Центрально-Азиатский регион с 70-миллионным населением и преобладающей долей граждан, исповедующих ислам, давно стал одним из источников вербовки боевиков для горячих точек.

Около 2500 граждан этого региона пополнили ряды боевиков ИГИЛ. В качестве основных трендов роста экстремизма эксперты Центра изучения перспектив интеграции (Москва) выделяют:

  • усиление пропаганды в интернете;
  • тесное взаимодействие зарубежных и региональных организаций;
  • попадание трудовых мигрантов в поле зрения вербовщиков в России.

Самая густонаселённая страна региона – Узбекистан, где проживает чуть менее половины населения всей Центральной Азии (33 млн человек), серьёзные вызовы экстремизма и терроризма пережила в 90-е годы и начале 2000-х. В меньшей степени подобные угрозы существуют и по сей день.

По результатам опроса центра изучения общественного мнения "Ижтимоий Фикр" (Ташкент), 69% узбекистанцев назвали религиозный экстремизм и терроризм наиболее серьёзной проблемой для стран Центральной Азии. Причём 62,6% респондентов ответили, что знают или что-то слышали о существовании в странах региона сторонников религиозно-деструктивных течений.

Главная аудитория вербовщиков – молодёжь. Возможными причинами попадания молодых людей под влияние религиозно-экстремистских идеологий участники опроса считают:

  • негативное влияние интернет-сайтов деструктивного содержания – 31%;
  • безработицу –16%;
  • стремление быстро заработать большие деньги –14%;
  • недостаток воспитания в семье –13%;
  • попадание под чужое влияние –11%.

О политике противодействия религиозному экстремизму в Узбекистане специальному корреспонденту informburo.kz рассказал ведущий эксперт Института истории Академии наук Узбекистана, кандидат философских наук Равшан Назаров.


Равшан Назаров

Равшан Назаров / Фото предоставлено спикером

Экстремисты требовали отказаться от светскости и объявить Узбекистан исламским государством

В первые 15 лет президентства Ислама Каримова (с 1991 года) Узбекистану угрожали религиозный (исламистский) и этнический (националистический) экстремизм.

Равшан Назаров отмечает несколько событий, повлиявших на обстановку в стране, только получившей независимость.

Возникновение экстремистских организаций. С 1990 по 1991 год в Наманганской и Андижанской областях Ферганской долины были созданы неформальные экстремистские организации "Адолат" ("Справедливость"), "Товба" ("Покаяние"), "Ислом уйғониш хизби" ("Партия исламского возрождения"), "Ислом лашкарлари" ("Воины ислама") и другие.

"В основном они играли на религиозных чувствах мусульман, – говорит Равшан Назаров. – Руководители этих организаций часто использовали тягу народа к восстановлению духовности. Их целью было создание в Узбекистане исламского государства. В таких организациях проповедовали идеи фундаментализма, призывали к установлению монополии ислама, противопоставляя тем самым население республики по религиозному признаку".

Наманганские события. В декабре 1991 года экстремисты захватили Наманганский облисполком и выдвинули представителям власти требования:

  1. Отказаться от светского государства и объявить Узбекистан исламским государством.
  2. Упразднить светские законы и ввести в стране устои шариата.
  3. Закрыть общие светские школы и открыть раздельные религиозные заведения для мальчиков и девочек.
  4. Перейти на исламскую одежду, ввести закон об обязательном ношении хиджаба женщинами.
  5. Здания учебных заведений отдать в распоряжение исламских радикалов.

Ташкентские события. В январе 1992 года экстремистские группировки, проигравшие президентские выборы, спровоцировали студенческие волнения.

Покушение на президента Ислама Каримова в Ташкенте и серия взрывов в разных районах города в феврале 1999 года.

Вторжение боевиков в горные районы Ташкентской и Сурхандарьинской областей летом 2000 года.

Взрывы в Ташкенте и Бухаре (2004 год), в том числе у посольств США и Израиля.

Андижанские события – массовые беспорядки в мае 2005 года, организованные экстремистами.

Создание Исламского движения Узбекистана (ИДУ) в 1996 году, которое тесно сотрудничало с Аль-Каидой, Талибаном, ИГИЛ. В связи с неоднородностью самого движения его группировки часто враждуют друг с другом. Организация признана террористической на международном уровне.

Баткенские события – вторжение боевиков ИДУ в Ферганскую долину (лето 1999 года).

Исламу Каримову в целом удалось урегулировать конфликтные ситуации и сохранить стабильность в стране.

"Поистине бесценным даром Всевышнего было избрание Ислама Абдуганиевича Каримова руководителем Узбекистана в очень напряжённый и сложный период нашей истории, когда до предела были накалены межнациональные конфликты и другие противоречия, возникла угроза гражданской войны", – отметил нынешний глава государства Шавкат Мирзиёев.

Законодательный вакуум

Равшан Назаров выделяет четыре направления, по которым в эти годы велась борьба с экстремизмом и терроризмом.

"После распада СССР существовал законодательный вакуум во многих областях, в том числе в сфере регулирования межнациональных и межконфессиональных отношений. Нужно было законодательно определить, какие именно действия следует признать экстремистскими, разжигающими межнациональную рознь. Прежде всего нужна была законодательная база", – рассказывает эксперт.

В первые 10 лет независимости в стране приняли основные законы: о свободе совести и религиозных организациях, о борьбе с терроризмом, запрет на создание политических партий на религиозной или этнической основе.

В 2000 году Узбекистан заключил договор с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном о совместных действиях по борьбе с терроризмом и экстремизмом, а спустя год ратифицировал международную конвенцию о борьбе с финансированием терроризма.

Был создан специальный орган – Комитет по делам религий при кабмине (1992 год), выдающий лицензии религиозным организациям, и общественный совет по делам конфессий при этом комитете.

Вместе с созданием цельной системы силовых структур (Вооружённые силы, Служба национальной безопасности, органы внутренних дел) в Узбекистане серьёзно взялись за подготовку квалифицированных богословов и имамов: в 1999 году открыли Ташкентский исламский университет, а при нём – Академический лицей и Международный фонд имама аль-Бухари.


Читайте также: 10 главных изменений в Узбекистане за время президентства Шавката Мирзиёева


С понятием "экстремизм" определились год назад

В 2016-2017 годах начался концептуальный пересмотр подходов к профилактике и противодействию экстремизму и терроризму, подчёркивает Равшан Назаров и выделяет ключевые моменты:

  • утвердили Оборонную доктрину (январь 2018 года), в соответствии с которой борьба с незаконными вооружёнными формированиями является одной из главных задач Вооружённых сил республики;
  • приняли новый закон "О противодействии экстремизму" (июль 2018 года). В этом документе впервые чётко определено понятие "экстремизм";
  • реорганизовали всю систему силовых структур Узбекистана, создали новую силовую структуру – Национальную гвардию. На неё возложена функция обеспечения общественного порядка;
  • Службу национальной безопасности (СНБ) преобразовали в Службу государственной безопасности (СГБ), обновили её кадровый состав. Среди основных направлений деятельности СГБ – борьба с терроризмом и экстремизмом. В 2016 году принят новый закон об органах внутренних дел.

В апреле 2018 года Узбекистан подписал соглашение об экстрадиции с Турцией. Важность этого документа связана с тем, что многие граждане Узбекистана, обвинённые в участии в запрещённых организациях, скрывались в Турции.

"Нужно отметить масштабную реабилитацию лиц из так называемого чёрного списка, подозреваемых в причастности к деятельности запрещённых организаций", – подчеркнул Равшан Назаров.

Празднования юбилеев хадисоведов и теологов

Только в 2017 году более 18 тысяч граждан, раскаявшихся и вернувшихся к мирному образу жизни, были сняты с учёта. В декабре 2018 года президент Мирзиёев сообщил, что таковых уже 20 тысяч. 10 тысяч из них получили помощь при трудоустройстве. Им оказывают социальную поддержку и учат предпринимательской деятельности.

Власти ведут работу по социальной реабилитации тех, кто случайно попал под влияние экстремистских идей и "осознал свои ошибки и заблуждения".

"Учитывая, что 60% населения Узбекистана – это молодёжь, которая рассматривается в качестве стратегического ресурса государства, разработана и реализуется специальная политика в отношении молодых граждан страны", – отметил эксперт.

Большинство населения республики является мусульманами, национальная и религиозная идентичность признаются в Узбекистане в качестве единого целого на уровне массового сознания.

Современный Узбекистан теперь занимается "возрождением духовно-религиозных основ общества". В стране масштабно празднуют юбилеи теологов, хадисоведов, основоположников суфизма в Средней Азии: Аль-Бухори, Ат-Термизи, Махмуда Аз-Замахшари, Ходжи Ахрара Вали, Наджмиддина Кубро.


Читайте также: Как спецслужбы Казахстана склоняют к лояльности лидеров радикальных общин


"Повышенное внимание государства и всего общества к ценностям мирного, традиционного ислама поможет преодолеть опасное влияние террористических и экстремистских группировок, лишь прикрывающихся знаменем великой религии", – считает Равшан Назаров.

Ограничение свободы вместо тюремных сроков

Мнение Равшана Назарова также разделяет Абдурахмон Ташанов, директор Общества прав человека "Эзгулик":

"Во время президентства Шавката Мирзиёева борьба с экстремизмом поднялась на новый уровень. Коренным образом изменился сам подход. Если раньше борьба против экстремизма в республике велась довольно грубыми и жёсткими методами, то сейчас мы наблюдаем либерализацию в этом вопросе".

В Узбекистане суды уже не назначают большие тюремные сроки по таким уголовным делам. Они стали чаще выносить решения об ограничении свободы вместо лишения свободы. А МИД Узбекистана несколько раз вёл переговоры с движением "Талибан", признанной ООН террористической организацией.

"Это говорит о концептуальном пересмотре не только внутренней, но и внешней политики по этому вопросу", – говорит Абдурахмон Ташанов.

"При прежнем руководстве страны в борьбе с религиозным экстремизмом также наблюдались немало случаев нарушения прав человека и излишней политизации процесса. А сегодня мы видим устранение прежних ошибок".

По обвинению в религиозном экстремизме раньше назначали сроки от 5 до 15 лет, сейчас суды дают максимум 5 лет в колонии общего режима либо условные сроки до 3 лет, либо ограничение свободы. Есть случаи освобождения из зала суда под поручительство Комитета махалли, Союза молодёжи и прочих.

Чёрного списка не существует

Заместитель генерального прокурора Узбекистана Эркин Юлдашев считает, что приоритетом в борьбе с религиозным экстремизмом являются профилактические меры, а не борьба с его последствиями. Об этом он заявил в ходе брифинга в Международном пресс-клубе 19 декабря прошлого года.


Эркин Юлдашев

Эркин Юлдашев / фото uznews.uz

Замгенпрокурора сообщил, что люди попадают в поле зрения правоохранительных органов в связи с экстремизмом в результате тщательного расследования.

"Заранее утверждённого по шаблону, голословного списка лиц, подпадающих под экстремизм, не существует", – отметил он.

В 2018 году из мест заключения вернулись 646 человек, осуждённых за участие в деятельности запрещённых организаций.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter