Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
214 089
Выздоровели:
197 782
Умерли:
2 772 (28.02.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
49 307
Выздоровели:
42 520
Умерли:
628 (28.02.2021)

"Предателей я не прощаю". Самые яркие цитаты Назарбаева из фильма "Штрихи к портрету"

Первый Президент Казахстана рассказал о голодном детстве, тоске по матери и своём отношении к предателям.

Известный журналист Айгуль Адилова совместно с Фондом Первого Президента сняла документальный многосерийный фильм о Нурсултане Назарбаеве. Картина создана на основе эксклюзивного интервью Елбасы. В первой серии он рассказывает о своём детстве и родителях, доверии и предательстве.

Мы посмотрели первую серию за вас и предлагаем краткий пересказ.

"Противно, когда ты человеку доверяешь на сто процентов, а он тебе в спину камнем бьёт"

Доброта никогда не является недостатком человека. Человек, в принципе, должен стараться быть добрым. Но если доброта мешает делу, развитию государства, то она не работает на пользу. Тут разделять надо одно от другого.

Вот мы говорили о доброте к кадрам. Если он не исправляется, проворовался, я буду доброту проявлять, оставлять? Что же будут мне говорить люди? Так что иногда я был жёстким даже к своим родственникам, как известно. Это было правильно, другого выхода не было.

Мы были молодым государством. У нас впереди – неизвестность. Никто нас не учил управлять государством, мы нигде не брали опыта. Мы не знали, как поступить, что делать. И здесь, конечно, могли быть ошибки. Ошибки постановки кадров всегда бывают.

Это очень противно, когда ты человеку доверяешь на сто процентов, приближаешь, а он тебе в спину камнем бьёт или ещё чем-нибудь. Беспричинно. Ты ему сделал добро, сделал хорошо, а он тебе ответил чёрной такой ненавистью, что ли. Не прощаю, но забываю, стараюсь не помнить, потому что точно знаю, что предатель никогда спокойно не живёт. Его изнутри гложет его предательство. Человек сделал тебе хорошо, а ты взял и предал его. И он очень плохо кончает. У предателей один путь, их я не прощаю.

Остальных готов простить. Я даже однажды публично заявил, что все, кто сбежал от чего-то, всех, кого ищут, я готов простить. Но только ты приди, честно признай, деньги поставь туда, откуда взял, и покайся перед народом. Зачем нам преследовать тебя? Мы тебя отпустим. Живи в Казахстане. Пока никто не откликнулся.

"Разве Аблязов – не предатель?"

Разве Аблязов не является предателем? Я его, молодого, назначил министром энергетики, он начинал работать. Понимаете? Он там проворовался. А я при чём? Я-то поднимал его.

Проворовался – посадили в тюрьму. Писал письма за письмами. Его друзья, родственники писали: "Простите его, отпустите". Через какое-то время, пользуясь правом президента помиловать, я его помиловал. Он сидел бы в тюрьме, а может, ещё добавили бы.

После этого просился, я его вернул в банк. И что он сделал? 7,5 млрд долларов перечислил, украл и теперь на эти деньги 15 лет живёт на Западе. Он же там не работает, зарплату же не получает, на что он живёт? Здесь он имел что-то? А это были народные деньги, которые вкладывали через депозиты. Государство людям эти деньги вернуло. До сих пор мы эти деньги ищем, возвращаем миллиард за миллиардом. Как это считается? Я не хотел вспоминать... Просто он один из этих... Я иногда размышляю, зачем ему это.

Поверьте, жить за рубежом не просто, особенно казахскому ребёнку. Казахи говорят: "Өзге елде сұлтан болғанша, өз еліңде ұлтан бол" (перевод с казахского: "Лучше быть на своей земле рабом, чем на чужой – султаном". – Авт.). Ну ты 10 раз сходи в ресторан, надень 10 костюмов, ну ешь гамбургеры сколько хочешь. Ну сколько можно? Там же всё чужое, неродное. Родная страна, родная земля ближе всего. Я ему не завидую, конечно. Так случилось, жаль. В общем-то человек мог бы хорошо работать, мог бы создавать что-то, помогать собственной родине здесь, а получился беглец.

Читайте также: Мухтар Аблязов – казахский Мэдофф или политический диссидент?

Не буду перечислять. Другие есть несколько человек, которые почувствовали мою доброту, поддержку, помощь и такой чёрной неблагодарностью ответили и сейчас работают против собственной страны.

Надо защищать независимость всем вместе. Получить независимость – одно, а вот сохранить независимость – более сложное дело. Всем, особенно казахам, нужно работать, чтобы сохранить независимость. А они, критикуя Казахстан: "В Казахстане вот такое, выходите на улицы, рушьте всё". Вот что обидно! Неужели казахские парни могут идти на такое? Конечно, меня сильно задевает это за сердце, за всё. Приходится терпеть.

"Не я за власть держусь, а власть за меня держится"

Все приходят к власти и говорят: "Отработаю пять лет и уйду". Я говорю: "Подожди, посмотрим". Ельцин говорил: "Не я за власть держусь, а власть за меня держится". Что-то в этом есть. Захватывает тебя и не хочет отпускать. Вообще нужно вовремя решать эти вопросы.

Мой случай уникальный во многих отношениях. Во-первых, я перед президентством пять лет был председателем правительства, до этого пять лет – секретарём ЦК Компартии Казахстана. Вся промышленность, транспорт, связь на мне были. Я подготовился полностью. Фактически 40 лет я был во главе этого государства. Я видел время Советского Союза, лично участвовал в создании независимого Казахстана и его столицы. Я повидался со многими лидерами многих стран и принял их, переговоры вёл, огромный опыт накопился.

Честно говоря, у каждого человека бывает мечта: освобожусь, выйду на пенсию, буду отдыхать. Наверное, это всё не для меня, я понял. Сейчас, когда я передал обязанности президента другому человеку, остаюсь всё равно загруженным, потому что за мной председательствование в Совете безопасности. Это орган коллективный, где основными членами состоят и премьер-министр, и президент, и остальные. За мной и руководство политической партией Nur Otan и фондом "Самрук-Казына". Ещё и Ассамблея народа Казахстана. Их проблемы, вопросы, принять людей. Так что нагрузка всё равно остаётся политическая. Думаю, что мой ежедневный график похож на график многих других людей.


Кадр из фильма "Штрихи к портрету"


Я всегда был неравнодушен к делу, которым занимаюсь. Всегда любил доводить дело до конца, то есть сегодняшние вопросы должны быть решены сегодня, завтрашние – завтра.

Все, наверное, думают, президент – это так хорошо, глава государства. Президент постоянно находится в стрессовом состоянии, круглые сутки. У него нет ни выходных, ни отпуска. Везде он находится в работе. Он как в стеклянной банке. От вас, журналистов, куда скроешься? Всё раскопают. Со всех сторон тебя видно. Должен помнить об этом всегда: в своих поступках, речи, что делаешь, чтобы потом мог объяснить, почему ты это сделал.

Читайте также: Нурсултан Назарбаев прекратил полномочия Президента. Полный текст обращения к народу

Люди думают, что он с самолёта сходит, юпитеры над ним светятся, камеры на него направлены, но это 0,1% жизни президента. Основная жизнь в мыслях, думах: как эту проблему решить, здесь что сделать, там что сделать, как инвестиции привлечь, как экономику поднять, как сделать реорганизацию всего что есть.

В семь часов встаёшь, готовишься, к девяти на работе. А когда уходить – это уже другой вопрос. Иногда до 9, до 10 вечера. Иногда и раньше. Это диктуют обстоятельства. Вся моя сознательная жизнь проходила в условиях, когда я 30 лет был президентом, первым человеком в стране. До этого пять лет председателем правительства Казахстана. А это предполагает свой собственный график. Постоянно с утра до вечера план работы. Тысячи поездок по стране, визиты в иностранные государства, принимать визитёров у нас, проводить всякие мероприятия, совещания. Не ты командуешь своим рабочим днём, а командуют обстоятельства и занимаемая тобою должность. Так оно проходило.

"Я стараюсь делать так, чтобы возникла обстановка доверия"

Все президенты, с которыми я имел дело, расставаясь, называли меня другом. Последняя встреча с президентом Трампом. Сидят его люди, мои люди. Он говорит: "Господин президент, у нас с вами химия есть, понимание. Я не знаком с вами давно, мы только познакомились сейчас, но вы мне уже нравитесь, я вам доверяю". Как оно получается, я не знаю. Я стараюсь делать так, чтобы возникла обстановка доверия.

Настоящие, добрые, доверительные отношения, конечно, с президентом России.


С Владимиром Путиным / Кадр из фильма "Штрихи к портрету"


Они сложились в ходе нашей совместной работы, не за какие-то там красивые глаза, а мы убедились, как мы работаем, защищаем, компромиссно решаем вопросы.

Точно так же с КНР.


С главой Китая / Кадр из фильма "Штрихи к портрету"


Это гигантские государства по сравнению с нами. Но с ними строить отношения надо равные как независимое государство – это очень непросто.

Могу много привести президентов, премьеров, с которыми у меня добрые отношения. Когда я заболел, я получил телеграммы от всех президентов, с которыми я имел дело, – от Америки до Японии, за что я им благодарен. То есть они помнят меня, наши отношения и высказали свои пожелания выздоровления. И с днём рождения точно так же.

"Горный воздух помог мне восстановиться"

Каждый год я бываю у себя на малой родине в Шамалгане. Один раз в год – обязательно на могиле отца и мамы. Потом поднимаюсь в Ушконыр – исконное место моих предков. Там похоронены много поколений моих предков. И там я просто сижу и набираюсь энергии. Если есть возможность, пью кумыс. Это самое лучшее для меня.

В этом году после болезни (Нурсултан Назарбаев перенёс коронавирус. – Авт.) я специально поехал туда. 10 дней сидел и дышал горным воздухом, и это мне помогло восстановиться. Я родился в горах, поэтому горы меня тянут. И от них энергия идёт, воспоминания детства, молодости. Горы и степи имеют свою прелесть. В степях небо кажется огромным, потому что глаза никуда не упираются. А в Алматы высокие горы закрывают часть неба, и небо кажется меньше.

"Я принял решение, так что готовься принимать"

Я же 19-го объявил (19 марта 2019 года о прекращении полномочий. – Авт.). 18 марта мы заложили камень новой мечети, и потом с Токаевым в одной машине (ехали. – Авт.). Токаев знал, что я завтра буду выступать. Он говорит: "Нурсултан Абишевич, может, передумаете? Подумайте, это же неправильно, вы же ещё можете". Я ответил: "Слушай, всё, я внутренне принял это решение, так что готовься принимать".

Это непросто. С этого момента я хотел начать писать свои мемуары (смеётся): "У подножия гор в крестьянской семье родился Нурсултан...".

"Моя жизнь могла совсем по другому сложиться"

Я стал известным, работая простым рабочим – горновым доменной печи. Моя фотография появилась на первой странице "Казахстанской правды", когда мне было 22 года. Я стал известным.


Фото в газете "Правда" / Кадр из фильма "Штрихи к портрету"


Я был участником Всемирного фестиваля молодёжи в Хельсинки в 1962 году. Оттуда пошла моя политическая биография.

Я себя всю жизнь видел металлургом. Во-первых, мужская профессия. Сейчас такое не любят. Во-вторых, хорошая зарплата по тем временам, тоже немаловажно. Я хотел помочь родителям. Бедновато жили мои отец, мать. Нас трое, ещё сестра мамы, пять-шесть человек жили, и очень бедно. Иногда ходили впроголодь.

Это послевоенное время, всего не хватало. Отец работал в колхозе, мама работала. Хорошо, что возле дома был огород. Хорошо, что это был юг, что можно было всё выращивать, держать скот, за счёт этого мы выжили. Я видел это. Приходил со школы, бросал сумку, сразу помогал отцу полоть, поливать огород или идти косить сено для коровы, или пасти корову. Или убирать навоз. Такой была жизнь, другого не было, тяжёлая физическая работа.


Семейный портрет / Кадр из фильма "Штрихи к портрету"


В то же время был первым учеником в школе всегда – с 1-го по 9-й класс, у меня девять похвальных грамот. И первая мысль была: помочь подняться моим родителям. Когда я в газете прочитал, что это такое – Казахстанская Магнитка, большой завод, начал изучать, что за специальности, сел и поехал. Могла совсем по-другому сложиться моя жизнь. С такими показателями в школе я мог поступить в любой университет.


Фотография из школьного альбома Нурсултана Назарбаева / Из фильма "Штрихи к портрету"


Я приехал, начал хорошо зарабатывать, первые месяцы зарплату отправлял отцу, он приглашал всю улицу: "Вот, Нурсултан прислал, давайте я вас угощу". Там потом всё меньше стал посылать – самому не хватало. Потом женился – вообще не хватало.

"Мать сына должна любить всей душой"

Я вспоминаю, как мать меня любила. Знаете, мать сына должна любить всей душой, тогда будет у него успех, Бог сохранит его. Она меня любила больше остальных своих детей и не стеснялась прямо это говорить. Я чувствовал, как она любит меня больше своей жизни.

Она болела, почки у неё были больные, ноги отекали. И всё время говорила: "Когда ты в Алматы вернёшься?". Я же в Темиртау работал, секретарём обкома партии меня выдвинули. Я приехал в Алматы, оттуда уезжал в Москву. Конечно, перед отъездом к ней заехал, она лежала, не вставая. Я посидел, попрощался. Говорю: "Сейчас поеду туда и вернусь". Она говорит: "Больше не увидимся". "Как не увидимся? Я приеду". И пошёл.

Читайте также: "В меру жёсткий, практичный и решительный". Что говорили о Президенте Назарбаеве мировые лидеры

Врачи сказали: она не может встать. Но она встала, вышла на веранду меня проводить. Сидели там, несколько слов сказала, поцеловала меня в лоб. Благословила и сказала о нашей единственной среди мальчиков сестре: "Позаботься о ней, пожалуйста".

И то, что я должен был всё бросить, сидеть возле неё, носить на руках, лечить, – это меня всегда сильно беспокоит. Действительно, наша забота, наш долг перед матерью никогда никуда не уходит.

Я приехал в Москву, КПСС согласовал кандидатуру, и мне позвонили, что мать умерла. Я оттуда вместо Караганды вернулся в Алматы и похоронил. Каждый год перед своим днём рождения хожу на её могилу. Отец, мать похоронены вместе. Она на шесть лет пережила отца и ушла. Простые люди были, нигде не учились, не образованные, но столько было житейской мудрости в словах, поступках.

Какие песни пела моя мама, на ходу сочиняла! В айтысах участвовала. Я поражался просто. Она просила меня читать стихи поэтов. Видать, она рифмы ловила для себя. И все в ауле её уважали. Без неё никакой той, ни вечеринка не начинались. Такая была мама. И эта боль не уходит. Мне кажется, я и сейчас там нахожусь, когда я её хоронил. Бывает так. Не дай бог чувствовать никому. Наверное, не все так, но я такой особенный.