Азимбек Бекназаров при Аскаре Акаеве был депутатом парламента, при Курманбеке Бакиеве – генеральным прокурором, а при Розе Отумбаевой – вице-премьером временного правительства. Лишь при нынешнем президенте Бекназарова уже седьмой год не пускают во власть ни в каком качестве, хотя действующего главу государства Алмазбека Атамбаева он называет соратником и даже другом (правда, бывшим), с которым прошёл две революции, свергнув двух президентов. Зарабатывал всё это время Бекназаров частной адвокатурой, пока не выдвинулся кандидатом в президенты Кыргызстана.

Сегодня, 15 октября, соседи-кыргызы пошли голосовать за очередного, нового главу государства. Действующему президенту Алмазбеку Атамбаеву остаться на второй срок не позволяет Конституция, и он неустанно с любых трибун повторяет, что предстоящие выборы станут первой в истории независимого Кыргызстана мирной передачей власти от одного избранного президента другому. Однако Азимбек Бекназаров утверждает, что Атамбаев ни за что добровольно не передаст руководство страной в чужие руки, и что правящая элита уже нашла законный способ сохранить власть за собой. Логикой громких заявлений Азимбек Бекназаров согласился поделиться с нами лично, приехав на интервью в один из отелей Бишкека.


Читайте также:
Чего ждать от Сооронбая Жээнбекова? Мнения экспертов о новом президенте Кыргызстана

– Азимбек Анаркулович, вы, как опытный революционер, скажите – кто вмешивался извне в обе кыргызские революции?

– Я постоянно об этом говорю и оправдываюсь… Никто извне не участвовал. Лучше меня этого никто не знает, потому что в обе революции я начальником штаба был.

– Начальником штабов двух президентов?

– Двух революций. Многие пишут, что либо Запад, либо Россия. Нет! Просто они после победы первыми сюда приходили. В первую революцию приехал посол США и просил с ним сфотографироваться, будто они это устроили. А во вторую первыми позвонили Медведев и Путин, а в стране сразу появилось много русских, вплоть до Рушайло, как будто они всё устроили здесь. На самом деле – нет, конечно! Верьте, не верьте, но ни морально, ни материально, ни политически никто из них помощником не был. Если были бы – я бы знал. Не было. Никакого влияния.

– Чистая воля народа, сугубо внутренние процессы?

– Конечно. Я же с ними тогда был, с президентами. И разговаривал с ними. Анализировал, где они совершили ошибку, а где мы. Например, кто сказал, что Акаев не преступник и власть ещё поменяется трижды? Никто про него такого не говорил, потому что они продали страну. Если где-то какой-то завод украли, то ещё прощается, а он же распродал все колхозы, фабрики, заводы и даже земли Китаю. А что хорошего он сделал? Если бы сделал, то приезжал бы в страну до сих пор. Я с ним бок о бок ходил. Он президентом был, а я депутатом. Я же среди них всех был постоянно. История Кыргызстана без меня не история. Я же живая легенда, получается. 20 лет с ними: как они отдыхали, что говорили, как строем ходили, как убегали. И с Бакиевым я плечом к плечу пришёл во власть, а у него через три месяца уже начала семья управлять. Я сколько к нему ходил: "Аке, – говорю, он же старше меня, – вы что делаете? Везде ваши дети. Я их посажу же". "Сажай!" – он мне говорил, а потом началось "нет-нет", и через пять месяцев меня убрали. Он открыто сказал мне: "Я выбрал своих детей и братьев, а тебя увольняю".

– Это он вам так в своём кабинете сказал?

– Да.

- А каково это – занимать высшие государственные посты, а потом раз – и оказаться вдруг совершенно не у дел?

– После революции у нас образовалось временное правительство. Новую Конституцию в десятом году мы приняли и в соответствии с ней проводили выборы в Жогорку Кенеш. Когда парламент был избран, мы передали власть, то есть выполнили историческую миссию – заново привели государство в правовое поле, а сами распустились. 21 декабря 2010 года. С того времени я безработный, 7 лет уже.

– Потому что никуда не зовут?

– У нас же партийная система. У нас до сих пор как-то нехорошо относятся к временному правительству.

– Но вы же наверняка понимаете, что революцию делают одни люди, а потом приходят другие и отнимают у них эту власть...

– Это закон, да. Так и получилось. И проходимцы сидят сейчас и руководят страной, критикуют нас, перебежчиками называют, оскорбляют. Из 14 человек временного правительства один обвиняет остальных 13. Зачем? А я постоянно признаюсь, что виноват, но виноват настолько, насколько виноват и сам Атамбаев, потому что мы коллегиальные решения принимали. Я же не убегаю, а всегда говорю и пишу, что это наша общая ошибка.

– Вы считаете, что страной руководят проходимцы?

– Они же все наши! И его во власть на самом деле мы же привели...

– Атамбаева?

– Атамбаева. Он мой друг.

– Был или есть?

– Бывший друг. Две революции мы бок о бок ходили. И в пятом, и в десятом годах.

– То есть он поднялся, а вы – нет?

– В десятом году у нас произошёл большой и серьёзный спор. Это я впервые говорю, никогда об этом не рассказывал, но сейчас я кандидат в президенты и поэтому могу об этом говорить. Его, Атамбаева, я же всегда поддерживал, и он этого и сам не отрицает. А сегодня в стране его все забыли. Он болтает что-то, а на него ноль внимания у нас в Кыргызстане. Все занимаются своими делами. Потому что уже давно никто не верит власти в Кыргызстане. За 20 лет, столько боролись-боролись, и ничего не изменилось! Мы выгнали Акаева, потом выгнали Бакиева, но во власти остались те же люди, те же олигархи. Ушёл Бакиев – и те же люди перешли к Атамбаеву.

Так вот, в 2010 году, после революции, у нас было два пути: мирный путь, то есть через старый "бакиевский" парламент прийти во власть, сформировав новое правительство, или революционный путь – вовсе распустить Жогорку Кенеш, временному правительству взять власть в свои руки, принять новую Конституцию, провести реформы и только потом передать власть. Москва и другие наши соседи, в том числе Казахстан, предлагали нам первый путь, за который выступал и мой друг Атамбаев. А на втором пути как раз настаивал я, и так получилось, что поддержали меня. Я выигрывал, и он сильно на меня обиделся, съездил в Москву, а по возвращении стал настаивать на том, чтобы решить всё через Жогорку Кенеш. А на улицах были тысячи людей, около ста человек уже погибло, и я сказал ему, что народ не поймёт, если мы будем сотрудничать со старым парламентом. И мы по второму пути пошли. С этого момента мы и разошлись. Он окончательно обиделся.

– Но у вас же по-прежнему управляет одна и та же элита – человек двести...

– Просто народ уже устал. В течение шести лет дважды была совершена революция, но результата никакого они не дали, и в стране сохранялось то же семейно-клановое управление и авторитаризм. Сегодня не семья Атамбаева руководит, конечно, но руководит его семейная партия. Понимаете? Это партийно-тоталитарный режим. Он всем управляет через свою партию: парламент через его партию ему подчиняется, правительство через его партию ему подчиняется, суды, все-все-все ему подчиняются. Он держит вот так (показывает сжатый кулак – Авт.). А члены партии кто? Бывшие помощники, журналисты, телохранители, шофёры – вот таких людей набрал. Вот наша беда! Но у нас настоящее демократическое государство получится, потому что мы через борьбу идём.

– Но демократия ведь ещё и в том, что: если вы меня выбрали, то, ребята, дождитесь конца президентского срока.

– Если президент нарушает Конституцию, на которой поклялся, у народа есть право свергнуть его! Президент наш хвастается, мол, у нас всё нормально, а народ… (выдержал паузу и махнул рукой - Авт.). Потому что ничего, даже спичек, не выпускаем. Ничего у нас нет, работать негде людям.

– А зачем тогда были все эти ваши революции, скажите?! Чего добились?

– Ничего не добились! Поэтому я постоянно говорю, что теперь революция – это в душе: не меняется верхушка власти, тогда сам человек меняется, общество мы должны менять.Вот поэтому тщательно слежу за политикой Путина, как он возрождает Россию, он настоящий вожак. Почему у нас так не получается? Только президент придёт – и его через год уже начинают ругать. Почему у нас так получается? Веры нет! Наш народ не верит никому! Потому что мы малый народ, 4-5 миллионов, все друг друга хорошо знают.

– Если Атамбаев – это человек, так любящий власть, почему же он решается добровольно её отдать? Почему он не пошел на второй срок?

– Потому что Конституция не позволяет ему. Мы в десятом году запретили ему, ещё шесть лет (запрет переизбрания на второй срок - Авт.). Один раз был, второй уже не может. Но, я думаю, что он не уйдёт! После выборов он хочет стать премьер-министром.

– Думаете, премьер-министром?

– Да, с прошлого года на вечерах он часто хвастался, что у премьер-министра больше полномочий. Хвастался же! Парламентско-президентская страна, так и говорил. И он не зря говорил! А ещё говорил, что, мол, если друзья позовут, я приду на помощь. Ну из ДВК, из его партии позовут его, и он станет премьер-министром. Он никуда не уйдёт!

– Вы уверены?

– Я уверен! Я хорошо знаю его. Двадцать лет знаю. Когда он без денег остался на улице, когда ему плохо было, я помогал. Когда он сбегал в Турцию, а оттуда приходили от него за помощью. Поэтому я хорошо его знаю. И поэтому он не уйдёт. Никуда не уйдёт.

– Он заручился чьей-то поддержкой?

– В Москве, наверное, ему насоветовали. Вот как Медведев передал пост Путину...

– Тандем?

– Тандем! Да, мол, сейчас премьером посиди, а в следующий раз назад придёшь. По-путински. А я ему предлагал: ты лучше, как Ельцин, уйди – навсегда.

– "Я устал, я ухожу"?

– Если ты устал, хорошего человека найди, государственника, не подхалима какого-то – ни рыба ни мясо, а государственника. Ельцин же нашёл Путина!

– Что, кыргызов нет талантливых?! Есть же наверняка!

– Да-да-да! А почему у нас такой? А из новых молодых политиков кого-то вытащить – они же только продавать и покупать умеют и больше ничего.

– Ну откуда вы знаете?

– Я знаю, я всех их знаю!

– Сидит, может быть, в соседней комнате талантливый человек, государственник, может быть, Путин ваш сидит! Но он не пойдёт во власть! И знаете, почему? Он боится, что вы его свергнете! Ему нужно будет бежать из страны, и это как минимум...

– Нет, такой не пойдёт, потому что его никто не знает. А когда президент сам говорит: я верю этому человеку, пусть шесть месяцев поработает, и назначает его премьер-министром – другое дело. Вот поэтому Атамбаев должен найти такого Путина, который сидит в соседнем кабинете. А если из того соседнего кабинета появится кто-то: "Я – Путин", кто ему поверит? Таких много из Москвы приходило у нас, многие и многие: "Я Путин кыргызский!" Не верит народ! Вот поэтому ельцинский путь более реальный. Поставить человека, пусть годик поработает, и народ начнёт верить.

– Давайте представим: вас избирают президентом, народ избирает, доверяет вам. Но вы же идёте и понимаете, что в любой момент к президентскому дворцу приведут толпу. Приведут именно, я не оговорился! Вы же понимаете, как это происходило... И свергнут! Выгонят вас из страны, как это было с другими президентами, и, будете жить в Москве или Минске. Как с этим быть?

– Я знаю свой народ и если меня изберут, я не убегу, я здесь умру. Если ты ошибку совершил, ты пойди в народ, объясни! Не убегай! Если народ толпой придёт, я выйду. Когда стреляли из автоматов, я под пули выходил. Кроме меня, никто не выходил вот так. Я выслушивал и решение принимал. Поэтому народ поймет... Народ только надо слышать! Хоть десять человек, хоть тысяча – надо сходить, а не убегать! Раз перекрыли дорогу, надо сходить самому президенту и спросить, почему вы перекрыли дорогу, и народ объяснит вам. А ты решай этот вопрос!

– Но без ошибок же не бывает. И вы должны понимать, что если случится какая-то ошибка, вас свергнут, вы не уйдёте, как вы говорите – умрёте на своем рабочем месте. Вы отдаёте себе отчёт, что не можете ошибиться?

– Да, правильно. Но я исправлю, если народ придёт и укажет мне.

– А почему предыдущим президентам не давали возможности всё исправить?

– Сколько раз давали мы! Сколько раз я сам лично им давал! А сколько раз курултай проводили! Мы звали их, и они приходили. И мы отдавали им: "Вот восемь вопросов – бери и решай!" Это что, трудно было исправить? Убери Максима (сын Курманбека Бакиева – Авт.), не устраивай теневое правительство! Что, трудно было убрать? Не повышай цены на энергетику! Что нельзя было не повышать? Мы же после революции решили этот вопрос, и ничего же страшного в стране не произошло.


Монумент революционерам в Бишкеке

Монумент революционерам в Бишкеке / Фото Герарда Ставрианиди

– То есть вы нисколько не жалеете, что Акаева и Бакиева свергли в свое время?

– Ну, они сами виноваты.

– Но, может, за какие-то ошибки нужно иногда прощать, а не свергать тут же и выгонять из страны. Как вы думаете, не распустился ли сам народ от таких свобод?

– Есть такие ошибки, которые народ не должен прощать. Вот наша современная история без меня – это не история, я среди них был постоянно, я уже легенда, получается.

– Очень много прогнозов по поводу того, какая реакция после этих выборов будет – и у народа, и у элиты, и у разных сил. Вы как видите развитие ситуации? Есть у вас прогноз?

– Народ победит.

– Обойдётся тихо, мирно?

– Народ победит, я уверен.

– Народ победит? А победит как? Тюльпанчики..?

– Ну, до такого не дойдёт. Но заставят уйти, и народ победит.

– То есть Атамбаеву премьером не быть, вы имеете в виду? Или что вы имеете в виду?

– Атамбаеву? Конечно, если ему не помешать, то он спокойно будет сидеть и еще шесть лет управлять.

– А кто-то готовится ему помешать?

– Да, мы будем мешать ему, чтоб он ушёл. Тихо, мирно, как Ельцин, чтобы не мешал и не вмешивался.

– А откуда уверенность, что без крови получится?

– В конце концов мы поменяем политику Акаева, сломаем его общий дом, акаевский общий дом сломаем. Хватит уже! Семейно-клановый авторитарный режим, при котором люди живут уже двадцать шесть лет. Хватит! Кыргызстан ищет, кыргызский народ ищет такого мудреца, который бы про закон помнил, и про народ не забывал. Такого, который не ругал бы народ свой и не называл баранами... Мы уже тоже научились кое-чему и в конце концов обязательно придём к этому!

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter