Масштабный алматинский фестиваль, который каждый год ждут и художники, и зрители, на этот раз поселился там, куда современное искусство доселе не заглядывало – в Ботаническом саду и заброшенном трамвайном депо Алматы. В этом году акимат города решил не поддерживать Artbat Fest, и организовать что-то на том же Арбате или железнодорожном вокзале, как в прошлый раз, было невозможно.


Фото Галии Байжановой

Впрочем, немного потеряли: за счёт неожиданных локаций выставки этого года получились ещё интереснее.  Ведь то же депо – это часть городской легенды, это не просто необычное место с оригинальной и аутентичной архитектурой, которое не даёт всем нам забыть, что ещё недавно у нас в городе бегали трамваи.


Внутри арт-депо во время выставки

Фото Галии Байжановой
Внутри арт-депо во время выставки

Из-за целиком обтянутого целлофаном трамвая – он будто в коконе и ждёт нового рождения (проект Александры Калачёвой) – кажется, что у города ещё не всё потеряно с экологическим транспортом. Вот-вот и родится новое жёлтое чудо.


Фото Константина Пименова (facebook.com)

Интересно, как на выставке переплелись времена: городские трамваи – как символ прошлого, и молодые художники – как символ будущего Алматы. "Когда мы говорим о культуре в большом городе, это ведь не обязательно речь идёт о каком-то памятнике, – говорит один из кураторов фестиваля Владислав Слудский. – Иногда культура – это просто какие-то ощущения и впечатления, которые вызывает в тебе этот город, в нём просто хорошо. Мы хотим, чтобы через наши объекты современного искусства жители полюбили этот город ещё больше".


Фото Галии Байжановой

Выставка в депо – это результат работы так называемой "Школы художественного жеста", трёхмесячного курса по современному искусству для молодых художников, где отучилось около 60 человек, не только из Казахстана, но и близлежащих стран. В центре внимания не столько художественное произведение, сколько художественный жест – это свобода и возможность высказываться о том, что волнует художника, при этом не тратя на это годы жизни и не корпя над живописью и скульптурой. К примеру, если для верующих акции скандальной группировки Pussy Riot – богохульство, для искусствоведов – художественный жест и социальная скульптура.


Этого мальчика в углу, гости в шутку называли, писающим мальчиком Алматы

Фото Галии Байжановой
Этого мальчика в углу гости в шутку назвали "писающим мальчиком Алматы"

По словам руководителя проекта, арт-критика, независимого куратора (она курировала в своё время Центральноазиатский павильон на 52-й Венецианской биеннале 2007 года) Юлии Сорокиной, заброшенное трамвайное депо с полуразвалившимися кирпичными стенами и лишь силуэтно сохранившейся крышей (она сгорела во время пожара) само по себе объект искусства. "Депо, как видите, похоже на разрушенный храм, если хотите, на Базилику труда, и работать с таким сложным, активным помещением было непросто, – рассказывает она. – Но, на мой взгляд, нам всем вместе удалось построить единое художественное пространство".

Действительно пространство едино, иногда даже не понимаешь, где начинается один проект и заканчивается другой.  То ли это один отдельный мурал (то есть настенная фреска), то ли целая серия.


Фото Галии Байжановой

Всё пространство внутри депо похоже на станцию метро или вокзала. Когда стемнело, и фигуры посетителей стали отбрасывать длинные тени, получилось ещё атмосфернее – по стенам блуждали лучи, как будто свет фар мчащихся поездов.


Фото Галии Байжановой

"Всегда любопытно, как думают молодые и чем живёт их поколение", – говорит известный искусствовед Баян Барманкулова. А живёт разным. Одних волнует коррупция, других навязанные обществом установки и их влияние на человека (Мира Евгеньева с надписью "Прислушайся"), третьих – виртуальная реальность (как в проекте Windows Ыкыласа Шайхиева), четвёртых – стыд и тема женского здоровья – табуированная для многих тема. Чтобы привлечь внимание к этому вопросу, юная Заринэ Киракосян даже обнажилась и простояла там всю выставку, прикрываясь лишь красной материей.


Художница простояла

Фото Галии Байжановой
Художница Заринэ Киракосян простояла так весь вечер

Все представленные на этой выставке объекты или стритарт-картины были красочны и по-своему интересны. Но работы молодой художницы Бахыт Бубикановой заметно выделяются. Они хоть и лаконичны, но довольно ёмки и многослойны. В депо она представила серию старых ковров закрашенных чёрной краской. Одним гостям эта работа казалась попыткой дискутировать с Малевичем и его чёрным квадратом, другим – очередным поиском своей культурной идентичности, когда мрак под названием "глобализация" поглощает всё вокруг, со всеми традициями и национальной культурой.


Фото Галии Байжановой

"Нет, мой проект не об этом, – не соглашается художница с интерпретацией. – Хватит уже решать вопросы идентификации, надоело! Первые казахстанские художники, работающие в современном искусстве, уже давно всё сказали на эту тему. Я о другом, – говорит Бахыт Бубиканова. –  Понимаете, в  последнее время я прихожу к мысли, что я плохой художник, – неожиданно заявляет автор. – И поскольку я не такой хороший художник, как все, я хочу делать ненужное, неважное, не имеющее особенного значения искусство, которое не несёт никакого нравственного и морального подтекста, чистое искусство".


Фото Галии Байжановой

Ковровый проект, по  словам Бахыт Бубикановой, - попытка порассуждать об искусстве и культуре в целом. "Культура как таковая и по сей день определяется в ковровом эквиваленте, – поясняет автор в описании проекта. – В то время как картина никогда не займёт почётное место в доме".


Проект Ыкыласа Шайхиева

Второй проект Бахыт – на выставке "Симбиоз" в Ботаническом саду, он  называется "Скошенная газонная трава аккуратно сложенная по пакетам". Под деревом на аллее лежат тюки с  травой, собранной в саду неподалёку, но упакованы они так, будто речь идёт об изъятом грузе наркотических средств. "Это живой пример того, что наш мозг стереотипен и реальность, созданная им, порой не больше чем иллюзия, – говорит художница. – Не всё, что нам показывают, является тем, во что мы должны верить".


Проект Бахыт Бубикановой для выставки "Симбиоз"

Фото Сергея Ходанова
Проект Бахыт Бубикановой для выставки "Симбиоз"

Молодой художник Анвар Мусрепов на выставке в депо представил актуальную работу - он исследует исламский радикализм и возможность его развития в Казахстане. Там мужчина (по всей видимости, один из радикалов) медленно и методично забивает досками шанырак. Когда света становится всё меньше, у зрителей возникает клаустрофобия. Символично. 


Проект арт-группы Доха (Кыргызстан)

Фото Галии Байжановой
Проект арт-группы DOXA (Кыргызстан)

Из кыргызстанских художников выделяются работы арт-группы DOXA – Дмитрия Петровского и Сергея Келлера. Возле их живописных ироничных работ, созданных на грани классики советского соцреализма и нынешних реалий, было самое большое количество фотографий и селфи. Неудивительно, ведь художники сами шутят на эту тему. Вот, к примеру, ремейк картины "Утро" от советского художника Семёна Чуйкова (он автор знаменитой картины "Дочь советской Киргизии"). Картина старается повторить сюжет "Утра", только теперь кроме ведра в руках у прекрасной колхозницы примета времени – телефон.


Проект арт-группы Доха (Кыргызстан)

Фото Галии Байжановой
Проект арт-группы DOXA (Кыргызстан)

Художник Arman Sein представляет любопытную серию анимационных картин под названием Гогенбай-батыр. Он ищет общее в жизни великих Поля Гогена и Богенбай-батыра и находит. Для него параллели и в их ярких судьбах, и даже в созвучии имен: Гоген – Богенбай. "А что если бы Гоген выбрал вместо своего второго путешествия на Таити поездку в Среднюю Азию?" – спрашивает художник. В ржавом подрамнике меняются картины: автопортрет Гогена – на портрет нашего батыра.


Проект "Гогенбай", - автор Arman Sein

Фото Галии Байжановой
Проект "Гогенбай-батыр", автор Arman Sein

В Ботаническом саду художники (как молодые, так и уже именитые) устроили научную лабораторию. Под руководством московского куратора Яны Малиновской и чутким наблюдением дендрологов они вписали в пространство сада 30 объектов современного искусства. Поскольку темой выставки стала теория симбиоза, то есть мирного сосуществования видов, а не их конкуренции и вечной борьбы, как в теории эволюции Дарвина, авторы исследовали различные виды симбиоза – к примеру, человека и природы.


Проект

Фото Сергея Ходанова
Проект Кристофа Дусэ

Чтобы подчеркнуть единство природы и человека, художники населили Ботанический сад вымышленными животными: француз Кристоф Дусэ построил под дубом хижину из хлопка в виде белки. "Он как шаман вызвал духа этого леса, который сохраняет и оберегает его и доносит до нас мысль, что человек защищён только тогда, когда он внутри природы в гармонии с ней, – поясняет куратор. Другой его земляк, Оливье Лулум, загнал в стойло картонных оленей и грустит о тех временах, когда они, возможно, здесь водились. А Светлана Плотникова предложила поискать тех, кого  мы в обычной жизни не видим. Покемоны, инопланетяне, – кто ещё? Посмотрите в установленную ею подзорную трубу.


Проект Оливье

Фото Сергея Ходанова
Проект Оливье Лулума

Начинается выставка легко: вот Сауле Дюсенбина обвязала деревья красной лентой, рассуждая на тему виртуальных сетей и связей между людьми, которые так же крепки, как корни деревьев, а известная художница Сауле Сулейменова предложила "Степную пастораль" – живописные картины, выполненные из  цветного целлофана, приглашают в мир современного искусства. Но чем дальше в сад, тем  всё смелее. Самая яркая работа уже упомянутого нами Анвара Мусрепова – он превратил логотип Макдональдса в место поклонения, об этом свидетельствуют тысячи кусочков ткани, которые обычно завязывают паломники в святых местах. Действительно, как и описано в проекте, фирменная буква М выглядит как "случайно обнаруженный в лесу древний языческий памятник, ритуальное место поклонения консьюмеризму и глобализации, которая доходит до степей стройными  очередями  за  гамбургерами".


Проект Анвара Мусрепова

Фото Сергея Ходанова
Проект Анвара Мусрепова

Удивительно, как работа Анвара Мусрепова оказалась созвучной работам известного казахстанского художника, ныне покойного Молдакула Нарымбетова: его резиновые балбалы – как символ того, во что превратились эти монументальные некогда скульптуры сейчас. Балбалы Молдакула разместили рядом с настоящим артефактом, найденным на территории сада, – реальным курганом (известно, что в Ботаническом саду было тюркское городище).

Интересна и актуальна работа Алтынай Сатановой: это инсталляция в виде фрагмента стены из саманного кирпича, декорированной полиуретановой лепниной. Здесь художница исследует симбиоз традиционного казахского и европейского. Почему все наши здания вдруг стали обрастать этими фальшивыми колоннами? Что это наивное желание приобщиться к европейской культуре, потеря своей идентичности? Или же банальная безвкусица? Примеров такого негармоничного существования десятки. "А здание КазГУ видела? – спрашивала одна гостья у подруги. – Такой красивый вид на горы загородили вот такими вот колонами!" – возмущалась она.


Проект Алтынай Сатеновой

Фото Сергея Ходанова
Проект Алтынай Сатановой

Изящным, хоть и лаконичным получился проект Алексея Шиндина "Серебряный век". В красивой дубовой аллее развешаны железные люстры как напоминание о прекрасном веке, когда человек уже перестал бояться природных сил, но ещё не научился массово уничтожать природу.

Две вышеописанные выставки, которые будут доступны почти весь сентябрь (в депо до 19 сентября, а в Ботаническом – до 30-го) – это лишь начало фестиваля. Кроме того, в выходные  открылись персональные выставки известного казахстанского художника Куаныша Базаргалиева, следом стартовала экспозиция от россиянина Владимира Потапова, а совсем скоро откроется выставка его соотечественницы, молодой художницы Ольги Кройтор.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter