Со дня теракта в Алматы прошло три года. Как живут родственники погибших?

Фото Алмаза Толеке

Семьи, потерявшие близких после событий 18 июля 2016 года, рассказывают, как пережили горе.

18 июля 2016 года 29-летний уроженец Кызылординской области Руслан Кулекбаев совершил массовый расстрел людей в центре Алматы. Погибли девять человек.

Он ворвался в здание Алмалинского РУВД, где выстрелил в голову лейтенанту Мейрамбеку Рахматуллаеву. После этого забрал у раненого полицейского табельное оружие – автомат Калашникова. Кулекбаев захватил автомобиль и приказал водителю ехать, куда он скажет, по дороге обстреляв полицейскую машину. Затем он поехал к зданию ДКНБ, рядом с которым застрелил пенсионера МВД Гани Нуриманова, пограничника Азамата Азимжанова, которого принял за сотрудника полиции. Продолжая убивать, Кулекбаев направился к департаменту госдоходов, где восемь раз выстрелил в полицейского Аяна Галиева.

Читайте также: Что сказал Руслан Кулекбаев, услышав, что его предлагают казнить

Руслана Кулекбаева приговорили к смертной казни. Так как с 2003 года в Казахстане действует мораторий на высшую меру наказания, он был помещён в УК-161/3 – колонию для осуждённых на пожизненное заключение, известную как "Чёрный беркут".

Асель Баймухамбетову, Анар Асанову и Молдир Батырханкызы объединяет одно общее горе – они потеряли близких им людей во время теракта.

Они вспоминают погибших полицейских Серика Абильдаева, Аяна Галиева и Максата Салимбаева. Рассказывают, как справлялись с горем и как они живут сейчас.

Дочка спрашивает: "Где же папа?"

Серик Абильдаев родился в 1973 году в селе Курты Алматинской области. Он был полицейским полка дорожно-патрульной полиции местной полицейской службы ДВД Алматы. В правоохранительных органах служил с 1994 года. Был смертельно ранен Русланом Кулекбаевым на пересечении Курмангазы – Шарипова. Террорист открыл огонь по полицейской машине, в которой он находился. У Абильдаева остались три дочери. Серик был похоронен в селе Бекболат Алматинской области.


Уголок памяти о Серике Абильдаеве в талгарской квартире

Уголок памяти в квартире вдовы Серика Абильдаева / Фото Алмаза Толеке


Асель Баймухамбетова, домохозяйка. Вдова старшего сержанта Серика Абильдаева.

Старшие дочери сильно переживали смерть отца. Я им тогда сказала: "Вы дочери героя казахского народа. Ваш отец погиб храброй смертью. Не надо мучить себя слезами и горем вечно. Наоборот, гордитесь тем, что ваш отец пожертвовал своей жизнью, защищая общественный порядок".

Это подняло их дух, они успешно справились с депрессией.

А вот младшая дочь Ерке почти не помнит отца. Когда она берёт в руки грамоты, жетоны или форму Серика, всегда спрашивает: “Где же папа? Почему он на небесах? Почему у других детей папы домой приходят, а у меня нет?”. Сложно объяснить 4-летней дочери, что её отец погиб и больше уже никогда не вернётся.

"Я хочу услышать голос мужа"

Казалось бы, с годами тоска по родному человеку должна ослабевать. Но, видимо, у меня всё наоборот. Иногда я гляжу на мужчин и мне кажется, что они внешне похожи на Серика. Это происходит случайно, я вижу их в толпе на улице. Даже могу обернуться, приглядеться. Но потом понимаю, что это совершенно другой мужчина. Наверное, подсознательно я хочу услышать голос мужа, ищу его среди других людей.


Асель Баймухамбетова с дочерьми в Талгаре

Асель Баймухамбетова с дочерьми в Талгаре / Фото Алмаза Толеке


Вот я сейчас с вами говорю и тут же вспомнила моё знакомство с Сериком в начале нулевых. Я работала кассиром-оператором на АЗС, и ночью на заправку напал грабитель. Он был пьяный и с ножом в руках, бился в стекло и требовал открыть дверь. По моему вызову приехал наряд полиции и задержал преступника. Одним из патрульных был Серик. Вот так и началась наша история любви.

В какой-то степени побороть боль и страдания помог общий чат в WhatsApp, где общаются вдовы погибших полицейских. Ведь нас связывает общая утрата, все мы потеряли мужей в этом теракте. И никто другой нас так не поймёт, как мы сами. Советы людей, хорошо понимающих меня, помогли мне взять себя в руки и продолжить жить дальше.

"12 дней ада в моей жизни"

18 июля мы были в нашем доме в Байсерке. В 5.30 мы встали, я проводила Серика на работу. У меня с утра было странное предчувствие, будто что-то должно случиться. Я не знаю, как описать это ощущение. Один сосед мне сообщил, что в городе террористы подстрелили двух полицейских в Алмалинском районе. Я махнула рукой, мол, мой работает в Бостандыкском районе. А сама внутренне нервничала. А вечером сестрёнка моя приехала, сказала, что Серика ранили и он лежит в реанимации.

По просьбе тогда ещё акима Алматы Бауыржана Байбека меня запустили в реанимацию. Каждый день я заходила к нему на пять минут. Я держала его за руку. Грудь его дышала, вздымалась и опускалась, но он сам был в бессознательном состоянии. Я плакала, умоляла его прийти в себя. Шептала ему, чтобы он открыл глаза, ведь его дома ждут дочери. Но раны оказались смертельными, и в итоге 30 июля он умер. Это были 12 дней ада в моей жизни.


Асель Баймухамбетова

Асель Баймухамбетова / Фото Алмаза Толеке


Я до конца верила, что Серик выкарабкается и мы снова будем вместе. В память врезался инцидент 2007 года, когда у него было ножевое ранение в районе левой щеки. Серик приехал со стажёром на экстренный вызов. Преступник хотел пырнуть стажёра ножом, а Серик принял удар на себя. В итоге нож лезвием попал ему в лицо. Мне тогда позвонили знакомые из полиции и попросили не беспокоиться. Сказали, что с Сериком всё хорошо и он едет в челюстно-лицевую больницу. Я надеялась, что и в этот раз всё обойдётся.

Прошло три года, но я не изменила своё мнение. Кулекбаев – монстр, и смертная казнь – верное для него наказание. Я даже имя его не хочу слышать. Он столько людей погубил. Ему повезло, что у нас мораторий на смертную казнь. Но я уверена, что его постигнет божья кара.

“Подруга вытащила меня из депрессии”

После его смерти всё было словно в полумраке. Мне помогала моя подруга Асем. Однажды примерно на сороковой день со дня гибели Серика она мне сказала: “Всё, хватит! У тебя есть дети, ты должна жить ради них! Сколько будешь просить помощь! Бери и начинай всё делать сама!” Она словно меня разбудила. И я поняла, что жизнь не остановилась. Помню, как во сне ко мне пришёл Серик и, молча взяв меня за руку, повёл в ДВД Алматы. Вскоре я поняла, что надо менять свою жизнь. Я сдала государственные тесты и смогла поступить в департамент полиции, где уже в конце этого месяца выйду на работу бухгалтером.


Асель Баймухамбетова вместе с Сериком Абильдаевым

Асель Баймухамбетова вместе с Сериком Абильдаевым / Фото из личного архива Асель Баймухамбетовой


Я сдала тесты и на получение прав. Купила машину, чтобы ни от кого не зависеть, чтобы самой развозить своих детей или же ездить на могилу к мужу. Когда меня возили к нему на могилу другие люди, мне было неловко в их присутствии говорить с ним. Ведь я же хотела побыть с Сериком наедине, где-то всплакнуть, поделиться своими секретами.

Первое время было очень тяжело без помощи супруга в бытовых вопросах. Некому было даже электричество починить. Приходилось просить мужчин-родственников. А теперь я сама со временем всему научилась и, если что-то ломается, сама могу привести всё в порядок.

“Государство не оставило нас в беде”

Наша семья в 2017 году получила трёхкомнатную квартиру в Талгаре от акимата Алматинской области. Квартиру выдали, исходя из места прописки Серика. Ключи от квартиры нам вручали заместитель акима Алматинской области Бахтияр Онербаев и аким Талгарского района Райхан Садыкова. После тех событий Нурсултан Назарбаев говорил, что необходимо выдать квартиры семьям погибших полицейских.

МВД тоже не осталось в стороне. Мы получили в 2016 году 15 млн тенге от министерства. Эти деньги нам очень помогли. Отдельное спасибо Центру помощи инвалидам и семьям погибших сотрудников правоохранительных органов города Алматы, который регулярно помогает нам. К примеру, центр ежемесячно оплачивает половину стоимости обучения в детсаде моей младшей дочери.


Семья Баймухамбетовых в своей квартире в Талгаре

Семья Баймухамбетовых в своей квартире в Талгаре / Фото Алмаза Толеке


На праздники центр нас тоже не забывает – 8 Марта, Новый год, Наурыз, в эти дни мы никогда не остаёмся без внимания государства. Ещё центр ежегодно помогает деньгами на покупку школьной формы детям. В моём случае это школьная форма для двух старших дочерей. Кроме того, ежемесячно мы получаем пособие в связи с потерей кормильца.

"Как такое могло произойти?"

Аян Галиев родился 18 апреля 1974 года в селе Бакалы Алматинской области. Он был полицейским 2-го батальона полиции ГУ УССО Алматы. В органах внутренних дел служил с 30 января 1997. Сумел ранить Кулекбаева во время перестрелки у департамента госдоходов. Однако сам был смертельно ранен. У него остались дочь и сын. Похоронен на кладбище Кенсай в Алматы.


Аян Галиев

Аян Галиев / Фото из личного архива Анар Асановой


Анар Асанова, учительница. Вдова старшины полиции Аяна Галиева.

Мы жили тогда в Жанатурмысе, это в районе Каменки. И по утрам там большие пробки. И поэтому у мужа была привычка вставать в 5 утра, чтобы добраться до работы без пробок. Он умывался, читал утренний намаз. Истинному мусульманину необходимо читать намаз пять раз в день. Но у Аяна работа этого не позволяла, ведь он весь день должен стоять на посту. Вот он утром и вечером читал намаз. Ещё он делал гимнастику, чай сам себе ставил, меня не будил. Сам гладил себе служебную форму. "Ты не умеешь ровно гладить, у тебя стрелки кривые получаются", – ворчал он. С утра у полицейских развод был, где им оружие выдавали. А потом уже на свой пост ехал.

В воскресенье вечером он сходил в баню, а я ему приготовила пигоди с подливом. Он любил это блюдо. "Мне побольше положи на обед", – попросил он меня. Он всегда обед с собой забирал из дома. А в понедельник утром он подошёл ко мне и сказал: "Спи, я сам закрою ворота. А ты не вставай, а то ребёнка разбудишь". После этого я его живым уже не видела.

В обед мне позвонил брат Аяна и спросил, не знаю ли я где он, и сообщил, что из полиции звонили в Бакалы и родным сказали, что Аян ранен. Я не могла поверить во всё это. Смотрю, вещмешок (вещевой мешок для сотрудников полиции в экстренной ситуации. В нём хранятся одежда, медикаменты, сухой паёк. – Авт.) у дверей лежит. Аян всегда сердился, когда я прятала вещмешок во время уборки. Не верила я, что с ним такое случилось. А затем домой приехал его сослуживец. Снял фуражку, сообщил о его смерти. Я после этого много раз проходила по месту его гибели и задавалась вопросом: "Как такое могло произойти, что в таком людном месте в центре города случилось такое страшное событие?".

Его гибель сильно отразилась на моём здоровье. Стресс, депрессия привели к тому, что у меня теперь повышенное давление. Чуть понервничаю, так сразу давление подскакивает.

"Надо жить ради детей"

Нам была оказана помощь от государства. Ключи от трёхкомнатной квартиры в Алматы нам вручил Бауыржан Байбек. Когда мне вручали ключи, я вспомнила, как мы с Аяном мечтали о квартире. Мы ведь несколько лет стояли на учёте в департаменте жилья. А теперь в квартире живём мы, но без Аяна.

После его гибели я себе места не находила от горя. Но потом посмотрела на наших детей – 10-летнюю Амину и семимесячного Медеугали и сказала себе, что надо жить ради детей и их будущего. Ведь они – наследие моего Аяна. Ещё больше переживаний перенесла его мать. Она умерла 17 сентября 2017 года.


Анар Асанова
Анар Асанова / Данияр Айсаров

Когда он погиб, я всё ещё находилась в декретном отпуске. Все трудности жизни без мужа свалились на голову. У него зарплата была невысокой. На одно пособие по потере кормильца невозможно сейчас прожить. Продукты дорогие, одежду тоже надо покупать, а ещё другие расходы. Поэтому вышла работать учительницей начальных классов в частной школе Tamos Education. Моя задача – поставить на ноги своих детей. Мне бабушки-родственницы говорили, что сейчас необходимо все силы отдать на воспитание детей.

Дочка недавно попробовала поступить в Назарбаев Интеллектуальную школу (НИШ), но пока попала лишь в резервный список. Очень хочу, чтобы она там училась. А сын Медеугали сейчас ходит в садик рядом с моей работой. Хорошо, что ещё государство помогает нам – дочку в лагерь каждый год отправляют, оплачивают половину ежемесячной стоимости обучения в садике и подарки дарят во время праздников.

“Дочка воспитывает Медеугали по-отцовски”

Амина у нас сильный духом ребёнок. Она получила хорошее воспитание от Аяна. Он, несмотря на тяжёлый график работы, старался уделять время воспитанию дочери. Он всегда за столом ей давал важные советы. Говорил, что надо стремиться к знаниям, чтобы в будущем быть успешным и уважаемым человеком. Прививал любовь к родине и казахскому языку, старался быть примером для неё, объяснял ей, насколько важно уважение к старшим.

И теперь Амина воспитывает Медеугали в том же духе. Она говорит мальчишке, что её отец правильно воспитал и теперь она его продолжит учить так же, как это делал Аян. Знаете, она даже меня поддерживает, когда мне плохо. Утешает меня, призывает держать себя в руках, объясняет, что слезами ничему не поможешь. Эта хорошая черта у неё от отца – помогать людям, когда они в беде. Но без мужского внимания сложно воспитывать мальчика. Поэтому мой отец тоже занимается воспитанием Медеугали, а также братья Аяна. Говорят, что не надо баловать его. Пусть растёт как настоящий мужчина.

“Память об Аяне жива в его ауле”

Когда я вижу памятник погибшим полицейским у входа в ДВД Алматы, то чувствую гордость за своего мужа. Он не струсил, не спрятался в здании, на посту у которого стоял. Он вышел на улицу и попытался задержать Руслана Кулекбаева. Аян всегда жил по правилам. Он никогда не опаздывал даже на тои, всегда приходил на праздники за полчаса до начала. Он был хорошим стрелком, активно тренировался в тире и на стрельбищах. У него был пистолет, а у Кулекбаева автомат. Но благодаря своей хорошей подготовке он смог ранить Кулекбаева.


Анар Асанова на кухне
Анар Асанова на кухне / Данияр Айсаров

"Нельзя убивать преступника, надо его живым задержать", – муж следовал правилам, которым его учили в полиции. Сначала надо предупредить преступника, затем, если он не реагирует, стрелять в руки или ноги, чтобы ранить. И лишь потом уже стрелять на поражение в случае продолжения сопротивления преступника. Аян следовал этим правилам до конца своей жизни. Он не отступился от них и 18 июля. Ранив Кулекбаева, сам погиб. Вступая в ряды полиции, каждый человек даёт клятву, Аян сдержал свою клятву.

Мы каждый год устраиваем поминки по мужу в его родном ауле в Алматинской области. Хоть он и похоронен на Кенсае в Алматы, мы в его честь устраиваем ас в посёлке Бакалы. Там в местной школе установили мемориальную табличку в его честь. В рамках поминок местными властями организовывается футбольный турнир в честь Аяна Галиева. Мы с детьми постоянно приезжаем на этот турнир. В этом посёлке похоронена мать Аяна. Когда Аяну было 10 лет, умер его отец, которого похоронили в Бакалы. Мать завещала положить её рядом с ним, поэтому родители Аяна похоронены в Бакалы.

“Мы с Максатом знали друг друга с детства”

Максат Салимбаев родился 2 ноября 1991 года в селе Каракыстак Алматинской области. Был полицейским полка ДПП при МПС ДВД. В органах внутренних дел служил с 15 ноября 2013. Был смертельно ранен Русланом Кулекбаевым у здания ДКНБ. У него остались две дочери.


Максат Салимбаев с дочерью Айару

Максат Салимбаев с дочкой / Фото из личного архива Молдир Батырханкызы


Молдир Батырханкызы, ветврач. Вдова младшего сержанта полиции Максата Салимбаева.

Наш родной посёлок небольшой. Там почти все друг друга знают. Я и Максат родом из Каракыстака (посёлок в Алматинской области. – Авт.). Вместе окончили одну и ту же школу, так что у нас было очень много общих друзей. Несмотря на то, что Максат был старше меня на четыре года, у нас было много общего. Мы стали общаться ещё со школьной скамьи.


Молдир Салимбаева и Максат Салимбаев

Молдир Батырханкызы и Максат Салимбаев / Фото из личного архива Молдир Батырханкызы


Почти вся наша с ним жизнь прошла в Каракыстаке. Он настолько сильно любил свой аул, что всегда, когда выдавалась возможность, мы ездили с ним вместе проведать наших родных. После гибели его похоронили в Каракыстаке. Я до сих пор помню атмосферу на похоронах. Почти весь аул пришёл на похороны. Для жителей это было большое горе. Погиб полицейский при исполнении своих обязанностей. Люди тянулись в дом его родителей со всего аула. До сих пор тяжело это вспоминать.

Каракыстак – это не просто место, где я провела всё своё детство и где встретила Максата. Это место нашей любви, встреч. Здесь же сейчас его могила. Поэтому мы приезжаем с дочерьми сюда настолько часто, насколько это возможно. Но из-за большой загруженности по работе не удаётся это делать каждую неделю. Бывает, раз в месяц туда ездим, иногда ещё чаще. Каждый год 2 ноября, в день рождения Максата, проводим кудай тамак. Люди помнят его, и это самое главное.

"Не верила, что такое могло с ним случиться"

В 2014 году мы сыграли свадьбу в Узынагаше, а потом переехали в Алматы и стали там снимать квартиру. Я училась в университете, а он служил во внутренних войсках. Конечно, было нелегко молодожёнам в незнакомом городе сразу войти в колею. У нас здесь не было своего жилья, семейный доход был небольшой. Но мы были молодые и нам казалось, что вся жизнь у нас впереди.

Весной 2016 года он ушёл из внутренних войск и стал работать в полиции. Я окончила университет и получила диплом. Как раз на тот момент я уже была беременна, и мыслей о работе на ближайшее время не было. Помню, как 18 июля отправила утром супруга на работу. Затем поехала в больницу на приём к врачу в связи с беременностью. У нас с подружками-сокурсницами в WhatsАpp был общий чат. В этом чате уже днём стали появляться фотографии и информация о происходивших в городе событиях. Перестрелки, раненые полицейские. Я не верила, что такое могло с ним случиться. Ведь в мирное время сложно поверить, что твой муж погиб от рук террориста.

В больнице, случайно встретив родителей Максата, узнала, что его тяжело ранили. Всё происходило так быстро, что я просто была в шоковом состоянии. Когда мы узнали, что он умер, это было неимоверно тяжёлое чувство.

"Обними меня сильно и не покидай нас"

Мы мечтали обрести жильё в Алматы, и вот получили его по такому печальному случаю. Сейчас живём в этой квартире. Дочери со мной живут – Айару и Раяна. Я несколько раз видела Максата в своих снах, настолько сильно тосковала по нему. Он приходил 2-3 раза во сне прощаться со мной. Также видела его в лицах прохожих. Если бы я сейчас его увидела, то сказала бы ему: "Обними меня сильно и не покидай нас".

Я только окончила университет, когда такое горе в нашей семье произошло. Я бы такого не пожелала даже заклятому врагу. Я лишилась мужа, дети – отца, родные – близкого человека.


Похороны Максата Салимбаева

Похороны Максата Салимбаева / Фото пресс-службы акимата Алматинской области.


Младшая дочка никогда не видела отца, не знает о нём ничего. А старшая дочь спрашивает, что с папой, когда вернётся. Хоть ей всего четыре годика, она сильно скучает по нему. Я ей говорю, что папа приедет и он занят. На холодильнике фотографии Максата, она их носит с собой, разглядывает. Мне напоминают о Максате фотографии в доме, я храню обручальное кольцо.

"Деньги отдала родителям Максата"

Государство по мере возможности помогло нам. Я получила квартиру в ЖК "Асыл Арман". А выданные государством деньги отдала родителям Максата. Сейчас получаю пособие по потере кормильца. На праздники получаем подарки от государственных организаций. Приятно, что о нас никто не забывает.

Понимая, что нужно обеспечивать семью, я устроилась работать ветеринарным врачом в частную компанию. Это моя первая в жизни работа. Купила машину, чтобы возить детей и оперативно решать бытовые вопросы. Максат в своё время учил меня вождению. Но из-за отсутствия практики я уже позабыла, как правильно водить. Поэтому записалась на курсы и теперь уверенно чувствую себя за рулём.

Работа мне очень нравится. Она помогает забыть душевные травмы. У меня две девочки, о которых надо позаботиться. Вспоминать о прошлом очень тяжело. Я живу настоящим и сделаю всё, чтобы мои дети были достойными людьми. Уверена, Максат, увидев всё это, меня бы поддержал.

Происшедшее 18 июля 2016 года было признано терактом.

От рук Руслана Кулекбаева погибли:

  • капитан полиции Бауыржан Нурмаханбетов;
  • младший сержант полиции Максат Салимбаев;
  • старшина полиции Аян Галиев;
  • пенсионер подполковник Гани Нуриманов;
  • сотрудник пограничной службы КНБ РК Азамат Азимханов;
  • сержант полиции Жалгас Кельдибаев;
  • старший инспектор службы спецбатальона ДПП лейтенант Тимур Бегасилов;
  • старший сержант Серик Абильдаев;
  • лейтенант полиции Мейрамбек Рахматуллаев.