Три года после крушения самолёта Bek Air: 12 потерянных жизней и ноль ответственных

Самолёт не смог взлететь и врезался в дом, построенный в 9 метрах от забора аэропорта / Фото Informburo.kz
Самолёт не смог взлететь и врезался в дом, построенный в 9 метрах от забора аэропорта / Фото Informburo.kz

МВД провело 1100 допросов, изъяло 50 тысяч вещдоков, назначило 110 судебных экспертиз, отправило в иностранные государства 33 запроса.

Три года назад, 27 декабря 2019 года, самолёт авиакомпании Bek Air после неудачной попытки взлёта врезался в бетонный забор аэропорта и протаранил недостроенный частный дом под Алматы. В авиакатастрофе погибли 12 человек. 47 пассажиров получили ранения. 

Комиссия, созданная после ЧП, установила, что крушение произошло из-за обледенения крыла самолёта. По решению командира воздушного судна перед вылетом обработку самолёта противообледенительной жидкостью провели лишь частично: обработали только стабилизатор, крылья не обрабатывали.

Командир погиб в той катастрофе. Виновных так и не нашли.

К третьей годовщине трагедии вспоминаем, кого мы потеряли и почему расследование застопорилось.

МИИР о крушении самолёта Bek Air: Вторую попытку взлёта надо было прекратить

После ЧП была создана комиссия по расследованию авиакатастрофы при Министерстве индустрии и инфраструктурного развития. 29 апреля 2022 года МИИР отчиталось о завершении расследования.

Из пресс-релиза МИИР:

"Авиакатастрофа произошла в результате несимметричной потери несущих свойств крыла самолёта на этапе взлёта.

Причиной потери несущих свойств крыла, наиболее вероятно, явилось влияние наземного обледенения".

Тут важно подчеркнуть, что расследование комиссией проводилось независимо от расследования уголовного дела МВД. 

Согласно отчёту комиссии, самолёт до вылета простоял на стоянке аэропорта 30 часов – "не исключалась вероятность отложения льда на поверхности воздушного судна". Экипаж должен был убедиться, что ни одна из критических поверхностей не покрыта льдом, снегом или инеем. Командир воздушного суда Мурат Муратбаев поручил наземной службе аэропорта обработать противообледенительной жидкостью хвостовую часть. 

Выдержки из отчёта комиссии:

"Почти сразу же после отрыва от взлётно-посадочной полосы развился левый крен до 5 градусов (позже расшифровка бортовых самописцев покажет, что в этот момент командир воздушного судна произнёс: "Что такое?"). Кренение самолёта было скомпенсировано экипажем отклонением элеронов (рули крена, расположенные на крыльях. – Ред.) и руля направления. Спустя две секунды произошло существенное кренение самолёта вправо до 19 градусов. 

При нахождении самолёта в правом крене прекратился набор высоты. Максимальная высота составила всего 18 футов (примерно 5,5 метра. – Ред.). Таким образом, самолёт не поднялся выше высоты, на которой пропадает влияние земли.

Экипаж воздушного судна предпринял попытку прекращения взлёта, уменьшив режим работы двигателей, однако через несколько секунд режим работы двигателей был вновь увеличен и был продолжен взлёт".

Всё это время второй пилот пытался убрать шасси, но этого сделать не получалось. Когда самолёт оторвался от взлётно-посадочной полосы, шасси, наконец, были убраны. Но воздушное судно так и не смогло взлететь, после 8 секунд в воздухе оно упало на фюзеляж и покатилось за пределы аэропорта на скорости 143 узла – примерно 264 км/ч. 

Следы движения самолёта за пределами взлётно-посадочной полосы / Фото из отчёта комиссии

Председатель комиссии по расследованию авиакатастрофы МИИР РК Нурлан Аккулов считает, что после первой неудачной попытки взлёт нужно было прекратить.

"Командир принял правильное решение: можно частично обработать, можно полностью, этого никто не запрещает. Но есть документы ИКАО (Международная организация гражданской авиации. – Ред.) о так называемом чистом воздушном судне. В таких условиях, конечно, надо было обработать полностью. Но командир принял такое решение. Также мы не увидели результатов исследования противообледенительной жидкости – состав был очень сомнительным. Во второй раз попытку взлёта надо было прекратить", – прокомментировал нам Нурлан Аккулов.

Когда самолёт уже выкатился за взлётно-посадочную полосу, экипаж пытался затормозить – об этом свидетельствуют выключенные двигатели, но было уже поздно. Без шасси не удалось произвести аварийное торможение. "Фоккер-100" сначала снёс забор аэропорта (разрушенным оказался участок в 16 метров), но остался целым, а потом врезался в двухэтажный дом, который был построен в 9-10 метрах от ограждения. 

За несколько секунд до столкновения с домом самолёт был целым / Скриншот из отчёта комиссии

От столкновения воздушное судно развалилось на четыре части, больше всего пострадала передняя часть, куда пришёлся основной удар.

Вид изнутри самолёта / Фото из отчёта комиссии

Уроки трагедии не учтены: противообледенительная обработка самолётов до сих пор не узаконена

В МИИР не считают, что командир воздушного судна допустил ошибку, поручив наземной службе провести противообледенительную обработку только стабилизатора. И правильно делают, потому что в Казахстане нет нормативно-правовых актов, регулирующих этот процесс и устанавливающих ответственность за обработку самолётов. Более того, прошло три года с момента трагедии, а такой документ так и не появился.

"До катастрофы на территории Республики Казахстан не было нормативных документов по обработке воздушных судов на земле противообледенительной жидкостью. Подготовлен НПА – как будут внесены изменения в законодательство, этот документ будет введён в действие", – заверил Нурлан Аккулов.

За это время полиция и комиссия не смогли добиться от аэропорта получения образцов той жидкости, которой был обработан самолёт перед вылетом. В отчёте комиссии лишь указывается: "работниками АО "Международный аэропорт "Алматы" была предпринята попытка ввода в заблуждение комиссии по расследованию путём представления ордера №7169 от 27.12.2019 с приписками и исправлениями, искажающими ранее представленный первоначальный документ".

В аэропорту Алматы не стали комментировать отказ предоставить противообледенительную жидкость для обследования. В пресс-службе воздушной гавани напомнили, что не так давно сменился собственник, да и комментировать что-то до окончания расследования компания не может.

МВД: Ряд судебных экспертиз и запросов в иностранные государства остаётся на исполнении

Трагедия унесла жизни 12 человек: командира воздушного суда Марата Муратбаева и 11 пассажиров, сидевших на местах с 3-го по 11-й ряд:

  1. Николай Асташов – 42 года, житель Алматы.
  2. Рустем Кайдаров – 79 лет, заслуженный работник МВД СССР, почётный ветеран МВД РК, экс-председатель президиума РОО "Совет генералов".
  3. Бауыржан Калиев – 45 лет, бизнесмен, в прошлом работал следователем в Министерстве внутренних дел Казахстана.
  4. Базархан Карибаева – 67 лет, педагог на пенсии.
  5. Марат Муратбаев – 58 лет, командир самолёта.
  6. Абай Нурбеков – 34 года,  работал электриком.
  7. Арман Исина –  акушер-гинеколог, работала в Министерстве здравоохранения и международных организациях здравоохранения.
  8. Сания Аманжол – 21 год, училась на четвёртом курсе в КазНУ имени аль-Фараби по специальности "Туризм". 
  9. Дана Круглова – 35 лет, выпускающий редактор Informburo.kz.
  10. Каирхан Туматов – 64 года, бизнесмен.
  11. Валерий Ануфриев – 36 лет, работал в акимате Алматинской области, руководил управлением строительства. 
  12. Амина Оспанова – 56 лет, педагог.

Через месяц после крушения самолёта – 28 января 2020 года – от разрыва тромба дома скончался второй пилот "Фоккера" Миржан Мулдакулов. 

 Местонахождение пассажиров и членов экипажа в салоне Fokker-100 / Инфографика из отчёта комиссии

В авиакомпании тогда заявили, что трагедии могло не быть, если бы охранную зону аэропорта не застроили частными домами.

Хотя ещё в 2017 году Главная транспортная прокуратура отправляла в МИИР представление: "бесконтрольно оставлены вопросы выделения местными исполнительными органами земель из приаэродромной территории под строительство объектов, в том числе ИЖС. Имело место более 800 объектов, возведённых без соответствующего разрешения в районе аэропортов Алматы, Актау, Атырау, Актобе, Усть-Каменогорска, Кокшетау, Тараза и Шымкента, часть из которых угрожала безопасности полётов".

После крушения самолёта Bek Air началось расследование дела о незаконной выдаче земель. 12 мая 2021 года бывших чиновников и риэлтора приговорили:

  • экс-главу отдела земельных отношений Талгарского района Рустама Турысбекова – к 4 годам 1 месяцу и 15 дням лишения свободы;
  • экс-начальника отдела земельных отношений Талгарского района Кайрата Алтынбекулы – к 3 годам лишения свободы;
  • экс-начальника Талгарского районного отделения РГП на ПХВ "Научно-производственный центр земельного кадастра" Жараса Машимбаева – к 3 годам ограничения свободы;
  • Медеу Калыбекова, который исполнял обязанности начальника Талгарского районного отделения РГП на ПХВ "Научно-производственный центр земельного кадастра", – к 3 годам ограничения свободы;
  • экс-начальника сектора землеустройства Талгарского районного отделения РГП на ПХВ "Научно-производственный центр земельного кадастра" Берика Абдуллаева – к 3 годам ограничения свободы;
  • риэлтора Нурайым Алданиш – к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

Это единственный приговор по делу, как-то связанный с крушением самолёта. Расследование, начатое МВД по статье 344, часть 3, Уголовного кодекса ("Нарушение правил безопасности движения или эксплуатации воздушного транспорта, которое повлекло по неосторожности смерть двух или более лиц") до сих пор продолжается.

"По делу проведено более 1100 допросов, изъято около 50 тысяч объектов, представляющих интерес для следствия, назначено свыше 110 судебных экспертиз, в иностранные государства направлено 33 запроса об оказании правовой помощи. В настоящее время ряд судебных экспертиз и запросов об оказании правовой помощи в иностранные государства остаётся на исполнении. Для принятия процессуального решения необходимы результаты по указанным экспертизам и запросам", – сообщили в МВД на запрос Informburo.kz.

"Я не успела ей сказать, что я её очень сильно люблю"

В этой трагедии мы потеряли коллегу – выпускающего редактора Дану Круглову, которая руководила отделом расследований. Через два года после трагедии умер её отец. Мать Жанаткул Жалмагамбетова говорит, что жалеет только об одном: "Я не успела ей сказать, что я её очень сильно люблю".

Коллектив Informburo.kz скорбит по жертвам крушения самолёта Bek Air.

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров