"Первый - это кризис мирового порядка, нарастание общей неопределённости. Мировая система безопасности испытывает свою прочность. На мировой арене появляются новые несистемные игроки, использующие экстремизм и насилие", - отметил Назарбаев.

22 мая 2015 года. Астанинский экономический форум. Нурсултан Назарбаев снова говорит о вызовах – теперь уже мирового уровня. "Сейчас в глобальном масштабе формируются и развиваются вызовы, которые несут большие угрозы для будущего процветания. Во-первых, фрагментация мирового порядка: мы наблюдаем распад прежних сдержек и противовесов во всём мире, потерю доверия между лидерами великих держав, коррозию международного права. Международные институты не могут гарантировать мир и стабильность, на что мы всегда надеемся", - сказал Назарбаев.

Из этих месседжей Лидера нации становится понятно, насколько нестабильна современная геополитическая ситуация в мире, когда никто точно не знает, кто кому приходится другом, а кто врагом. Из-за этой неопределённости возникают многочисленные теории "мировых заговоров" и политики "двойных стандартов", которые сеют хаос и неразбериху. Неудивительно, что хрестоматийный постулат "Хочешь мира – готовься к войне" приобретает сегодня особую злободневность и актуальность.

В Казахстане этого постулата придерживаются пока гипотетически, не особо афишируя и тщательно маскируя закрытыми для широкой общественности совещаниями Совбеза. Последнее такое прошло в Акорде 27 мая 2015 года. Президент – он же и главнокомандующий Вооружёнными силами – заслушал доклады министра обороны и начальника Генерального штаба о принимаемых мерах по укреплению боевого потенциала и дальнейшей модернизации казахстанской армии. И дал ряд конкретных поручений. Кому, каких и на какой срок выполнения – в пресс-релизе Минобороны не уточнили.

Зона риска

Несмотря на политическую стабильность и экономическое процветание страны, многие казахстанцы обеспокоены, как будущим региона в целом, так и родного государства в частности. Поводов хватает: это и периодически вспыхивающие пограничные конфликты между соседними центральноазиатскими странами, и гражданская война на Украине, и активизация подпольных ячеек крупных международных мусульманских радикальных группировок. Все эти факторы напрямую угрожают национальной безопасности Казахстана. Не стоит сбрасывать со счетов и противостояние России и Запада, которое в случае обострения, возможно, коснётся и нас.

Получается, что мы сидим на пороховой бочке и не знаем, когда она рванёт?

А насколько боеготовы и боеспособны казахстанские Вооружённые силы? Если рядом с нами назреет какой-нибудь серьёзный вооружённый конфликт и руководство страны исчерпает политические и дипломатические возможности для его урегулирования – то в ход пойдут силовые методы решения проблемы. Поэтому и возникают вопросы: "А способны ли казахстанские войска адекватно и симметрично отреагировать на внезапно возникшую внешнюю военную угрозу? На каких стратегических союзников мы можем рассчитывать в случае обострения ситуации? И сможет ли отечественный оборонно-промышленный комплекс обеспечить всем необходимым защитников Родины?"

Две доктрины, как два берега

Тут возникает два вопроса. Во-первых: военная доктрина Казахстана носит оборонительный характер, что ограничивает возможность применения наших войск за пределами страны. Во-вторых, большая часть военнослужащих знакома с современными методиками ведения боевых действий по большей части в теории. У них нет такого богатого боевого практического опыта, как у российских или израильских солдат. А раз нет практики, то непонятно, как же нам воевать: привлекать профессиональных иностранных наёмников или уповать на опыт офицеров советской гвардии, прошедших локальные войны в 80-х и 90-х годах прошлого века?

Что касается казахстанского ВПК, то и здесь тоже не всё так просто. С одной стороны нам неустанно твердят, что он "динамично развивается в последние годы", иначе бы в Астане не проходили раз в два года международные выставки вооружения и военной техники KADEX и не увеличивались объёмы госзаказов на продукцию "оборонки". С другой стороны понятно, что казахстанский ВПК не идёт ни в какое сравнение ни с украинским, ни российским ни по темпам производства, ни по ассортименту выпускаемой продукции, ни по финансированию.

Рейтинг - всему голова

Вот что говорят о нас международные источники:

"Армия Казахстана улучшила позиции в обновлённом мировом рейтинге, который составила организация Global Firepower. В списке из 126 стран Казахстан сегодня на 66-м месте. Ранее было 80-е. Исследователи выявили так называемый индекс боевой мощи. Он базируется на основе почти 50 факторов: численность населения, пригодного к воинской службе, количество военной техники для ведения боевых действий на суше, в воздухе и на море, экономические ресурсы, показатели по добыче и экспорту нефтепродуктов и средства, которые страны могут потратить на вооружение".

По мнению составителей рейтинга, основную мощь армии Казахстана сегодня обеспечивает вооружение, закупаемое за рубежом. Согласно данным Global Firepower, в распоряжении у Казахстана 300 танков, 1600 бронированных машин, 744 артиллерийских орудия и 393 ракетные системы. За последние полгода в Казахстане увеличилось количество военных летательных аппаратов – до 233 единиц. Около 100 истребителей и 84 вертолета, в том числе 18 штурмовых. При численности населения почти в 18 миллионов человек на защиту страны готовы встать 8,3 миллиона граждан. Армия Казахстана, насчитывающая 73 тысячи штыков, располагает бюджетом в 2,4 миллиарда долларов.

На первый взгляд, всё выглядит бодро. Сформирована мобильная, компактная по численности, хорошо вооружённая профессиональная армия, которая на 70% состоит из контрактников. Есть опыт проведения миротворческих спецопераций в горячих точках планеты (в середине 90-х годов казахстанский контингент охранял таджико-афганскую границу, в 2000-х - выполнял международные обязательства в Ираке). Развивается военная наука и образование, военно-патриотическое воспитание молодёжи вроде бы на уровне, укрепляется международное военное сотрудничество. По отзывам иностранных военных атташе, аккредитованных в нашей стране, международных наблюдателей и военных экспертов, казахстанские Вооружённые силы считаются "самыми-самыми" в Центральной Азии. Одним словом, народу есть, кем и чем гордиться и на кого уповать в случае смертельной опасности.

Неизвестные слагаемые

Картину несколько портят два аспекта. Во-первых, это стойкая убеждённость некоторых наших (и не только наших) граждан в "подконтрольности" практически всех силовых структур Казахстана определённым финансово-политическим кланам. В Интернете, независимых СМИ и на кухнях гуляют конспирологические версии, что мол, "войны силовиков", громкие коррупционные генеральские скандалы последних лет, а также многочисленные реформы и частые кадровые переназначения в силовых ведомствах – это следствие конкурентной борьбы власть имущих. А раз так, то откуда ж тогда народу верить силовикам, которые служат чьим-то личным интересам, а не Отчизне?

Второй аспект более сложный: это неопределённость Акорды в вопросах "дружбы и вражды". Например, в новой российской военной доктрине чётко прописано, с кем нынче Кремль дружит и против кого. В казахстанской доктрине, утверждённой указом Президента 11 октября 2011 года, такой конкретики нет. У нас там всё в общих чертах, абстрагировано и завуалировано. Например, к числу основных внешних угроз военной безопасности Казахстана отнесены:

"Наличие вблизи границ Казахстана очагов вооружённых конфликтов;
осуществление отдельными государствами программ по созданию оружия массового уничтожения и средств его доставки; деятельность международных радикальных группировок, усиление позиций религиозного экстремизма в сопредельных странах"

Всего 3 пункта, тогда как у россиян список внешних, да и внутренних угроз существенно шире. Притом все они детализированы – дипломатии там минимум. И потому называть новую российскую военную доктрину оборонительной в общепринятом контексте язык не поворачивается.

В казахстанской доктрине даже про союзников сказано на восточный манер – расплывчато, образно и витиевато. Общая канва сводится к тому, что мы поддерживаем дружественные отношения со всеми странами и международными военными организациями, до тех пор пока это отвечает нашим национальным интересам.

Дружба дружбой, а патроны - врозь

Сегодня нацинтересы Казахстана охватывают в основном страны Содружества. Поэтому и военное сотрудничество концентрируется в рамках СНГ. На протяжении 20 последних лет наша страна в рамках "Соглашения об объединённой системе ПВО" тесно взаимодействует с семью государствами-участниками СНГ. Ежегодно с 1995 года проводятся совместные штабные тренировки органов управления и дежурных сил войск ПВО, как, например, учения "Чистое небо".

Финансирует объединённую систему ПВО преимущественно российская сторона, которая только в 2013 году потратила 500 миллионов рублей в качестве годового взноса. Сколько ежегодно вносит Казахстан в казну международной военной организации – тайна за семью печатями.

Кстати, начиная с прошлого года и по сей день, на официальном сайте нашего МО больше не публикуется информация о бюджете ведомства. Тогда как раньше она была в свободном доступе.

Казалось бы, мы обезопасили своё воздушное пространство со всех сторон и в случае чего можем рассчитывать на военную поддержку 7 стран СНГ. Тогда как же объяснить появление 29 января 2013 года отдельного между Казахстаном и Россией Соглашения о создании единой региональной системы ПВО? В примечании этого соглашения указано, что "функционирование ЕРС возможно только в ВОЕННОЕ ВРЕМЯ". Хорошая пища для размышлений, если учесть, что с февраля 2015 года командный пункт ЕРС размещается в Алматы.

Говорит ли это о том, что Акорда может целиком и полностью рассчитывать на помощь и поддержку Кремля в случае опасности? Трудно сказать. С одной стороны, Россия – давний исторический союзник и партнёр, у нас много общего, поэтому мы, в принципе, можем доверять ей. С другой стороны, с появлением новой российской военной доктрины нельзя быть уверенным в её благонадёжности на 100%. Стоит Акорде поменять вектор своего внешнеполитического курса, как Кремль воспримет это, как ущерб своим национальным интересам?

Поэтому, чтобы иметь сегодня чёткие представления – с кем дружить и против кого – может, стоило бы по примеру россиян обновить отечественную военную доктрину, чтобы были ясность и понимание в вопросах внешних военных угроз?

Вот что думает об этом политолог Досым Сатпаев:

- В отличие от некоторых стран, Казахстан не страдает комплексом сверхдержавы. Астана пытается лишь закрепить за собой статус одного из влиятельных игроков субрегионального плана. Это хорошо видно по нашим многочисленным международным инициативам. Главная задача Казахстана – обеспечить суверенитет, территориальную целостность в период новой геополитической турбулентности, особенно на постсоветском пространстве. А также создать благоприятные условия для экономического развития и внутриполитической стабильности. Государство, которое ослаблено изнутри, легко становится игрушкой в руках более сильных геополитических игроков.

В то же время, альтернативы у многовекторной внешней политики Казахстана нет. Кстати, в своё время был интересный тренд. Даже представители нашей оппозиции долгое время не критиковали внешнюю политику страны, считая её вполне адекватной. Но ситуация изменилась после создания Таможенного союза, когда пошли первые разговоры о трещинах в нашей многовекторной внешней политике по причине чрезмерного перекоса в сторону России. Эта дискуссия получила второе дыхание на фоне украинских событий. Возник вопрос: как Казахстану сочетать свою многовекторную политику, которая в течение долгого времени создавала определённый баланс геополитических сил, с тесными интеграционными процессами в рамках Евразийского экономического союза? Тем более что на наших глазах создаются очень опасные модели разрешения конфликтных ситуаций. Всё это говорит о том, что только наша сбалансированная внешняя политика даёт поле для манёвров, не загоняя нас в угол чрезмерных обязательств, которые могут представлять угрозу для нашей политической или экономической независимости.

Что касается казахстанской военной доктрины, то в ней чётко сказано, что целевое финансирование Вооружённых сил РК должно составлять не менее 1% ВВП страны. Хотя уже звучали предложения увеличить это финансирование до уровня 1,5% и даже больше.

Как гласит классика: "Если вы не будете кормить свою армию, то придётся кормить чужую".

При этом наши Вооружённые силы в основном готовятся к конфликтам низкой и средней интенсивности. Но ни в количественном, ни в качественном плане казахстанская армия, конечно, не сможет конкурировать с нашими соседями в лице России или Китая. Главная проблема состоит в том, что с точки зрения глобальной конкуренции, ни в военном, ни в экономическом плане Казахстан не относится к сильным игрокам. Именно поэтому с самого начала руководство страны сделало ставку на гарантии международных договоров и на нашем участии в многочисленных региональных объединениях. То есть национальная безопасность Казахстана зависит не столько от Вооружённых сил, сколько от множества международных соглашений, которые дают трещины в последние годы в связи с кризисом системы международного права и с активизацией "дипломатии канонерок". Конечно, Казахстан рассчитывает на помощь военно-политических блоков в лице, например, ОДКБ, в случае появления реальных военных угроз любого уровня.

- Но ОДКБ с момента своего создания пока ещё не показал себя на практике.

- В последнее время началась какая-то активность в рамках созданных Коллективных сил оперативного реагирования на таджикско-афганской границе. В то же время, любой призыв к другим государствам обеспечить нашу собственную военную безопасность грозит превратить Казахстан в сателлита более сильного игрока, который эту безопасность якобы захочет гарантировать. Таким образом мы попали в довольно сложную ситуацию, при которой, с одной стороны, сами не сможем обеспечить свою безопасность только за счёт Вооружённых сил, с другой, чрезмерная военно-политическая интеграция с каким-то более сильным геополитическим игроком грозит проблемами в будущем, так как нас могут втянуть в чужой конфликт. Я внимательно слежу за выступлениями генсека этой организации – Николая Бордюжи. В последнее время, особенно на фоне украинских событий, в рамках ОДКБ он активно лоббирует российскую позицию по тем или иным международным событиям. Не так давно он заявил о неконструктивных и зачастую открыто враждебных инициативах ЕС и НАТО по отношению к России и ОДКБ. Что касается России и ОДКБ, то так оно и есть. Но если посмотреть на военную доктрину Казахстана, то в ней четко прописано, что НАТО для нашей республики также является партнёром, особенно в рамках миротворческих операций.

- Противоречие?

- У Казахстана есть свои национальные интересы. И они не обязательно должны совпадать с российскими, китайскими или американскими. В конечном счёте, Казахстан всё-таки не поддержал российскую инициативу ввести эмбарго на импорт тех же украинских товаров и не ввязался в войну санкций. Более того, Астана старается наладить тесные политические и экономические связи с Киевом, как это было в свое время с Тбилиси, во время российско-грузинского конфликта. При этом Казахстан всё время призывает Киев и Москву решать конфликтные вопросы только за столом переговоров.

Кстати, в той же Военной доктрине РФ говорится о таком явлении как протестные настроения населения. При определённых условиях, например, для достижения своих геополитических целей, Россия также может использовать протестные настроения и среди жителей Казахстана, как это было в той же Украине. В течение долгого времени аналогичную модель активно использовали и США в период "цветных революций". Модель классическая уже. А режиссёры разные. Это опять же к вопросу о том, возможен ли украинский сценарий в Казахстане. Многие опасаются эту тему поднимать, а я думаю, что её нужно спокойно обсуждать. Особенно среди аналитиков. Тем более, что даже на уровне руководства Казахстана уже звучат предложения по поводу того, что необходимо сделать внутри страны, чтобы здесь не было второй Украины. Всегда лучше учиться на чужих ошибках. Заниматься моделированием ситуации, беря в качестве стресс-теста реальные военные и прочие конфликты, которые происходят в разных регионах мира и особенно на постсоветском пространстве…

Только факты

Акорда продолжает выстраивать многовекторную политику, принимая участие в разрешении военных конфликтов и проводя совместные войсковые учения. В конце мая в Астане прошёл первый раунд переговоров сирийской оппозиции, организованный МИД РК. Стороны обсудили "дорожную карту" урегулирования конфликта и гуманитарные проблемы, в частности, вопросы организации коридоров для доставки гуманитарной помощи с помощью "Красного Креста"…

В эти же дни в Сочи проходило закрытое заседание Комитета начальников штабов Вооружённых Сил стран-участниц СНГ. Повесткой дня стали вопросы противодействия новым внешним вызовам и угрозам Содружества. Семь заместителей министров обороны, среди которых был и начальник Генерального штаба Казахстана Сакен Жасузаков, в ходе встречи совместно разработали "Концепцию развития войск до 2020 года". Кстати, этой встрече предшествовали международные антитеррористические учения, прошедшие 19 мая в Таджикистане в рамках ОДКБ…

Ещё раньше, в апреле, в Алматинской области уже по линии НАТО прошли 14-е по счёту ежегодные международные миротворческие учения "Степной орёл" с участием 500 казахстанских, британских и американских военнослужащих. Активная фаза учений прошла в середине июня…

Одного беглого взгляда на эту хронику достаточно, чтобы заинтересоваться темой современного международного военного сотрудничества Казахстана. Тем более, в свете нынешнего противостояния России и Запада, когда Кремль в открытую обвиняет блок НАТО в агрессивной политике.

Как казахстанские военные, наладив партнёрские взаимоотношения с коллегами из противоборствующих сторон, умудряются и сохранять своё реноме, и укреплять при этом мир во всём мире?

Миротворцы в зоне поражения

Все наши госорганы выстраивают свою деятельность в соответствии с курсом внешней политики страны. Этот курс находит своё отражение в законах или нормативных актах, в таком как, например, "Концепция развития внешней политики Казахстана на 2014-2020 годы". Отечественные ведомства, включая Министерство обороны, и придерживаются её со дня принятия – 21 января 2014 года.

"Внешняя политика Казахстана основана на принципах многовекторности, сбалансированности, прагматизма, взаимной выгоды, твёрдом отстаивании национальных интересов страны. Казахстан выступает за равенство всех государств мира, учёт взаимных интересов и невмешательство во внутренние дела друг друга, а также за мирное и коллективное решение международных проблем и конфликтов на основе Устава ООН и верховенства международного права".

Правда, у защитников Отечества есть свой регламентирующий документ – это Военная доктрина, утверждённая указом Президента 11 октября 2011 года. Важнейшей составной частью доктрины является миротворчество как "один из основных инструментов раннего обнаружения и своевременного предотвращения политическими средствами назревающих военно-политических кризисов и военных конфликтов. Основными принципами участия Казахстана в миротворческих операциях являются беспристрастность и сохранение полной нейтральности, отсутствие особых отношений с какой-либо из конфликтующих сторон, отказ от прямого или косвенного содействия в реализации интересов одной из сторон, если это ведёт к ущемлению интересов других участников конфликта".

Именно миротворческая деятельность и стала "козырной картой" руководства Министерства обороны, которая помогает ему укреплять в глазах мировой общественности имидж казахстанской армии. Благодаря этой "козырной карте" и ссылке на оборонительный характер военной доктрины Казахстана нашему оборонному ведомству пока удаётся сохранять со всеми своими союзниками ровные отношения.

Сегодня миротворческие функции в нашей армии выполняют несколько воинских частей: это капшагайский отдельный батальон, алматинская и талдыкорганская десантно-штурмовые бригады Аэромобильных войск, отарская артиллерийская бригада регионального командования "Юг", актауский спецназ ГРУ Минобороны и талдыкорганская авиабаза Сил воздушной обороны.

Военная дипломатия

Понимая, что борьба с международным терроризмом и экстремизмом требует взаимодействия государств на всех уровнях (глобальном, региональном и двустороннем), Казахстан несколько лет назад подписал ряд международных и межгосударственных договоров и соглашений. Это "Индивидуальный план действий партнёрства с НАТО", а в формате ОДКБ – "Соглашение о Коллективных силах оперативного реагирования" и отдельно "Соглашение о Коллективных миротворческих силах". В рамках этих документов казахстанские военные ежегодно принимают участие в различных крупномасштабных учениях, проводимых в России, Белоруссии, Армении, Азербайджане, Таджикистане и Кыргызстане. Например, в таких как "Нерушимое братство", "Мирная миссия", "Взаимодействие" и "Чистое небо". Правда, сфера взаимных интересов стран Содружества не ограничивается одними лишь учениями и командно-штабными тренировками. Также проводятся сборы специалистов, спортивные соревнования, олимпиады курсантов военных институтов и офицеров-слушателей военных академий, состязания по полевой, воздушной и морской выучке.

К примеру, в Шымкенте проходит отборочный этап для участия в VII международном конкурсе "Воин Содружества", посвящённый 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Этот конкурс проводится с 2009 года по инициативе россиян. В нём соревнуются исключительно лучшие сержанты сухопутных войск 7 стран СНГ. В финале они сдают нормативы по физической и огневой подготовке, проходят сложную полосу препятствий, демонстрируют знания военной истории, традиций и норм международного гуманитарного права.

Между прочим, казахстанская команда постоянно входит в тройку лидеров в общем зачёте.

 Казахстанские военные сегодня успешно сотрудничают также с такими международными организациями, как ШОС и Контртеррористический комитет ООН. Только за последнее 10 лет проведено более 60 совместных мероприятий антитеррористического характера. Насколько эффективными и плодотворными их можно назвать в целом – вот в чём вопрос, учитывая нашумевшие инциденты с шахидами в Таразе и Атырау и ликвидацию боевиков в пригороде Алматы. Иногда складывается впечатление, что у отечественных силовиков гораздо лучше получается уничтожать загнанные в угол малочисленные группы фанатиков-салафитов, чем заранее вычислять их и предотвращать готовящиеся преступления.

Ситуация под контролем

Отечественные СМИ проигнорировали 20-летие Центра по контролю над вооружениями и обеспечению инспекций Министерства обороны Республики Казахстан. А ведь это единственное на сегодня инспекционное армейское подразделение в Средней Азии. На заре своего становления астанинский Центр обеспечил вывод с территории нашей страны межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками и стратегических бомбардировщиков. Затем контролировал выполнение различными странами мира международных военных обязательств, связанных с поставкой вооружения, и спецтехники. За 20 лет сотрудники Центра провели за рубежом свыше 30 крупных проверок, в то время как зарубежные специалисты провели на территории Казахстана свыше 100 инспекций.

Итоги проверок журналистам не разглашают, ссылаясь на гриф секретности.

И вдруг совсем недавно пресс-служба Минобороны инициировала проведение практического семинара "Военный дискурс". Учёба пройдёт с 7 по 11 июля в Карагандинской области: "в рамках семинара планируется проведение подготовки журналистов к выезду в «горячие точки», а также ознакомление с особенностями действия некоторых видов оружия и взрывчатых веществ, мерами безопасности и правилами поведения при обстрелах артиллерией и гранатомётами, методы обходов минных полей и психологическая подготовка".

Журналисты должны научиться соблюдать меры безопасности, если попадут в «горячие точки» планеты. Знать азы международного права и объективно освещать события в чужой стране. Похоже, этот мастер-класс проводится во избежание повторения трагедий со съёмочными группами российских телеканалов, погибших в ходе артобстрелов населённых пунктов Донецкой и Луганской народных республик. Но почему такого рода мероприятия не проходили в Казахстане раньше, когда гремела "тюльпановая революция" в Бишкеке и "оранжевая революция" в Киеве? Ведь никто из наших военных в последнее время не бывал ни в Сирии, ни на севере Ирака, ни юго-востоке Украины. Значит, они не знают ни расклада сил, ни того, что имеется на вооружении у воюющих сторон?

Второй момент куда серьёзнее. В последние годы участились пограничные конфликты между Кыргызстаном и Узбекистаном. На юго-востоке нашей страны усиливают пограничные региональные управления, стягивают на учения войска Минобороны, которые проводят очередные, как они объясняют журналистам, "плановые учения" или "лагерные сборы". Однако никакую информацию о сложной ситуации на границе пресс-центр пограничного ведомства КНБ РК никогда не комментирует. И практических семинаров для журналистов не проводит.

Авторитетное мнение

Первый заместитель командующего, начальник штаба Аэромобильных войск ВС РК, полковник Талгат Исмаилов:

- Военная доктрина для нас является законом, поскольку отражает государственную политику в области обеспечения военной безопасности страны. Зная, к каким внешним и внутренним угрозам надо быть готовыми, наши войска планируют свою оперативную и боевую подготовку и корректируют её при необходимости. Внесение в текст каких-либо изменений и дополнений, разработка и принятие новой редакции доктрины – это компетенция Совбеза, Парламента и руководства страны. Поэтому я не буду комментировать содержательную часть этого документа. Я привык выполнять приказы старшего командования, а не обсуждать их.

Что касается миротворчества, то, на мой взгляд, это универсальный инструмент продвижения военно-политических позиций и интересов Казахстана в международных делах. Поэтому мы должны тщательно планировать и постоянно совершенствовать миротворческую подготовку наших подразделений. Возьмём, к примеру, международные миротворческие учения "Степной орёл", которые проводятся уже 14 лет подряд. Чему в их ходе научились воины Казбата? Оперативной совместимости с другими подразделениями НАТО. Это означает, что казахстанские миротворцы могут сегодня с подразделениями НАТО выполнять миротворческие операции любой степени сложности на территории любого государства мира, в любых условиях обстановки. В целях устранения возможного языкового барьера личный состав Казбата изучает английский язык. Мы хорошо оснащены, умело эксплуатируем современную военную технику, вооружение и средства связи иностранного производства. Мы знаем международное право, резолюции и конвенции ООН. По отзывам международных экспертов БИМАТ, у казахстанских миротворцев подготовка на высоком профессиональном уровне, что позволяет выполнять задачи миротворческого характера.



Многие ошибочно полагают, что раз в "Степном орле" постоянно участвуют американские и британские военнослужащие, то мы перенимает опыт исключительно у них. Это не совсем так. Например, в 2014 году "Степной орёл" проходил в Германии. Мы ознакомились с методикой подготовки и проведения миротворческих операций в зоне возможного конфликта. В этом году "Орёл" проходил в Алматинской области, но уже в две фазы. Первая – в апреле, методом командно-штабного учения. Вторая состоялась в середине июня – в виде командно-штабного учения с использованием компьютерной симуляции.

Что нам дал 7-летний срок пребывания инженерно-сапёрных подразделений Казбата в Ираке в составе многонациональной группировки войск коалиции? Отвечаю: богатую практику. За 10 ротаций мы научились многому: самостоятельно обнаруживать и уничтожать снаряды и мины, находить и опреснять воду, сооружать инженерные фортификационные сооружения, оказывать различные виды медицинской помощи местному населению. Главное, наш командный состав научился слаженно работать с другими органами управления многонациональных сил в боевой обстановке.

И ещё важный момент. Учитывая многовекторность нашей внешней политики, мы на равных сотрудничаем и с ОДКБ, и с НАТО, и с ШОС. Основной задачей казахстанской армии является обеспечение защиты государства от внешней агрессии. Поэтому на различных совместных учениях мы демонстрируем условному внешнему противнику свои возможности. А этим условным противником могут быть и незаконные бандформирования, и прочие деструктивные элементы. Так что мы соблюдаем паритет…

Едва в апреле прошла первая фаза учения "Степной орёл", как 12 мая наших десантников подняли по тревоге – началась внезапная проверка Объединённым штабом ОДКБ подразделений, входящих в состав Коллективных сил оперативного реагирования. По замыслу организаторов, она была вызвана "военной угрозой одному из государств-членов ОДКБ. Участники учения должны были отработать слаженность как органов управления, так и подразделений КСОР при внезапном неблагоприятном развитии обстановки на территории одного из государств, входящих в состав ОДКБ".

В ходе внезапной проверки КСОР ОДКБ от Аэромобильных войск ВС РК были привлечены талдыкорганские и бурундайские десантники, которые были переброшены самолётами на аэродром таджикского города Курган-Тюбе. После чего они совершили многокилометровый марш до учебного полигона.

Кстати, на прошлой неделе министр обороны России Сергей Шойгу вообще предложил все учения-проверки проводить внезапно. Коллеги согласились.

19 мая участники учения совместно отработали практические вопросы уничтожения незаконных вооружённых формирований, которые, по замыслу организаторов, проникли на территорию Таджикистана из сопредельного государства. Десантники проводили наступательные действия в горной местности – блокировали и уничтожали условных боевиков. А связисты обеспечивали управление нашим контингентом. С поставленными задачами наши бойцы справились.

"Руководство Объединенного штаба ОДКБ отметило профессиональные и умелые действия как командного, так и личного состава казахстанских десантников в составе Объединённой группировки войск на незнакомой труднодоступной местности. Впрочем, это неудивительно, ведь Аэромобильные войска – это резерв Президента – Верховного главнокомандующего Вооружёнными силами РК.

Похоже, всё указывает на то, что какие-то перемены всё-таки грядут. Между тем, по мнению главы комитета по международным делам, обороне и безопасности мажилиса Маулена Ашимбаева, "сегодня нет необходимости принимать новую редакцию Военной доктрины Казахстана, также как и вносить поправки и дополнения в действующий документ, поскольку геополитическая обстановка в Центрально- Азиатском регионе стабильная, никаких внешних военных угроз и вызовов не наблюдается".

P.S. В среду генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что альянс намерен довести группировку Сил быстрого реагирования в Восточной Европе до 40 тыс. человек.
"Это является значительным увеличением по сравнению с прежними 13 тыс.  Мы также улучшаем наше перспективное планирование и ускоряем процесс принятия военных и политических решений", - отметил он. По словам Й.Столтенберга, "это позволит развёртывать силы как можно быстрее, по мере необходимости в случае кризисной обстановки, поддерживая при этом полный политический контроль".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter