В Китае мы оказались в начале зимы и собирались жить долго, хотя бы пару лет. Я преподавала английский язык детям в садике, куда пошёл мой четырёхлетний сын. Мы жили в Чанчуне, провинция Цзилинь – это на севере Китая (далеко от Уханя – эпицентра вспышки коронавируса).


Горонь Чунчунь

Город Чанчунь / Фото Екатерины Алиевой

Большинство китайцев уезжает из родного города в другой, где можно заработать денег. И новогодние каникулы – это единственный шанс повидаться с семьёй. Раз в год вся страна отправляется к родне. Представьте миллионы китайцев, которые в один прекрасный день садятся в поезда, самолёты, автобусы, на паромы, в автомобили.

Новогодние каникулы начались 22 января. 23-го появилась первая информация про коронавирус. Стало очевидно, что главная угроза – массовое распространение из-за внутренней миграции.

Наша няня – классическая китайская бабушка – пригласила нас в гости 24 января. Это был единственный раз за последующие три недели, когда мы вышли из квартиры дальше, чем на 100 метров. За нами приехал её сын на машине. Автобусы тогда не ходили. И причиной стал не вирус. Это нормальное явление для китайского Нового года.

"Через три недели началась паника"

Паники у меня не было. В Китае всё просто: есть дисциплина, правила. Сказали, что надо ходить в масках – все будут носить. Не хочешь заболеть – сиди дома, мой руки, проветривай, готовь еду правильно.


Медицинские маски в Китае

Раньше в таких конвертах в Китае дарили деньги, теперь маски

Раз в три дня я выходила в ближайший магазин или в супермаркет за теми продуктами, которые быстро кончались. Ни одного человека без маски не встречала, зато в супермаркете невероятные очереди, полки полупустые. Единственное место, куда разрешали выходить, превратилось в источник развлечений.

Первая неделя прошла радостно: я наконец высыпалась, много читала, занималась обустройством квартиры. Вторая неделя шла туже: при отвратительном интернете (в нашем городе сейчас готовятся к переходу на 5G) сложно обеспечить ребёнку досуг. На третьей неделе началась паника.

Обсудив всё со своей семьёй, я решила возвращаться. К тому моменту уже было закрыто авиасообщение. В консульстве сообщили, что попасть в Казахстан можно только через третьи страны. Выходило, что за билет домой через Инчхон (он сравнительно недалеко от моего города) пришлось бы отдать от 400 до 600 тысяч тенге. На тот момент я не могла себе этого позволить.

В китайском мессенджере WeChat добавили новую функцию: количество заболевших, выздоровевших, умерших можно было проверять в любую минуту.


Скриншот из WeChat, показывающий распространение вируса в Чунчане. Стрелка - дом Екатериные

Скриншот из WeChat, показывающий распространение вируса в Чанчуне. Стрелка – дом Екатерины / Фото Екатерины Алиевой

К 30 января стало ясно, что новогодние каникулы продлевают. По предварительным данным, до 10 февраля. Ожидалось, что к этому времени болезнь одолеют. Не одолели.

Потом ожидалось, что к 17 февраля с каникул начнут выходить студенты. Сейчас все школы и детские сады закрыты. Большинство рассчитывает вернуться к работе в марте. Произойдёт ли это на самом деле, не знает никто.

"Казахстанское консульство сообщило, что принимаются заявки на эвакуацию"

После безуспешных попыток найти приемлемый рейс я сдалась и решила, что придётся сидеть в квартире ещё долго. Но находиться в нашей конуре было невыносимо.

И тут казахстанское консульство сообщило, что принимаются заявки на эвакуацию. Я отправила свои документы, но оказалось, что на нервах забыла приложить копии документов сына, заявку не приняли. Заполнив всё, я получила ответ: ожидайте.


Читайте также: Казахстан завершает эвакуацию граждан из Китая: последний рейс со 155 пассажирами прибудет в Алматы


Сначала предполагалось, что вылетать будем 7 февраля. Главное условие – добраться до Пекина самостоятельно. Будет ли рейс, точно не говорили, потому что надо было договориться и с властями Китая, и с комитетами гражданской авиации обеих стран, и ещё много с кем.

Пока решались вопросы, я собирала чемоданы. Больше всего меня волновал вопрос, где жить после приезда. Вдруг привезём с собой вирус? Вдруг сами заболеем и родню заразим? А как в магазин ходить? Как опять жить взаперти? На три моих вопроса про карантин в консульстве неизменно отвечали: карантина не будет.

О дате вылета стало известно только в субботу, 8 февраля. Я купила билет до Пекина. Консульство закрепило за своими работниками группы казахстанцев. Каждый куратор создал чат и сообщал информацию, призывая соблюдать правила и следовать инструкциям. В нашей группе шесть человек. Кроме меня и куратора остальные – студенты.

Мне скинули билеты на рейс из Пекина в Нур-Султан. Студенты приехали ещё утром, они провели в ожидании рейса в аэропорту почти сутки. Зал ожидания был заполнен казахстанцами.


Эвакуация граждан Казахстана из Китая

Эвакуация граждан Казахстана из Китая / Фото Екатерины Алиевой

В три часа ночи по местному времени мы покинули Китай.

"Нам не дадут заболеть или заразить кого-то"

Самолёт прибыл на полчаса раньше, чем ожидалось. Несколько автобусов, машины скорой помощи. Борт встречали полицейские, врачи. Нас с малышом отправили не в автобус, а в машину скорой. В здание аэропорта не заходили.


В машине скорой помощи

В машине скорой помощи / Фото Екатерины Алиевой

После часа ожидания в скорой начали заводить в здание. Это была карусель из множества людей в костюмах химзащиты, стерилизация рук, обуви, ручной клади. Привели в палату. И тут меня проняло.

Уложив малыша спать, разревелась от благодарности и счастья. Я наконец оказалась дома – в своей стране, в полушаге от родных и близких, и всё это за счёт государства. Мне не придётся бояться за маму и ребёнка, нам не дадут заболеть или заразить кого-то. Мне не придётся искать квартиру, где пожить две недели возможного инкубационного периода коронавируса.

Это новая больница недалеко от Нур-Султана, хорошие палаты, где дают всё: шампунь, мыло, мочалки, халаты и полотенца. Вечером зашла женщина и спросила, что купить моему ребёнку. К яблочному соку нам добавили детское печенье.


Екатерина Алиева с сыном

Екатерина Алиева с сыном / Фото Екатерины Алиевой

Пока никто не знает даты завершения изоляции. Берут мазки из носа и горла, сегодня снова брали кровь из вены у ребёнка. Говорят, у большинства прилетевших лёгкая простуда. Меня продуло в самолёте, ребёнок жалуется на боль в горле. К счастью, врачи рядом, и я стараюсь ничего не скрывать.


Читайте также: Вспышку коронавируса признали ЧС международного значения. Грозит ли миру новая пандемия?


Удивило, что врачей предупреждают о прибытии рейса в момент его вылета. Как можно подготовить места для 200 человек за 5-6 часов, к тому же в ночное время? Не знаю, насколько верна эта информация, но именно этим объяснили то, что в первый день нас долго не кормили. Вылет был в час ночи по времени Нур-Султана, покормили на борту около двух часов ночи. С самолёта – в больницу. Первую еду мы увидели в час дня.

Выглядела она вот так.


Первая еда в больнице

Первая еда в больнице / Фото Екатерины Алиевой

После многократных жалоб на голод в 4 часа дня принесли горячую еду. С тех пор еду несут каждые полтора-два часа: завтрак, второй завтрак, обед, полдник, ужин.


Обед в больнице

Обед в больнице / Фото Екатерины Алиевой

Где-то здесь же находятся студенты, которых привезли из Уханя отдельным бортом. Они проходили все 14 дней карантина.


Палаты в больнице

Палаты в больнице / Фото Екатерины Алиевой

У нас пока изоляция и проверки. Выходить в коридор нельзя, общаться не с кем, кроме женщин в костюмах, очках и масках. Ребёнок перестал бояться их. Привык.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter