Начало

Громкие скандалы с врачами периодически сотрясают казахстанское общество. Достаточно вспомнить события 2006 года в Южно-Казахстанской области, когда в ходе переливания крови 84 ребёнка и 12 их матерей заразились ВИЧ-инфекцией. Или когда в 2009 году родители 10 малышей, больных лейкемией, обвинили алматинских эскулапов в заражении их детей гепатитом C. И это не считая единичных случаев, когда роженицы умирают во время родов, медперсонал госучреждений отказывается госпитализировать тяжело заболевших бомжей, а пациенты пластических хирургов обвиняют клиники красоты в уродовании их лиц.

Informburo.kz попросил замначальника отдела по расследованию преступлений против общественного порядка ДВД  Алматы, майора полиции Александра Борисенкова привести примеры из следственной практики, когда пациенты становились жертвами халатного отношения врачей к своим обязанностям.

Случаи из практики майора

  • Родители привели ребёнка в один частный медцентр для удаления гланд. Осмотрев маленького пациента, врач согласился выполнить эту несложную процедуру за энную сумму денег. Он пригласил своего друга-анестезиолога проследить за ходом операции и прямо в своём кабинете, положив мальчика на обычную кушетку, провёл операцию. Но после удаления гланд у ребёнка внезапно пошла горлом кровь. У врачей не оказалось при себе кровоостанавливающих препаратов и специальных отсасывающих приборов, предусмотренных для таких экстренных случаев. В итоге мальчик захлебнулся собственной кровью и умер на месте.

    В ходе следствия мы выяснили два важных обстоятельства. Во-первых, этот медцентр изначально не был предназначен для проведения оперативных вмешательств, там проводится только амбулаторное лечение. Соответственно, медцентр не был оборудован операционным блоком, а в распоряжении медперсонала не было противошоковых препаратов и прочих реанимационных средств. Врач, во-первых, нарушил санитарно-гигиенические правила и провёл операцию по удалению гланд в неприспособленном для этих целей месте – в своём кабинете. Во-вторых, он неправильно разместил ребёнка на кушетке, поэтому, когда у мальчика пошла горлом кровь, он не смог остановить сильное кровотечение. В итоге суд признал обоих врачей виновными и приговорил их к условным срокам наказания. Руководство медцентра компенсировало родителям погибшего ребёнка моральный и материальный ущерб в полном объёме.

  • Работник международного аэропорта Алматы заболел двусторонней пневмонией. Он обратился к врачам частного медцентра, в котором был застрахован. Ему сделали рентген и, обнаружив признаки воспаления лёгких, отправили в профильное медучреждение – одну из городских больниц. Там женщина-врач, не оценив надлежащим образом всю тяжесть заболевания, назначила ему лечение и отправила в обычную палату, вместо того чтобы сразу разместить его в реанимацию, ведь пневмония – это опасное, скоротечное заболевание. Через два дня ему внезапно стало хуже, и его перевели в реанимацию, где он, несмотря на все усилия врачей, скончался. У нас возникли претензии именно к женщине-врачу. В настоящее время это уголовное дело рассматривается в районном суде.
  • В железнодорожной больнице врач провёл операцию по удалению желчного пузыря у молодой женщины. По неосмотрительности он оставил в её брюшной полости салфетку, которая стала источником инфицирования. Женщина после выписки лечилась дома, но вскоре ей стало хуже, и она умерла. Вскрытие в морге показало, что в её брюшной полости находится инородное тело, и что есть причинно-следственная связь с ухудшением здоровья и кончиной женщины. В настоящее время следователи ждут результатов комиссионной судмедэкспертизы.
  • Мужчина 50 лет обратился к пластическим хирургам, чтобы они сделали ему круговую подтяжку лица. Врачи провели косметическую операцию, однако небрежно зашили швы за ушами. Их было видно невооружённым глазом, что, по мнению мужчины, нанесло ему психологическую травму, вот он и обратился с жалобами к нам.
  • 59-летняя алматинка решила сделать себе подарок – вставить зубные импланты, чтобы радовать окружающих голливудской улыбкой. Она обратилась в частную стоматологическую клинику, и, поскольку речь шла о вживлении сразу нескольких имплантов, она просила врачей сделать общий наркоз. Те выполнили её просьбу, не проверив женщину на аллергическую реакцию. В итоге у неё развился анафилактический шок, она впала в кому, и через 40 дней умерла.
  • Молодая женщина после родов решила поставить внутриматочную спираль. По совету подруги она обратилась к врачу-гинекологу частной медклиники. В ходе процедуры врач повредил слизистую матки усиками спирали. Пошла кровь. Врач тут же позвала на помощь старшего коллегу, тот в свою очередь заведующую отделением. В итоге пациентке провели операцию, в ходе которой у неё произошла полная перфорация матки. Спираль извлекли, пациентку отправили отлёживаться дома. Вечером ей стало плохо, и она снова обратилась за помощью в медклинику. Ей провели УЗИ матки и обнаружили большое скопление крови. Пришлось проводить операцию через полость живота, матку в итоге ушили. Женщина потратила на лечение и восстановление здоровья 700 тысяч тенге, после чего обратилась с заявлением в полицию и подала иск на медклинику.

  • В ожидании решения консилиума врачей

    Фото Олега Спивака
    В ожидании решения консилиума врачей

    На что могут рассчитывать потерпевшие

    "Зачастую граждане остаются недовольны результатами исследований, выданных Центром судебных экспертиз Алматы, поэтому они обращаются к специалистам, чтобы на платной основе провести независимую экспертизу, – рассказывает майор Борисенков. – Закон этого не запрещает. Но без проведения первоначальной госэкспертизы вторая, независимая, не имеет юридической силы. То есть на её основании уголовное дело подозреваемого нельзя будет направить в суд. Когда выводы специалистов противоречат друг другу, то следователи назначают повторную экспертизу, которую проводят в других городах. Например, в Астане или Павлодаре. Если суд признаёт подозреваемого виновным, тот компенсирует потерпевшей стороне все судебные издержки, куда также входит проведение всех экспертиз – и государственных, и независимых".

    Увы, но претензии потерпевших не ограничиваются лишь выводами экспертов. Они жалуются руководству ДВД и городской прокуратуры на, как им кажется, затягивание сроков расследования и необоснованное прекращение уголовных дел.

    "В таких случаях мы разъясняем им, что сроки расследования зависят от результатов экспертиз, которые считаются главной доказательной базой обвинения, – говорит Александр Борисенков. – Следователи неделями ждут, пока не будет готова та или иная экспертиза, а их нужно собрать несколько, поэтому на расследование одного дела уходит минимум четыре месяца. Что касается обвинений в наш адрес по необоснованному прекращению уголовных дел, отвечу так. Часть дел раньше мы действительно прекращали по нереабилитирующим основаниям, например, за истечением срока давности преступлений. Раньше этот срок составлял два года, а с 2015 года уже 5 лет. Поэтому уже больше года как расследование дел по медицинским уголовным правонарушениям не прекращается за сроком давности. В настоящее время дела иногда приостанавливаются за неустановлением подозреваемого лица, но это не значит, что мы их откладываем в долгий ящик. Рано или поздно мы доводим дело до конца".

    – Александр Александрович, а как часто такие уголовные дела прекращаются за примирением сторон?

    – В 60-70% случаев, иначе бы наши суды были бы завалены делами. Подозреваемые просто отдают себе отчёт в последствиях, поэтому они заглаживают свою вину перед потерпевшими. Они компенсируют им ущерб, и тогда потерпевший отказывается от своих претензий.

    – А какие суммы компенсаций обычно фигурируют в таких случаях?

    – Не могу вам точно сказать, потому что ни одна из сторон не называет открыто цифры. Все суммы стóроны обговаривают индивидуально, за пределами ДВД, в зависимости от платёжеспособности подозреваемого и степени тяжести нанесённого ущерба здоровью потерпевшего. Кто-то просит сотни тысяч тенге, кто-то – миллионы.

    – Может ли потерпевший настоять на том, чтобы руководство медучреждения отправило его за свой счёт на лечение и реабилитацию за рубеж? Мол, после инцидента мы не доверяем отечественным врачам, хотим, чтобы нас лечили зарубежные светила медицины…

    – Конечно, он может настоять на таком решении. Но только в суде. Однако наши суды, насколько я знаю, редко когда поддерживают подобное предложение. Истцам предлагают чаще лечиться и восстанавливать своё здоровье на Родине, благо что медучреждений и санаториев-профилакториев у нас сегодня много.

    – Сталкиваетесь ли вы в своей практике с сутягами – людьми, пытающимися нажиться за счёт частных учреждений? В данном случае, с псевдобольными, якобы пострадавшими от халатности врачей?

    – В 10 случаях из 100 мы сталкиваемся с такой неприятной категорией людей. Они заваливают жалобами ДВД, прокуратуру и суды, требуя возмещения им морального ущерба. Хотя на деле и выясняется, что никто не нарушил их права и не гробил здоровье. Просто им не понравилось обслуживание в клинике: например, врач не был с ними любезен, медсестра не так посмотрела, – вот они и бегут с жалобами во все инстанции.

    – Как много у нас в Алматы работает адвокатов, специализирующихся на защите подозреваемых врачей?

    – Таких узких специалистов у нас сегодня нет. Но, в принципе, любой адвокат может взяться за подобное дело – были бы профессионализм, выдержка и терпение. Плохо то, что у нас, в отличие от Запада, нет ассоциации, которая бы занималась отслеживанием таких специфических дел и защитой жертв недобросовестных врачей.

    – Почему же всё-таки наши граждане становятся жертвами врачебных ошибок?

    – Потому что они полностью доверяют врачам. В 90% случаев они обращаются к ним по рекомендации своих знакомых, которым эти врачи когда-то помогли, вылечили. Не стоит исключать и такой фактор как юридическая безграмотность: далеко не все наши граждане проверяют и изучают сертификаты и лицензии врачей, прежде чем согласиться на проведение сеансов лечения, операции и прочие медицинские манипуляции.

    – Вы сами не перестали доверять нашим врачам?

    – Нет, не перестал, потому что я знаю, что среди них есть немало профессионалов высочайшего класса, которые с трепетом относятся и к своей специальности, и к пациентам. Просто я стараюсь лишний раз перепроверить информацию о враче-частнике, прежде чем идти к нему на приём. Здоровье дороже!

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter