обеспечения МОН РК. Данные находятся на их серверах, которые принадлежат министерству. Данные крутятся на этих серверах в виде операционных систем, все лицензионные вещи принадлежат МОН РК, в том числе единому госоператору информационных систем АО "Национальные информационные технологии" (НИТ). Для общего понимания: системы государственного, квазигосударственного сектора и связанные с персональными данными с 1 января 2016 года согласно "Закону РК об информатизации" должны находится у единого госоператора в защищённом и безопасном периметре АО "НИТ". В этой же организации находятся наш казахстанский e-gov и другие системы.

Мы находимся на серверах МОН РК, размещённых в периметре АО "НИТ". То есть за массой различных аппаратных и программных комплексов, таких как файрволы, службы и процедуры безопасности и так далее. В этом ракурсе государство обеспечивает сохранность данных, мы же отвечаем за качественную работу нашего программного обеспечения.

Если говорить о конкретном случае, связанным со школой №61 в Алматы, то здесь произошла ошибка именно человеческого фактора. Мы в свою очередь, когда получили информацию о 61-й школе, провели собственные мероприятия. Проверили в первую очередь на исключения внешнего взлома, потому что это вызывает с нашей стороны обеспокоенность и тревогу, так как это имидж нашей компании. В течение трёх-четырёх дней делали детальный анализ и исключили внешний взлом, более того, проверили массу других вопросов и с уверенностью можем заявить, что никакой хакерской атаки не было. После этого мы провели параллельное расследование с МОН РК и руководством школы и выяснили, что произошло несоблюдение норм информационной безопасности непосредственно самими пользователями.

Причём человеческий фактор сложился так, что тот учитель, который должен был раздать логины и пароли детям, ненамеренно предоставил их третьим лицам. Во время работы две ученицы сфотографировали данные и отправили в общий чат класса, не сообщив об этом учителю.

Как заводится профиль данных пользователя? Происходит это следующим образом: школа подаёт заявку в "Кунделик", мы её проверяем от одного до пяти дней – является ли это учреждение школой, есть ли у неё вообще полномочия регистрироваться и работать в этой системе. После того как проходит эта проверка, на почту того, кто непосредственно подал заявку, приходит логин и пароль администратора системы.

Администраторы системы назначаются самой школой, и в их задачи входит заполнить профиль организации, импортировать списки учеников, учителей и законных представителей обучающихся (родителей). После импорта файлов делается запись уроков, звонков, всё, что связано с академической деятельностью школы. Как только все эти данные импортировались, система автоматически генерирует логин и пароль для учителей, учеников и родителей. Администратор, выполнив все действия, докладывает классному руководителю (также уже должен иметь доступ к системе к тому времени). Классный руководитель собирает совещание, на котором раздаёт индивидуальный логин и пароль каждому ребёнку. После этого дети заходят в систему, которая тут же заставляет их сменить пароль. При этом там написаны все вспомогательные подсказки по созданию безопасного пароля. После этого ученики видят только свои собственные оценки и домашние задания и расписания только того класса, в котором учатся. Ученик или ученица не видят оценки одноклассников.

В системе нет анонимных пользователей. В итоге пострадали директор, учитель информатики, родители, дети и мы как разработчики. Мы получили имиджевый удар. Мы делали анализ по информационной и педагогической части, но есть ещё и юридическая часть. С учётом того что в 9 классе учатся несовершеннолетние, это дело классифицируется по статье "Хулиганство, совершённое несовершеннолетним лицом". В результате родители в случае доказательства вины их детей должны были выплатить штраф по семь МРП. На данный момент я могу заявить, что ни родители пострадавших детей, ни сами дети, ни школа, ни мы не стали подавать заявление. Мы понимаем, насколько ситуация связана с простым человеческим фактором, поэтому мы со своей стороны не будем предпринимать каких-либо юридических действий. Мы уже дали полный отчёт МОН РК. При этом школа уже заявила, что дело не в компании "Кунделик". Сейчас мы готовы прийти в эту школу, встретиться с этим классом, с родительским комитетом и ещё раз ответить на все вопросы, волнующие общественность. Объяснить все зоны ответственности и провести профилактическую работу. Я как глава компании официально могу заявить, что не считаю, чисто по-человечески, что по отношению к руководству школы и учителям надо было принимать жёсткие меры, даже если были нарушены нормативы элементарной информбезопасности самими пользователями. Как к учителю, так и к детям. Со всеми могло такое произойти, к таким вещам нужно относиться с трезвой головой. Это большой социальный проект, не всегда всё идёт гладко. Критики много, конструктива крайне мало. Мы продолжим заниматься предикативным анализом – страна у нас большая, школ много. Весь прошлый год для этого мы проводили выездные семинары, лично объездили все области. Более того, на постоянной основе мы проводим вебинары, так как постоянно ездить по стране – это крайне затратно, потому что нас никто не субсидирует.

Практика показывает, что как на уровне рядовых пользователей, так и на уровне продвинутых существует не всегда чёткое понимание зоны риска и ответственности. Каждый человек должен понимать, что логин и пароль – это его персональные данные, которые он не должен передавать кому-либо.

– Что можете сказать о слухах, согласно которым МОН РК тратит миллиарды на создание и работоспособность системы?

– Мы изначально строим проект на базе ГЧП. Мы даём в пользование государству нашу систему. За её разработку и внедрение в Казахстане, техподдержку, исправление ошибок мы не просим с государства ни копейки бюджетных денег. Мы просим государство выступить гарантом внедрения этой системы, в том числе методологической поддержки, организационной, потому что в рамках различных госпрограмм, таких как цифровой "Казахстан-2020", государство должно переходить с бумажных носителей на электронный формат. В этом случае мы говорим, что если с нами заключается контракт на полный академический цикл (11 лет. – Авт.), то в течение этого времени мы соблюдаем свои предложения, не просим дополнительных средств за доработки и содержание системы ни копейки. Государство только его внедряет. При этом мы рассчитываем на 70% рынка – общеобразовательные школы РК, потому что мы вложили только собственные деньги, и рентабельность проекта осуществляется в течение нескольких лет. При этом наша система может поддержать все 95% общеобразовательных школ РК. Оставшиеся 5% – это специализированные школы (для слабослышащих, слабовидящих детей, интернаты, школы-тюрьмы, где специфика пользования совсем другая. – Авт.).

– Когда система будет внедряться для учеников младших классов? Когда и какие регионы будут подключены к системе в дальнейшем? Когда стоит ждать массового перехода учеников на электронную систему?

– Система "Кунделик" предназначена для всех параллелей – с первого по одиннадцатый класс, включая даже нулевые классы, если таковые есть. В рамках нашего сотрудничества с МОН у нас есть чёткий приказ о переходе четырёх тысяч школ на систему "Кунделик", в рамках которой мы работаем. В планах у нас до конца 2018 года охватить порядка пяти тысяч школ. Оставшиеся 2,5 тысячи школ могут подключаться в другие системы. У нас в стране около 7,5 тысячи школ – 70% рынка, это наш охват. Где есть другие проекты в других регионах, в те школы мы уже не заходим.

В других регионах схожие проекты работают на платной основе, где-то в виде абонентской платы или других схем. Но где школы пустые, туда мы предоставляем электронные дневники и журналы. Мы соблюдаем паритет. Если говорить по Казахстану, мы представлены во всех областях. Астана, Алматы – 100-процентное покрытие. В 14 других областях где-то 100% представления, где-то меньше. Всего в Казахстане порядка 7 373 школ, около 3,5 тысячи школ – это малокомплектные школы и школы дальних районов. С сельскими школами ситуация крайне сложная, там тяжело говорить вообще об электронных журналах и дневниках, когда элементарно туалет находится на улице. В тех отдалённых районах очень слабое оснащение компьютерным парком и плохо с наличием широкополосного доступа в интернет. Там есть интернет, но он бывает разным. Многие сети не выдерживают, когда подключены одновременно 10-20 компьютеров, не хватает ширины канала, что не соответствует нужным параметрам. В этих регионах мы также работаем, это не означает, что мы взяли все "сливки" школ. У нас из 4,5 тысячи школ, которые к нам подключены, 70% из них находятся в сельской местности. Почему идёт такое распространение – нельзя говорить о каком-либо разделении системы образования. Дети, обучающиеся в сельских школах, должны быть также грамотны в использовании электронных дневников. Даже если в селе слабый интернет, но у школы есть желание работать в системе, когда наступит лучшее будущее, то удалённые районы не будут обделены. В нашей системе работают все классы с первого по одиннадцатый. По статистике, в стране у нас около 320 тысяч учителей, в 4,5 тысячи школ – около 220 тысяч учителей, и все они работают в нашей системе. Да, младшие классы работают меньше, но среди учеников, которые увлечённо пользуются системой, это средние и старшие классы. Их средний возраст от 10 до 15 лет.

– Сколько активных пользователей используют систему сегодня?

– У нас в системе сегодня зарегистрировано 2,9 млн пользователей. Из них реально активных, кто хотя бы один раз заходил в систему и использовал её в дальнейшем, 1,4 млн человек. То есть ровно половина. При этом мегаактивные, естественно, – это учителя. Из 1,7 млн учеников в системе, которые зарегистрированы в "Кунделик", активными являются 900 тысяч человек. И из около миллиона родителей, которые зарегистрировались, интересуется успеваемостью детей ровно половина.

В день заходят в систему около 120 тысяч пользователей. Ежеминутно в "Кунделик" работает до 5,5 тысячи пользователей. Система выдерживает нагрузку. Были только проблемы у конечных пользователей, связанных со слабым интернет-каналом самих школ. Для комфортной работы в большой школе, где учатся свыше тысячи детей, только на нашу систему нужно иметь около 10-15 мбит/в секунду. Но в целом требуется от 4 мбит/в секунду и выше. За прошлый год в системе было выставлено 600 млн оценок с учётом посещаемости и домашнего задания. И мы готовы дальше расти, если это будет нужно государству. Нам для работы нужна лишь одна корзина серверов. Это 12 лезвий (серверов). Сейчас нам предоставили четыре физических сервера, на которых используется 33 виртуальные машины. Для уровня республиканского проекта это смешная цифра.

– Давайте коснёмся удобности онлайн-системы для массового потребителя. В чём её особенности?

– Есть у нас мобильная версия сайта для учителей. Что нужно в первую очередь учителям: зайти в "Кунделик", выставить оценку, выдать домашнее задание. Для этого мы разработали мобильную версию сайта, адаптированную под экран смартфона. Почему мы сделали эту версию? Как показала практика, в школах зачастую нет интернета или персонального компьютера у преподавателя за рабочим столом, но смартфоны есть практически у всех. На них стоит интернет 3G, 4G или LTE. Мы специально сделали, чтобы эта версия была бесплатной, как и весь сайт "Кунделик". Если педагогу нужен более широкий функционал, то он доступен с любого компьютера, который также бесплатен.

– Раз мы коснулись темы, то перейдём к больному вопросу. Что касается монетизации проекта и платных сервисов. Как планируете зарабатывать на электронных дневниках и возвращать вложения?

– Мы уже сделали мобильное приложение для IOs и Android, которое будет только для учеников и родителей. Оно будет платным, но при этом годовая подписка будет стоить не более тысячи тенге. Не такие уж и большие деньги. Если родитель решил скачать мобильное приложение, то он может отслеживать все успехи ребёнка через смартфон. Мы не выпускаем это приложение сейчас, потому что боимся. Опять опасаемся резонанса: "Почему платно?". У нас же люди привыкли ко всему бесплатному. Все считают, что за разработку и внедрение системы нам платит государство. Это не так. Мы всё делаем за счёт частных инвестиций. Мы не получаем никаких субсидий, никто нас не лоббирует. Государство выступает лишь гарантом потребления услуги, а как заработать, мы сами знаем.

Мы не хотим бюджетных денег. У нас цивилизованный, западный, подход, как у Amazon, Google, Facebook, – мы хотим зарабатывать деньги не с госзаказа. При этом. если человек не хочет использовать мобильное приложение, пожалуйста, весь сервис абсолютно бесплатно доступен через персональные компьютеры, ноутбуки. Мы сделали платным мобильное приложение для родителей и учеников. У нас в компании всего два вида дохода, один – с помощью рекламы формата "6+" (рейтинг для детей. – Авт.), так как в систему заходит большое количество пользователей и это хорошо для рекламодателей. Эта реклама видна на сайте. Но в основном это реклама образовательного характера: онлайн-курсы, книги, вузы, школы, форма, парты. Мы не рекламируем табачные изделия или алкоголь. Это всё реклама, которую могут увидеть дети от шести лет, и она направлена на образовательный сектор.

Вся реклама сделана ненавязчиво. За неё рекламодатель платит нам, и пока это единственный доход. Второй наш доход – это дополнительные сервисы. Если родитель скачал приложение, то он заплатил за него. Этот допсервис не обязателен. Если не хочешь – пользуйся бесплатно с компьютера. Мы делаем приложение платным, потому что на нём не разместишь ненавязчивую рекламу. Экран маленький. Соответственно, если люди переходят с компьютера на смартфоны, то с сайта происходит отток пользователей и просмотров. На сайте уменьшается показатель по рекламе. Чтобы нам вернуть свои инвестиции, мы берём плату за допсервис. На телефоне реклама будет слишком раздражать.

При этом даже в ПК-версии сайта реклама сделана так, что она отображается для каждого пользователя не более четырёх раз в месяц. То есть если вы заходите каждый день в течение месяца, то увидите её только четыре раза. Если заходить один раз в неделю, то она будет отображаться. Этот метод рекламы использует все сайты, в том числе и СМИ. Это западный подход, без всяких коррупционных схем или дотаций от государства. Здесь выигрывают все: государство, которое выполняет госпрограмму без затрат бюджета; общество, которое переходит на цифровые технологии; бизнес, который начинает доверять государству.

Мобильное приложение полностью готово. Мы просто не выпускаем его в релиз. Изначально планировалось его выпустить 1 января 2018 года. Но сейчас после всей шумихи в СМИ мы боимся даже озвучить, что подписка будет стоить тысячу тенге в год. У нас легко тратят по 10-20 тысяч тенге в ресторанах, но при этом скачать платное мобильное приложение (не обязательно "Кунделик"), которое стоит от одного до трёх долларов, – начинаются сразу сомнения. Все привыкли к бесплатному, но мы не получаем дотаций от государства, нам тоже необходимо содержать офис, выплачивать зарплату, возвращать свои инвестиции.

– В связи со сложившейся обстановкой, сколько времени требуется разработчикам, чтобы проект вышел на окупаемость и стал приносить прибыль?

– Договор ГЧП заключён на полный учебный цикл (11 лет. – Авт.), при этом срок окупаемости проекта из-за последних событий возрос с четырёх до шести-семи лет.

– Как считаете, насколько сегодня казахстанцы готовы к подобного рода цифровым сервисам?

– Цифровой Казахстан – одна из самых обсуждаемых тем в обществе. Люди так или иначе будут переходить с бумаги на цифровые технологии. Если говорить о недавних событиях: более 10 лет тому назад, когда государство только внедряло E-gov, какой был диссонанс в обществе! Однако ментально люди через пять лет всё равно пришли к этому, и сейчас "электронное правительство" используют все. Да, программа будет тяжело идти. На это есть объективные причины. Нам нужен широкополосный интернет в школах, обеспечение компьютерной техникой, профессиональная подготовка учителей к новым технологиям. Это не происходит в одночасье. Учителя и родители уже легко пользуются всеми сайтами, соцсетями. У "Кунделик" достаточно дружелюбный для пользователя интерфейс. На переход просто нужно время. Наш сайт для удобства представлен на трёх языках, всё сделано для массового потребителя.

– Расскажите о нововведениях, которые привнесла система с момента внедрения.

– Мы единственные на рынке сделали новое суммативное критериальное оценивание по технологии Назарбаев интеллектуальной школы. Это новая система оценивания. С 2016 года по новой системе оценивания учились первые классы, сейчас к ним подключились 2, 5 и 7 классы. Эта система похожа на балльную систему вузов. Под их кураторством была внедрена эта система, которую могут использовать пользователи "Кунделик".

Также мы внедрили систему автоматической отчётности, которую могут в режиме реального времени просматривать сотрудники МОН РК. Наполняемость расписаний, ведение электронных журналов, расписание по каждой школе. При этом они больше не звонят в школу и не требуют отчёта, они могут самостоятельно брать эти данные. Это разгружает учителей от подготовки массовых отчётов. В этом году эта практика хорошо начала работать. Раньше мы разъясняли МОН РК, как работает система, и сами отправляли отчёты на почту. Им был нужен онлайн-инструмент, и мы его дали.

– Прокомментируйте слухи о том, что в государственном тендере не участвовали другие компании, что вызвало ряд критики отдельных бизнесменов. Как проходил тендер на самом деле? Было ли проведение повторного тендера?

– На самом деле как происходит процедура ГЧП: любая компания или физлицо, у которых есть продукт, могут выступить с инициативой о ГЧП. Для этого они должны предоставить концепцию, где прописана целесообразность проекта, финансово-экономическая часть, бизнес-план, уставные и учредительные документы.

Если говорить о нашем проекте, то МОН РК сначала рассматривал, нужно это внедрять в школах или нет. После принятия решения уведомляются СМИ, и любой желающий может участвовать в конкурсе. МОН РК все эти процедуры выполнил. Этот проект согласовали в Правительстве и дали информацию в СМИ, что есть такая концепция и любой желающий может предоставить альтернативное видение и проект, с которым будет участвовать. В итоге участвовали всего две компании. При этом если мы предоставили полный пакет документов и концепцию, то вторая компания должна была сделать то же самое. Насколько я знаю, концепции от альтернативной компании не было. Нельзя просто сказать, что я согласен с концепцией "Кунделик", и выйти на этот конкурс. Эта концепция разрабатывалась и писалась около полугода, и работа над ней продолжается нами до сих пор. Люди должны были сделать свою домашнюю работу. МОН РК ждал их ответа, но в итоге прошла только наша заявка. Основным условием было то, что внедрение концепции не будет стоить ни копейки бюджету. Поэтому никто и не хотел участвовать, потому что никому не хотелось работать бесплатно.

После начались прямые переговоры с МОН РК. Был издан приказ о четырёх тысячах школ, на которых устроили проверку нашей системе. Это была тестовая площадка. Мы это сделали и так начали работать. Потом опять началась шумиха в СМИ, было собрание на площадке НПП "Атамекен". Представлена была масса компаний, заинтересованных в проекте. Наш пилотный проект приостановили, МОН РК заявил, что для всех опоздавших будет снова открыт приём заявок. Это было 4 марта, на собрании были около 30 компаний, министр образования. До середины июня ни одной заявки так и не поступило, мы дальше работали, но у нас остановилась вся процедура ГЧП. Однако за это время мы полностью подтвердили компетенцию. Обучили системе четыре тысячи школ. МОН РК вечно ждать не мог, и работу продолжили с нами. Всем давали второй шанс поучаствовать. Мы сразу договорились с государством, что наш проект рентабелен при 70% рынка, при этом осталось ещё 30% – пожалуйста, ничто не мешает сторонним компаниям работать с ними. Также сесть за стол переговоров с МОН РК.

Что я хотел бы сказать всем критикам, которые говорят о лоббировании МОН РК нашей компании. Если бы это было, нам бы не пришлось сталкиваться со всеми этими преградами. Нам как бизнесменам нелегко даётся этот проект.

– "Күнделік" по дизайну и содержанию (рубрики, темы) очень похож на российский "Дневник", и "Дневник" был разработан чуть раньше. Что можете сказать по этому поводу?

– Мы изначально говорили, что у нас казахстанская компания. При этом у нас 45% компании принадлежит "Дневник.ру". Разработчиками ядра являются россияне. Всё, что было по доработке ядра, методология, трёхязычие, академическая успеваемость, аналитика, количество предметов – всё это делали и делаем мы. В России на весь проект работают 150 человек, из них около 10 задействованы на нашем проекте. Со стороны Казахстана у нас работают всего 12 человек. Это включая бухгалтеров, юристов, операторов и меня. Понятно, что серверы обслуживает государство. Но такое количество людей отвечает за работу всей системы. И кормимся мы только за счёт собственных вложений.

– Также хотелось бы уточнить, с чем связана недавняя смена руководства фирмы-разработчика.

– Мой хороший друг Александр Григорян по семейным обстоятельствам уехал на ПМЖ в Канаду. Мы потеряли одного из основополагающих сотрудников. Он по образованию программист, сейчас работает уже не с нами, а с разработчиками в ИТ-компании в Канаде. К большому моему сожалению, он ушёл из "Күнделік". Я являюсь одним из учредителей и основателей компании, и поэтому встал на замену Александра.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter