Прививка от бунта. Поможет ли закон о банкротстве физлиц снизить социальную напряжённость в Казахстане

Коллаж Informburo.kz
Коллаж Informburo.kz

Почему казахстанцы попадают в кредитную кабалу, и как им помочь?

Один из самых обсуждаемых законопроектов последних лет – о банкротстве физических лиц. По разным оценкам, потребительские кредиты имеют около 6-7 млн казахстанцев, то есть практически всё работающее население республики. В то же время далеко не все заёмщики адекватно оценивают свои финансовые возможности при получении кредитов и затем оказываются не в состоянии по ним рассчитаться. Введение института банкротства, по мнению аналитиков, поможет части населения Казахстана освободиться от долгов.

В 2022 году обсуждению этого законопроекта в казахстанском обществе добавили актуальности произошедшие в стране январские беспорядки. Первые лица государства, а затем политики, экономисты, социологи признали одной из главных причин трагического января закредитованность населения.

В конце октября президент страны Касым-Жомарт Токаев на встрече с населением Жетысуской области пообещал обнародовать свои предложения по этому вопросу в самое ближайшее время.

Эксперты рассказали Informburo.kz о том, кому из казахстанцев крайне необходим институт банкротства и к чему может привести промедление с решением этой социальной проблемы.

По данным Национального банка РК, на 1 октября 2022 года кредиты банковского сектора составили 23,1 трлн тенге. При этом кредиты физических лиц превысили кредиты бизнеса: 10,9 трлн тенге (47%) у бизнеса и 12,2 трлн тенге (53%) – у населения.

Жизнь под постоянным давлением

Экономист Аскар Кысыков отметил тревожный рост закредитованности населения страны, наблюдаемый последние годы.

"Если посмотреть на структуру кредитного портфеля банков второго уровня, то до 60% портфеля – это кредиты физическим лицам: автокредиты, потребительские, ипотека. При этом основной рост отмечается в секторе потребительских займов", – сказал Аскар Кысыков.

Высокий уровень закредитованности он объяснил несколькими причинами, прежде всего падением реальных доходов населения. Только с начала 2022 года инфляция в Казахстане достигла 18%. Понятно, что на этом фоне выросли цены на продовольственные товары, технику, мебель, услуги, а доходы казахстанцев упали. Чтобы сохранять привычный уровень потребления, люди вынуждены брать потребительские кредиты.

Другую причину экономист видит в излишней доступности кредитов:

"Сейчас взять потребительский кредит слишком легко, вход для его получения очень низкий. Хотя в стране и действуют определённые ограничения, но, насколько мне известно, они многими организациями игнорируются (особенно микрокредитными). Кредиты выдают людям, которые изначально отдать их не могут. А последние, в свою очередь, неадекватно оценивают свои финансовые возможности".


Читайте также: Помочь людям, а не банкам. В чëм суть закона о банкротстве и как можно будет списать долги


Доступность кредитов привела к тому, что люди, даже понимая, что кредит вернуть не смогут, всё равно берут кредиты и рассрочки. И это всё очень быстро можно проделать онлайн, обратил внимание эксперт.

В итоге некоторые заёмщики в какой-то момент осознают, что не могут обслуживать свои кредиты. Они выходят на просрочку. Известен и механизм, с помощью которого банки и другие финансовые институты работают с плохими заёмщиками. В таких случаях к делу подключают коллекторов и судебных исполнителей, напомнил Кысыков.

"Быть на просрочке очень тяжело, ты выключаешься из нормальной жизни. У человека блокируют карты, он не может толком получить зарплату, потому что 50% списывается. Невозможно устроиться на работу, взять новый кредит. То есть последствия очень серьёзные", – подчеркнул экономист.

По оценке эксперта, около полутора-двух миллионов казахстанцев уже находятся на просрочке.

"Это неадекватно рекордное количество плохих заёмщиков. Жить в условиях, когда проблемы с финансами, присутствуют постоянные стресс и давление, очень тяжело. И эти люди формируют протестное население. После январских событий президент предложил в качестве одной из главных антикризисных мер принятие закона о банкротстве. Этот закон до сих пор рассматривается в парламенте. Непонятно, почему затягивается его принятие", – обратил внимание Аскар Кысыков.

По его мнению, для многих механизм банкротства – это реальное спасение, он позволит освободиться от оков долгов и начать новую жизнь. Пока же заёмщики находятся под прессом коллекторов, они вынуждены получать зарплату в конвертах, потому что все их счета заблокированы, они не платят налоги, социальные отчисления.

Одного закона о банкротстве недостаточно

Финансовый консультант Расул Рысмамбетов считает важным обратить внимание на то, как живут люди, которые выплачивают ипотеку.

"Действительно, существует значительный объём выданных кредитов. Во-первых, это ипотечные, во-вторых, потребительские кредиты. Вопрос в том, что правительство не учло эффект ипотеки. Когда человек с небольшими доходами берёт ипотечный кредит и решает таким образом жилищный вопрос, в этот момент начинается просадка в других сферах. Это бытовая техника, ремонт квартиры, одежда, лекарства и даже продукты питания", – отметил эксперт.

"Ипотека выкашивает значительный объём денег, которые человек мог бы потратить на другие цели. Поэтому закредитованность есть, но причина не в том, что людям нравится брать кредиты. Причина в том, что других вариантов, чтобы выжить, у многих просто нет", – подчеркнул Расул Рысмамбетов.

Бедность всегда приводит к нежелательным последствиям, считает финансовый консультант. Может, к примеру, начаться экспорт трудоспособного населения.

Но в этом смысле казахстанцам сложно, поскольку Казахстан – самая богатая страна в Центральной Азии, и почти некуда ехать на заработки. А Китай для казахстанцев в этом плане закрыт.

Раньше казахстанцы (в северных, западных регионах) массово выезжали в Россию на заработки. Десятки тысяч сограждан отправлялись на работу вахтовым методом в соседнее государство. Сейчас эта возможность в силу понятных причин практически исчезла, напомнил Рысмамбетов.


Читайте также: Депутат Канат Нуров: Банкротство – это не кредитная амнистия


"Не так давно в Казахстане было популярным такое мнение: пусть нефть дорожает, и тогда мы всё сможем себе купить. А ведь это путь к высокой сырьевой зависимости, пресловутой голландской болезни. Можно даже её назвать казахстанским штаммом голландской болезни", – сказал Расул Рысмамбетов.

Он согласен, что Казахстану необходимо торопиться с принятием закона о банкротстве физических лиц. Но одного только закона, по его мнению, недостаточно. Как только люди перестанут получать займы, сразу обнажится проблема того, что у казахстанцев очень низкие доходы.

Если задать себе последовательно несколько "почему", то станет понятно, что в стране нет собственного производства и по множеству товарных позиций мы импортозависимы. Поэтому нужно предпринимать определённые действия, чтобы восстанавливать платёжеспособность людей. А это решения не одного дня, это проекты с перспективой в три-пять лет, считает спикер.

"Если мы сейчас даже 10% населения страны отключим от возможностей кредитования, то очень скоро получим 10% нищих, которые уйдут в теневой сектор, будут кредитоваться у сомнительных заёмщиков. Январские события были не так давно, и как это аукнется в будущем – большой вопрос", – предположил Рысмамбетов.

Банкротство не должно быть простым решением

Социолог Тимур Айсаутов напомнил, что государство неоднократно оказывало поддержку банкам. А у физических лиц до сих пор нет возможности пройти процедуру банкротства и начать жизнь с чистого листа.

"Банкам такое право давалось, и не один раз. Многие коммерческие банки получали многомиллиардную поддержку от государства. Но ведь государство по большому счёту ни при чём, если хромал менеджмент того или иного финансового института и банк оказывался в предбанкротном состоянии. Это вопрос правильности принятия решений", – напомнил Тимур Айсаутов.

Закон о банкротстве физических лиц однозначно нужен, считает собеседник. Другое дело, по мнению Айсаутова, что в законе должны озвучиваться ограничения для прохождения процедуры банкротства.

К примеру, должна быть прописана норма – возможность реабилитироваться один раз в 20-30 лет. Или потенциальный банкрот должен относиться к социально уязвимым слоям населения: быть из многодетной семьи, опекать инвалидов, не иметь жилья и тому подобное. В Казахстане много людей, которые живут в стеснённых обстоятельствах, при этом имеют многомиллионные долги.

"Кредит для казахстанцев – явление довольно новое. В рыночных условиях страна живёт 30 лет. Некоторые, возможно, думали, что кредиты можно брать и не возвращать. Народ только учится брать кредиты. И мы должны дать возможность людям списать кредиты, получить статус банкрота", – резюмировал Тимур Айсаутов.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

 Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Новости партнеров