Граждане Кыргызстана живут и работают в Казахстане. Они приехали в Казахстан из страны с похожим языком, традициями и прошлым. Они отмечают как большое сходство между двумя республиками, так и огромные различия. По данным, озвученным премьер-министром Бакытжаном Сагинтаевым, в 2017 году в Казахстане зарегистрировано более 125 тысяч граждан Кыргызстана, приехавших сюда работать. Среди граждан Кыргызстана, живущих в Казахстане, артисты, рабочие, банкиры и многие другие. Они рассказали нам свои истории.

Балетная карьера

Нурлан Конокбаев, артист балета


Нурлан Конокбаев

Нурлан Конокбаев / Фото Informburo.kz

Балетом я занимаюсь с девяти лет. Я родился на Иссык-Куле, мама и папа у меня оттуда, я коренной иссыккулец. Потом мы переехали в Бишкек, и я рос там. Моя мама мечтала быть в балете. Но в силу обстоятельств не получилось, она думала, что отдаст дочку на танцы, в итоге получилось, что отдала пацана. Я всегда был очень подвижный. Я поступил в хореографическое училище не как все дети в сентябре, а пришёл в декабре. Я был маленького роста и смуглый. Сказали по данным всё хорошо, но ростом маловат. Взяли в школу с натяжкой. В итоге я застрял там на восемь лет.

Я не успел даже поработать в своём театре, меня сразу пригласили в Казахстан. Сначала я работал у Булата Аюханова. У меня к нему особое уважение, у него много качеств, которым только учиться и учиться. У него специфический юмор, может и с матом сказать, по мере работы ты привыкаешь к его юмору. Он мне одну важную вещь сказал про искусство. Однажды я стоял у станка, прогибался назад. Выгнул спину до конца, мне уже было больно. А он нажал ещё больше. И тогда он сказал: "Вот это и есть искусство. Любой человек с улицы может прийти, немного поработать и выгнуться так же. А если ты делаешь ещё больше, так как никто другой не может, то это уже искусство". Когда человек летит, и не слышно, как он приземляется. Это годы и годы тренировок".

После работы в труппе Булата Аюханова я пошёл в ГАТОБ, где проработал около 12 лет. За этот период я станцевал все ведущие партии, какие только были возможны. С моим педагогом, которого сегодня, к сожалению, уже нет в живых, я побывал на 13 международных конкурсах. Я привёз оттуда дипломы, награды.

Про стереотипы и признание

В Бишкеке, когда я учился в хореографическом училище, районные пацаны не понимали, чем я занимаюсь. Они пытались меня задеть: мол, вот, ты в трико ходишь. Но по мере взросления и по мере того, как я становился успешным, про меня писали в СМИ, они видели меня на экранах, их взгляды на искусство поменялись. Они уже говорили, что поняли, что я занимаюсь непростым делом. И здесь, в Казахстане, такое встречается.


Фото предоставлено Нурланом Конокбаевым

Я могу получить звание заслуженного артиста, но как я получу, если передо мной 50-летний или 40-летний. По очереди сначала им дадут, потом мне. Но у нас в Казахстане и в моей стране всё делается через связи, связи надо иметь хорошие. Я работаю в Казахстане много лет. Поэтому заслуженного я могу получить как здесь, так и там. Бывает, что говорят: "Вот, ты уехал, не служишь своей стране". Я думаю, что служить можно по-разному. Взять Тимура Бекмамбетова и Геннадия Головкина: здесь они были никем, уехали, совершили чудо для Казахстана. Всё, теперь они мегазвёзды. Ты личность, когда тобой интересуются. Когда ты говоришь, что родился в Кыргызстане, то люди уже отмечают, что ты продвигаешь свою страну. Несмотря на то, что весь свой багаж ты получил в Казахстане, много лет проработав здесь. Если ты достигаешь успеха за границей, на тебя начинают обращать внимание и спрашивать, откуда ты. И ты как бы рекламируешь свою страну.

"Я благодарен Казахстану"


Фото предоставлено Нурланом Конокбаевым

Когда я нахожусь в Бишкеке, мне хочется в Алматы. Потому что я к Казахстану очень сильно привык. Мне говорят: откуда ты, где родился. Получается, в данный момент у меня две страны. Возможно, кто-то придерётся к этим словам. Но если бы я находился в Кыргызстане, я бы мог не добиться того, чего достиг здесь. Это я знаю точно. С другой стороны, всё зависит от человека. Если человек умный, он везде пробьётся. Но я не жалею, что попал сюда и достиг определённых высот. У меня ассоциация, что у меня две страны. Здесь я получил карьерный рост, здесь я обрёл семью, что очень важно для меня. Это двое сыновей, которые родились здесь. Здесь я женился, у меня прекрасная жена казашка. Так что я нисколько не жалею. Я благодарен Казахстану за то, что он дал мне рост и столько возможностей. Я могу говорить о том, что это моя вторая страна. А первая – там, где я родился, где мои родители.

"Меня часто за казаха принимают"

Алтынбек Чымынтаев, работник рынка


Алтынбек Чымынтаев

Алтынбек Чымынтаев / Фото Informburo.kz

Я приехал из Оша в 2004 году. 13 лет я живу и работаю в Казахстане. Здесь у меня дети и семья. Старшие дети учатся в школе, двое маленьких и жена – дома.

Почему переехал? Там всё было хорошо, закончил юридическую академию, хотел работать по специальности. Но тут были мои родственники, я побывал тут и решил остаться. Казахстан мне нравится. Сначала, когда переехал, сложности были с языком. Я не понимал, как казахи разговаривают, мне казалось, что слишком быстро. Сейчас на сто процентов чисто разговариваю на казахском. Меня часто за казаха принимают, а когда я говорю, что чистокровный кыргыз, люди удивляются. Ну мы же братские народы, родственники.

Не хуже, а по-другому

По обычаям есть отличия. Например "беташар" на казахских свадьбах. У нас такое тоже есть, но по-другому проводят. Здесь, например, меня когда в первый раз на свадьбу пригласили, я удивился. Жених с невестой заходят в ресторан и все где-то час стоят, хлопают. Пока келин салем даёт, пока деньги гости отдают, много времени уходит. А у нас как-то меньше времени на это тратят, дома проводят в основном. А в ресторане больше для молодёжи все, для позитива. Я не говорю, что здесь хуже, просто по-другому. А бешбармак и казы-карта одинаковые.

Я с юга Кыргызстана, это чем-то похоже на местных шымкентцев в плане традиций. У нас даже более традиционно, если мужчина старший, то его по имени не называют. А тут, хоть на десять лет старше, всё равно по имени зовут. Женщине старшей скажешь "татешка", она обижается: мол, что я, старая что ли.


Фото Informburo.kz

Работаю и не жалуюсь

Сложности поначалу, конечно, были. Но они есть и своём городе, и в своём районе. Был молодой, когда переехал, как работать, не знал. Потом уже стал индивидуальным предпринимателем, начал свой маленький бизнес: в Бишкеке товар взял, тут продал. Потом уже связи появились, знакомых стало много, друзей нашёл. Вот и работаю до сих пор, не жалуюсь.

С жильём были сложности: где жить, как жить, как за аренду платить. Сейчас у меня уже своё жильё.Товар раньше приходилось на себе везти, сейчас такого нет уже, просто по интернету заказываешь, тебе всё привезут. Утром в восемь базар открывается, прихожу. Но вообще чёткого графика нет, кто-то может и не выйти, кто-то позже уйти. Зимой сложно бывает, холодно. А летом жарко. Но за столько лет уже привык, организм крепкий.

"Жизнь тут яркая и динамичная"

Равшан Ва-Ахунов, дизайнер


Равшан Ва-Ахунов

Равшан Ва-Ахунов / Фото Informburo.kz

До переезда в Алматы я также занимался дизайном, пробовал себя в современном искусстве, изучал урбанистику, занимался вокалом, всячески старался сделать свою жизнь более насыщенной. Но на тот момент мне казалось, что всего этого недостаточно. И я решил, что нужно бросать себя в некомфортную зону, выходить за привычные рамки. Я устал находиться в одном и том же городе и решил переехать.

Когда я только приехал, мне показалось, что жизнь тут яркая и динамичная, и тут можно преуспеть. Ощущение было такое, что таким мог бы быть Кыргызстан, если бы не было революции, не было бы кризисов, если бы мы не потеряли множество людей, которые эмигрировали в другие страны.

"Быть прагматичным здесь вполне нормально"

Люди здесь более открытые в предпринимательстве, они умеют налаживать контакты, не стесняются открыто говорить о том, чем они занимаются, считают важным продвигать себя. Быть прагматичным здесь вполне нормально. Бывает, знаешь человека пять минут, а он уже выясняет, сколько я зарабатываю, на что мне хватает моей заработной платы. Вопросы могут быть очень прямыми.

Я работаю в дизайн-студии. Здесь дизайн-индустрия больше развита, больше заказчиков и возможностей воплощать свои проекты и потребности. Но есть и общие тенденции: например, часто у людей плохой вкус или заказчики не знают, чего хочет клиент. С чем мне было тяжело смириться, так это с тем, что дизайн здесь – за счёт того, что он больше развит – стал частью бизнес-индустрии, творческого кластера, креативной экономики. Дизайн подчиняется экономическим законам, работа становится отчасти рутиной, творчество теряет свой оригинальный смысл и первопричину.

Также то, что касается социального дизайна, к сожалению, не развито ни в Бишкеке, ни в Алматы.


Фото из Facebook

О дизайне

Для меня дизайн – это способ решить какую-то проблему, сделать что-то лучше. Как правило, к дизайнерам обращаются люди с хорошим достатком, и проблемы, которые решают они, не сопоставимы с тем, чем дизайн может заниматься в целом. Выбор подходящей плитки не сопоставим с тем, как решить проблему бюджетного жилья, как людям жить в маленьких пространствах, как организовать свою жизнь в современных городах.

Когда я планировал, что перееду, у меня было большое желание изучать город, фотографировать, изучать инфраструктуру, коммуникации, то как люди передвигаются, что им интересно. И у меня не было такой возможности, потому что основная часть времени была занята работой, а всё оставшееся время мне приходилось спасать себя от стресса, спасибо друзьям, что были рядом.

О людях и политическом устройстве

Здесь есть хорошие люди, с которыми можно вести интересные проекты, это правда. Если говорить о том, что меня смущает, так это то, что я не могу любить это место так, как те, кто является гражданами этой страны. Здесь очень сильно чувствуется принадлежность. Люди, которые здесь живут, часто подчёркивают: "Мы казахстанцы, мы казахи". Идентичность для них очень важна. Это то, что мне пока сложно понять. Здесь чувствуется большая потребность людей быть частью какой-то группы. В Бишкеке же всё более смешано и нейтрально. Я не могу сказать, что это минусы или плюсы, это просто констатация. У меня были страхи, что люди спросят, откуда ты, и если я скажу, что из Бишкека, ко мне как-то не так отнесутся. Но такого не было, и это классно. Но я всегда чувствую, что я не казах. Или ещё. Девушка, например, говорит: "Я казашка, но выгляжу не так, как другие, потому что у меня есть татарская кровь". Люди как бы оправдываются. Это меня, конечно, не затрагивает, но я отмечал эти моменты.

Ещё я отметил, что отличается то, как тут говорят о политике, и как у нас. У нас бы, например, не позволили назвать улицу в честь высокопоставленного чиновника, например, или здание, или район.

Я могу сказать однозначно, что в Казахстане есть вещи, ради которых можно приезжать и находиться в нём, несмотря на плюсы и минусы двух стран, я чувствую себя в Казахстане комфортно. Чувствую себя свободно и независимо психологически.

"Я сел в маршрутку и приехал в Алматы"

Андрей Гусаков, руководитель управления в Tengri Bank


Андрей Гусаков

Андрей Гусаков / Фото Informburo.kz

Я переехал в Казахстан в 2011 году, меня пригласили работать в Besmart. Я делал проект для одной из компаний. Проводился конкурс Top talеnts. Студентам дали задание полностью подготовить маркетиноговый план определённого сервиса коллективных покупок. Нужно было придумать название, подготовить бизнес-план. Этим я занимался три месяца. Компания выбрала мой проект, моя команда победила. Ребята пригласили меня поработать в Бишкеке. На тот момент я уезжал в Америку по программе Work and Travel. Я сказал, что если вернусь, то приду к ним.

В один прекрасный день мне сказали, что есть вакансия в алматинском проекте. Меня позвали на собеседование в Алматы. Я сел в маршрутку и приехал в Алматы, прошёл собеседование. Я думал, что со мной просто поговорят, а потом будут думать. А получилось, я пришёл в 8 утра, мне дали задание, до полудня я его выполнил. И мне сказали: "Когда ты готов выйти". Я подумал: а что отказываться, конечно, готов. Так я попал в Алматы.

После девальвации в Казахстане жить дешевле

С жильём у меня проблем не было, так как здесь на тот момент уже проживала моя мама. В Бишкеке осталась моя бабушка, двоюродные сёстры. Первые три месяца, конечно, было тяжеловато, потому что надо было адаптироваться, тут немного другие люди. Ну, это всегда так. Потом начинаешь адаптироваться. В то время в таких компаниях как Besmart работали молодые, креативные ребята. Были ребята из Москвы. Особой ментальной разницы поэтому мы не испытывали. Мы разговаривали на каком-то одном, общем языке. С половиной ребят я до сих пор общаюсь, это моя алматинская тусовка.

Когда я только переехал, разница в ценах чувствовалась. Сейчас же наоборот: там стало дороже жить после девальвации в Казахстане.

Об алматинской тусовке

Тусовка в Алматы более воспитанная. Нехорошее слово, конечно, может, есть другие эпитеты. Ну, очень простой пример. Взять ту же "Чукотку". В Бишкеке не было таких мест, куда можно было просто зайти, не заплатив за вход, посидеть, поболтать, что-то выпить, спуститься на первый этаж потанцевать, причём на разных этажах – разные направления музыки. В Бишкеке всё было просто. Это кафе и рестораны, где пел какой-нибудь певец а-ля шансон. Или же какие-то хардовые дискотеки, где бешеные чеки и долбит музыка, и ты ничего не можешь поделать, кроме как напиваться и танцевать. Сейчас, конечно, в Бишкеке всё поменялось, там уже стараются делать территории притяжения, как у нас на Панфилова, с разными по тематике ресторанами.


Фото Informburo.kz

Мне здесь нравилось, я кайфовал. Несмотря на то, что поначалу было мало денег, друзей не было, была такая мини-депрессия. Но со временем всё это переживается, главное не унывать. Я уже привык к Алматы, даже был курьёзный случай. Год назад мы с друзьями собрались отдыхать в Таиланде. Для граждан Казахстана виза там оформляется по прилёту, а гражданам Кыргызстана её нужно получать в посольстве. Мысля себя казахом, казахстанцем, я забыл, что мне нужно визу заранее оформить. В аэропорту также меня пропустили как казаха. В аэропорту Бангкока меня остановили в итоге. Меня чуть не вернули обратно.

О плюсах отсутствия гражданства

Пока меня устраивает то, что у меня здесь только вид на жительство. Особых ограничений нет, есть даже плюсы. Например, если я еду на машине и где-то за стоп-линию заехал случайно, штраф меня никогда не найдёт. Меня нет в базе. Наверное, скоро государство за эту сферу возьмётся.

Раньше были сложности. К примеру, компании взять на работу кыргызстанца было очень сложно. Надо было сделать кучу документальной работы, собрать справки, доказать, почему он лучше, чем местные специалисты. После того как Кыргызстан вступил в Таможенный союз, этих проблем не стало. Ребята без вида на жительство со своим ИИНом и паспортами работают по договору об оказании услуг.

В Казахстане большой дефицит IT-специалистов. Специалист из Бишкека может, приехав сюда, может зарабатывать в два раза больше за ту же работу. В Бишкеке очень много IT-компаний, которые работают на западный рынок, делают очень много крупных проектов.

ЦОНы и миграционная полиция

Позитивное удивление в Алматы было от культуры вождения. Много где побывав, я могу сказать, что у вас очень хорошо водят. Культурный шок вызвали ЦОНы. Всё онлайн, я просто кайфовал, когда получил ЭЦП. В России в большинстве регионов до сих пор коридорная система. Поэтому это меня поразило.


Фото Informburo.kz

Из минусов: другие ребята из Бишкека жалуются на то, что их останавливают гаишники, причём просто увидев кыргызские номера. Меня почему-то не тормозят, не знаю почему. Только если накосячу.

Ещё один минус замечаешь, когда оформляешь вид на жительство в миграционной полиции. Это был кошмар. Процедура чётко не описана, и когда ты спрашиваешь: "Ребята, а где написано, что так надо?" – ты встречаешь хамство, негативное отношение к себе. Ты знаешь, что придёшь ещё раз и тебе что-то не то сделают только потому, что ты свой рот открывал ранее. Поэтому ты молча делаешь, что говорят, и ждёшь.

Алматинцы ленивые, я могу сказать по своим ребятам из Бишкека: у них есть мотивация делать больше, чем остальные. Алматинец в шесть вечера встаёт и идёт домой, нет мотивации, что надо добить, что надо сделать, сроки горят. А ребята оттуда понимают, что надо себя проявить, поэтому делают больше, пытаются развиваться, что-то прочитать, попробовать новое.

"Меня тут всё устраивает"

Я был руководителем департамента маркетинга в Besmart. Мы с моей командой из пяти человек отвечали за четыре страны. В основном это был digital marketing, поэтому приходилось много коммуницировать с айтишниками. Мы начали учиться понимать айтишников и ставить им задачи. Потом я перешёл в компанию Green apple тоже на позицию руководителя департамента маркетинга и строил сайт Crediton.kz. Поняв, что я знаю, что такое цифровые продукты, меня пригласили в Tengri bank заниматься интернет-банкингом. Здесь тогда команды в части IT не было, был аутсорсинг. Я пришёл и понял, что нужно поднять команду внутри.

Мне кажется, казахстанское общество более традиционное. Например, про такую вещь как коримдык я тут в первый раз услышал. Хотя в Кыргызстане это тоже есть, просто я тут в первый раз услышал. Опять же тут у меня больше друзей-казахов.

Здесь я себя ощущаю безопаснее, спокойно можно гулять ночью, везде светло, я вижу патрульные машины, я не вижу людей, шныряющих группками. Они, может быть, есть ниже Толе би, но здесь я этого не чувствую. А в Бишкеке даже в центре города ты себя некомфортно чувствуешь ночью один на улице.

Меня спрашивают: а что ты, мол, в Россию не поедешь. А я не хочу в Россию, мне там не нравится. Я там был много раз, много где, – ну вообще не моё. А тут моё, потому что близкая ментальность, немножко другое общество, другие возможности. Меня тут всё вполне устраивает.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter