Казахстанский Медиа Альянс (КМА) заключил меморандум о развитии экологической журналистики с ТОО "Turanga Group", которое получило в долгосрочную аренду земли Иле-Алатауского национального парка в Алматинской области. Эта информация была воспринята обществом неоднозначно.

Известный журналист Вадим Борейко посвятил пост этой теме, указав, что ни один из учредителей, которым он позвонил, не был в курсе о подписании подобных договорённостей. Корреспондент Informburo.kz поговорил на эту тему с председателем правления КМА Арманжаном Байтасовым.

Я не согласен, что это скандальный проект

– Арманжан Мерекеевич, расскажите, пожалуйста, подробнее про меморандум с ТОО "Turanga Group".

– Всё достаточно просто. КМА работает с 2017 года. В уставной деятельности:

  • защита прав журналистов;
  • защита от уголовных преследований;
  • участие в общественной деятельности;
  • помощь и участие в разработке закона "О СМИ";
  • медиа-обучение, создание медиа-школы.

Сейчас мы разрабатываем Кодекс этики журналиста, принципы работы журналистики и медиа в Казахстане. В рамках медиа-школы мы провели огромное число различных бесплатных и платных семинаров. Были курсы с "Атамекеном".

Мы действительно не обсуждали подписание этого меморандума, как и другие меморандумы о совместной деятельности. Мы их среди учредителей дополнительно не подписываем. В уставе не обозначено, что мы по каждому поводу всем будем говорить, что начинаем курсы. Учредителей много, мы не ставим себе такой задачи. Я даже не знаю, в чём вопрос.

В прошлом году по программе "Енбек" был меморандум с "Атамекеном". Никого это не волновало, всё было спокойно. Курсы прошли на ура. Люди отучились бесплатно.

В этом году мы подписали меморандум с группой, которую возглавляет Александр Гужавин. Я, честно говоря, даже не думал, что должен эту тему поднимать, потому что дело благое и оно вызывать вопросов особенно не должно. Мы ещё в июне всем говорили, что начинаем курс экожурналистики. Мы сразу объявили, что эти курсы будут бесплатные.

– Вас не смутило, что это скандальный проект и к нему неоднозначное отношение общества?

– Меня нисколько не смутило. Я не согласен, что это скандальный проект, это во-первых. Во-вторых, у меня есть собственное мнение. В-третьих, я хочу, чтобы у людей, которые будут заниматься изучением экожурналистики, появилась возможность хотя бы несколько занятий провести на открытом воздухе. В том, что мы нашли точки соприкосновения с группой Александра Гужавина (глава ТОО "Turanga Group". – Авт.) и с огромным числом волонтёров, которые будут помогать, я, честно говоря, вообще не вижу никаких проблем.

Скандальность здесь в чём заключается? В том, что часть людей, которым не нравится деятельность Александра Гужавина ещё в бытность его работы на Шымбулаке, не нравится теперь то, что он занимается созданием визит-центров в национальных парках? Это скандальность?

Невозможно получить что-то от государства, а потом на аренде зарабатывать

– Дело ведь не в Гужавине, а в процедурах, которые ТОО "Turanga Group" провело. Например, не сделали экологическую экспертизу, скрывают часть договора, пометили их грифом "секретно".

– Я за журналистское расследование. Пусть журналистские расследования покажут, какие пункты договора скрыты, какие – не скрыты. Что касается нашей деятельности, у нас всё открыто.

Александра Гужавина я знаю давно. Я могу сказать с уверенностью: он порядочный человек. Если что-то делает, то делает это основательно, добротно, понимает, что делает. Не так, чтобы пришёл, получил что-то, а потом кому-то раздал в аренду и сделал на этом бизнес – это точно не про Александра Гужавина. Это невозможно – прийти и получить что-то от государства, потом на арендном бизнесе зарабатывать.

В любом случае этот проект правильный и масштабный. Многие, наверное, бывали в визит-центрах за рубежом. Я был в парке Калифорнии. Честно говоря, мне нет разницы, кто управляет этим – штат Калифорния, из Вашингтона или какой-то бизнесмен. Я пришёл, заплатил за билет, пошёл в кафе или ресторан, поел, встретился с гидом, посмотрел в визит-центре всю интересующую меня информацию. Увидел, что медпункт работает, есть нормальный туалет, нормальные тропы. Я прогулялся, получил огромное удовольствие и быстро получил качественную информацию.


Читайте также: 35 га Иле-Алатауского нацпарка под Алматы передали частнику. Активисты против


Я не просто поддерживаю, я двумя руками за этот проект, потому что он делает более культурным туризм в Казахстане, выводит нас на новый уровень. У нас сейчас отдыхают "дикарём" – где угодно расставляют палатки, жгут костры, ходят в туалет, образуются стихийные свалки. Времена меняются, мы в XXI веке живём, надо быть более культурными, более правильными. Ребята сами хотят организовать визит-центр для людей. И не за счёт налогоплательщиков, а за счёт инвестиций.

Я специально поехал на Большое Алматинское озеро (БАО) – красивейшее место. Я снял на камеру телефона туалет, потому что я в шоке, что до сих пор там всё находится в таком состоянии.


Туалет на БАО

Туалет на БАО / Фото Арманжана Байтасова

Александр Гужавин хочет принципиально поставить в туалете всё дорогое, чтобы люди не ходили мимо унитаза, нормально относились к месту, куда зашли. Люди инвестируют. Если сейчас их напугать фразами: "Давайте не будем делать туалеты!", то все так и будут ходить в такие дырки или под кустик. Что от этого изменится? Кто выиграет от этого? Я просто понять не могу. Поэтому я поддерживаю идею Александра Гужавина.

– Поддержка проекта Гужавина – лично ваша инициатива или всего КМА?

– Поддержка Гужавина – моё личное отношение, я его знаю лично. КМА не поддерживает Гужавина, более того, у членов альянса разные взгляды на огромное количество вопросов, в том числе и по Кок-Жайляу. Например, учредитель КМА Бейбут Алибеков выступает против того, что делает Гужавин. Я выступаю за то, что делает Гужавин. У нас могут быть разные мнения, но у нас культурная дискуссия.

Может, Александр Гужавин ошибается. Но не ошибается только тот, кто ничего не делает. Можно вообще ничего не делать. Будем и дальше только размышлять о том, почему у нас нет западных туристов.

При чём АП и проект Гужавина в рамках деятельности Медиа Альянса?

– Наш коллега Вадим Борейко про одного из учредителей КМА Ерлана Карина указал следующее: "Проект Гужавина поддерживает АП (Администрация президента. – Авт.)?", делая отсылку на должность Карина в качестве помощника президента. Прокомментируйте, пожалуйста.

– Ну как Администрация президента может поддерживать? Я уважаю Вадима Борейко, но глупо ставить так вопрос. При чём здесь АП и проект Гужавина в рамках деятельности КМА, который организовывает курсы по экожурналистике? Не побоюсь сказать: на это надо иметь воспалённое воображение.

То, что касается экожурналистики – это моя инициатива. Не Гужавина, не кого-то ещё. Я – алматинец, люблю гулять в горах, вижу, что происходит. У людей нет уважения к окружающей среде. У многих потребительское отношение к природе. Какими-то приказами это тяжело остановить, только через воспитание.


Читайте также: Арманжан Байтасов: Мы хотим, чтобы журналистам в Казахстане было безопасно работать


Мы уже начали курсы. Хотели запустить обучение 3 августа, но из-за карантина не смогли этого сделать. Начались послабления – мы стартовали. Мы могли бы подождать полного снятия карантина, но неизвестно, когда это произойдёт. Тогда можем потерять тёплое время года, на улице будет невозможно проводить лекции. Получилось так, что все участники из Алматы и Алматинской области. Мы не смогли пригласить людей из регионов, оплачивать перелёт и проживание.

Мы постараемся записать интересные лекции, но это всё стоит денег, и это дорого. Курсы бесплатные. Преподают специалисты, волонтёры, люди, которые работают в Turanga Group. Мне самому хотелось бы прослушать курс о том, как правильно фотографировать, снимать на видео, монтировать. Конечно, будем рассказывать об истории края, что такое яблоня Сиверса, как она появилась, почему это особенно ценно, о легендах. Курсы будут длиться две недели. Записалось 50 алматинцев, их разбили на две группы.

Конфликта интересов никогда не было

– В учредителях КМА до сих пор числится Ерлан Карин – помощник президента. Не считаете ли вы, что это конфликт интересов?

– Когда Ерлан Карин организовывал с нами КМА, тогда он возглавлял РТРК "Казахстан". Сейчас его позиция поменялась. Я впервые столкнулся с таким. Благодаря посту Вадима Борейко задумался. Уверен, что Ерлан Карин даже забыл, что подписывал какие-то учредительные документы. Он же как медийщик выступал тогда, он понимал, что это полезно для отрасли. Конфликта интересов никогда не было, нет и не будет.

– Вы не планируете вывести Ерлана Карина из учредителей КМА?

– Кстати, в этом есть плюс, что мы задумались. В чём польза критики? В том, что ты умеешь делать правильные выводы. Я уже дал задание юристу разобраться.

Если не будет свободных СМИ, страна будет утопать в коррупции

– КМА не слышно. В последний раз по ситуации с работой журналистов вы делали заявление в апреле. С тех пор ситуация ухудшилась. Следите ли вы за происходящим?

– Я не просто слежу, а нахожусь непосредственно внутри ситуации. Я не только КМА занимаюсь, у нас есть радиостанции, телеканалы, журнал Forbes, сайт Forbes. Работаем не только в Казахстане, но и за границей. У меня есть возможность сравнивать с другими странами. Хуже, лучше, – для меня это абстрактно. Ситуация ухудшается относительно чего?

– Относительно ситуации с начала пандемии.

– Я бы не стал говорить, что ситуация ухудшилась. То же самое происходило и год, и два назад. Может, масштабы были другие.

Надо понимать, что у КМА возможности маленькие, с точки зрения денег, небольшой штат, мы не успеваем охватить всё. Может, мы сконцентрировались на каких-то больших делах, а не на оперативных.

– Как вы оцениваете текущую работу властей по коммуникациям со СМИ?

– Я могу сказать только как журналист и работник медиа. У чиновников есть боязнь ошибиться, не сказать ничего лишнего, особенно в такой критической ситуации, как пандемия коронавируса. Откуда это берётся? От того, что есть недоверие к статистике. На это даже глава государства обращал внимание. Чиновники всегда так работали. Они понимают, что любой их ответ может быть истолкован против них.

По информационной политике и работе с масс-медиа всем министерствам нужно пересмотреть работу своих пресс-служб. Только угрозами в стиле "быстрее отвечайте СМИ" делу не поможешь. Это системный вопрос. Нужно, чтобы по-другому мыслил и двигался весь госаппарат. Сменой работы пресс-службы ничего не добьёшься.

– Какие предложения по улучшению работы СМИ у вас есть?

– Чтобы СМИ себя уверенно чувствовали, мы должны, во-первых, уважать работу журналистов, не кошмарить их за журналистские расследования, не душить многомиллионными судебными решениями, не врываться в редакции с обыском. Журналисты выполняют свою работу. Они первые, кто освещает борьбу с коррупцией. И они же первыми попадают под удар коррупционеров. Многие коррупционеры по-другому не могут: сначала подкупают, потом угрожают, затем бьют. Нужно понимать, если не будет свободных СМИ, страна будет утопать в коррупции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter