Статистика Covid-19 в Казахстане: Заразились: 401 272 Умерли: 4 160 (11.06.2021)
Коронавирусная пневмония: Заразились: 56 202 Умерли: 3 407 (11.06.2021)

Инстинкты, кризис доверия, узкий кругозор. Откуда рождаются мифы о коронавирусе и почему им верят?

Предлагаем проверить себя на знание реальных фактов о коронавирусе.

Мифы о коронавирусе всё также процветают, правда, теперь уже чаще не о самой инфекции, а о вакцинах. Мы решили поговорить с экспертами:

  • PhD в области молекулярной биологии и вирусологии Асель Мусабековой – о том, на каких столпах базируется массовая паника и вера в фейки;
  • независимым научным журналистом Анастасией Горбуновой – почему тезисы адептов сомнительного лечения могут быть привлекательнее фактов доказательной медицины.

В конце статьи предлагаем пройти тест и проверить себя: легко ли вы отличите правдивое высказывание от фейкового?

"Есть гинекологи, которые отправляют на аборт после вакцины от коронавируса"

Эксперт MedSupportkz Асель Мусабекова объясняет, что вера в фейки и паника – естественное состояние для человека, это природные инстинкты, которые помогали выжить в древние времена.

"Призыв к панике хорошо работает на бессознательном уровне. Это манипулятивная уловка, которая хорошо работает на человеческих инстинктах. В 2018 году я встречалась с учёной, изучавшей природу реагирования на фейки и антивакс-движения. Она говорила, что с точки зрения биологии нас спасает от фейков широкий кругозор, потому что когда эта мысль залезла в голову, ей нужно обо что-то удариться – об ассоциацию, о другую мысль, о то, что мы читали или смотрели. Если у нас достаточно информации, то у такой мысли гораздо меньше шансов остаться в голове", – говорит Асель Мусабекова.


Читайте также: "Отправила аудио соседу". Жительница ЗКО призналась, что случайно запустила фейк о смерти полицейского от вакцины


Но не только природные инстинкты и недостаточно широкий кругозор заставляют людей поддаваться иррациональной панике. Влияет и уровень доверия к медицине и государству в целом. Спикер отмечает три причины, из-за которых казахстанцы готовы поверить во что угодно, только не официальным данным. Первая – критический уровень доверия к медицине из-за низкого качества образования самих врачей.

"В нашей стране большой кризис доказательной медицины. Тяжело доверять врачам, которые зачастую сами выступают против вакцин. Сейчас есть гинекологи, которые отправляют на аборт после вакцины от коронавируса. Значит, такие гинекологи абсолютно не знают свою профессию, не владеют знаниями", – приводит пример спикер.

Такое качество медицинского образования приводит к тому, что люди пользуются альтернативными методами лечения на разный вкус и кошелёк. Это и супердорогие интегративные клиники, и народные целители. К ним прибегают, потому что к официальной медицине доверие очень низкое.

"Когда мы говорим о фейках про 5G и Билла Гейтса (вокруг основателя компании Microsoft ходят слухи о том, что он устроил пандемию коронавируса, чтобы продавать вакцину под видом вживляемых в тело микрочипов. – Авт.) – это корреляция с доверием к государству. Это вторая причина, почему люди верят фейкам. И третью можно выделить отдельно. Порой фейкам верят люди, которые хотят верить в свою исключительность. Возможно, у самого человека в жизни не так много интересных событий, и верой в конспирологию он хочет подчеркнуть свою исключительность", – объясняет вирусолог.

Старшему поколению с этим тяжелее справляться, потому что они впервые столкнулись с такой массовостью информации. Молодёжи чуть полегче – они знакомы с интернетом ближе и понимают, как это всё работает. Базовые знания о том, как работают фейки, откуда идёт манипуляция, и критический анализ каждого источника информации помогает нам справляться с дезинформацией.


Читайте также: Вакцинация китайским препаратом Hayat-Vax: всё о противопоказаниях, эффективности и безопасности прививки


"Изменить ситуацию может только адекватное информирование. Это правильная стратегия коммуникаций, без ярлыков, без обзываний "антиваксерами". Это темы сложные, и нет ничего удивительного в том, что люди не доверяют. Нам нужно по-человечески и понятно коммуницировать. Собственно, это то, чем занимается MedSupport. У нас около ста волонтёров, которые берут свежие исследования в зарубежных изданиях и переводят на понятный казахский и русский языки. В первую очередь это для наших врачей, но и для всего населения, чтобы было понимание", – подчёркивает Асель Мусабекова.

"Пришлось признать, что нам нужна научная журналистика"

Сооснователь проекта Gylym Faces Анастасия Горбунова считает природу появления фейков разносторонней, зависящей от разных факторов. Например, дело может быть не только в критическом мышлении: на отношение к информации из официальных источников может также влиять недоверие к государству и его институтам.

Кроме того, по мнению журналиста, в казахстанской медицине есть ряд факторов, которые также влияют на отношение граждан к ней. Например, отношения докторов к пациентам: врачи в условиях высокой ответственности и небольшой оплаты труда часто приходят к эмоциональному выгоранию, что минимизирует уровень эмпатии и может приводить к определённому, порой авторитарному стилю общения с пациентами.

"Существует политика закрытости, которую пока не удаётся полностью побороть. Например, долгое время ничего не было известно про казахстанскую вакцину, и на момент начала вакцинации казахстанской разработкой информации так и не появилось. Это не значит, что вакцина плохая. Но такие ошибки в коммуникациях недоверие к государству только ещё больше усиливают. И когда на таком фоне недоверия и грубого отношения человек сталкивается с адептом сомнительного лечения, который окружает его вниманием и заботой, он относится у нему иначе, он верит ему больше", – объясняет Анастасия Горбунова.


Читайте также: Можно ли прививаться QazVac после "Спутник-V"? Всё о вакцинации казахстанским препаратом


Журналист не решилась комментировать, насколько коррелируют уровень так называемого мракобесия и качество науки – по её мнению, измерить оба показателя просто невозможно.

"Наука – это область, с которой большинство членов общества не взаимодействуют, люди часто не знают, как работают учёные, как устроены исследования, чем они отличаются. В Казахстане пока научная коммуникация только развивается, у нас есть сложности с открытым информированием о науке. Хотя я считаю, что мы должны над этим работать, потому что большая часть общества считает, что в Казахстане вообще нет науки", – рассуждает Анастасия Горбунова.

Она проводит опрос среди людей о доверии к медиа и государству, в том числе к официальной линии информирования. Из 315 опрошенных более половины говорят о недоверии. Это не позволяет судить об отношении всех казахстанцев, но в таком контексте логично рассуждать о том, даст ли эффект вовлечение государства. Анастасия Горбунова при этом уверена, что в нынешних реалиях распространения дезинформации любые способы стоят внимания, даже такие, как недавно созданный проект по подготовке медицинских журналистов на базе вуза в Алматы.


Читайте также: "Теперь приходится защищаться от антибиотиков". Как казахстанцев лечат от Covid-19 спустя год


"Когда я начинала писать о науке, примерно четыре года назад, в Казахстане практически не было изданий, у которых были бы постоянные рубрики о науке, и об этом фактически не писал никто. Долгое время ситуация не сильно менялась. Знаю, что во многих редакциях науку даже относили к entertainment (развлечениям) – если надо заполнить новостную ленту, можно написать что-нибудь про науку. Это, конечно, обидно для научных журналистов да и не слишком хорошо для общества, на мой взгляд. Сказать, что всё кардинально изменилось, нельзя, но пандемия поставила нас в такие условия, что изданиям пришлось писать как минимум про медицину и здоровье. В общем, пришлось признать, что нам нужна научная журналистика", – подытожила журналист.

А теперь проверьте себя: легко ли вы отличите правдивое высказывание от фейкового?