Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
167 118
Выздоровели:
152 437
Умерли:
2 397 (16.01.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
46 737
Выздоровели:
34 422
Умерли:
534 (16.01.2021)

Почему в специнтернате в Аягозе умирают дети-инвалиды

Детей доставляли в больницу, когда их уже невозможно было спасти.

Спецучреждение в Аягозе (ВКО) называется "Детский центр оказания специальных социальных услуг". Он был создан в 1986 году на базе бывшего детского сада. В центре живут и лечатся дети от 3 до 18 лет с психоневрологическими патологиями. К началу 2020 года в нём было 105 воспитанников, 37 из них – лежачие.

В течение апреля через каждые девять дней в центре умирали дети: 2 апреля –12-летний мальчик, 11 апреля – 13-летний, 20 апреля –14-летний подросток, 29 апреля – 8-летняя девочка.

Ещё 16 воспитанников и несколько сотрудников центра в это же время попали в больницу с корью и кишечной инфекцией.

После того как факты стали известны общественности, правительство создало межведомственную комиссию (МВК). Она уже отчиталась, что причины смерти детей известны, нарушения выявлены, виновные понесут наказание. Что же там произошло?

Детей слишком поздно доставили в больницу

Комиссия пришла к выводу, что детей можно было спасти, однако их поздно привезли в больницу. В заключении МВК сказано о "недооценке тяжести состояния детей персоналом центра". Кто-то из детей умер в течение двух часов после госпитализации, кто-то продержался 2,5 суток.

Причины смерти детей. Официально

Отягощённый коморбидный фон, сочетанные врождённые патологи с пороками развития на фоне тяжёлой бактериальной пневмонии и кахексии, развитие полиорганной недостаточности.

"Дети скончались вследствие основных и сопутствующих заболеваний, в том числе тяжёлых врождённых патологий", – сказала вице-министр здравоохранения Людмила Бюрабекова.

"Воспитанники не могли пожаловаться в силу ограниченных возможностей"

В 2019 году родители воспитанников жаловались на халатное отношение медиков центра – были случаи чесотки. Уполномоченный по правам ребёнка Аружан Саин заявила, что без уведомления родителей детей оперировали и переводили в другие учреждения.

"Дети в силу своих ограниченных возможностей не могли пожаловаться на условия и их мнение не учитывалось, – говорит Аружан Саин. – В любом закрытом детском учреждении, где находятся дети, которые не слышат, не видят, не могут передвигаться, с умственной отсталостью, такие дети не могут рассказать своим родителям, что с ними там происходит".

Аягоз находится в 310 километрах от областного центра Усть-Каменогорска. Дороги там плохие, местами их просто нет. Именно удалённостью от административного центра объясняются редкие проверки. В центре велось видеонаблюдение с 50 камер, однако запись замыкалась на руководстве.
"Отсутствие проверки могло сказаться на смерти детей. Могло быть упущено время при диагностике и лечении. Сам факт смерти четырёх воспитанников в разные даты с разрывом в несколько дней уже вызывает сомнения в полной реализации прав детей на качественную медицинскую помощь и уход", – заявила уполномоченный по правам человека Эльвира Азимова.

Педиатр – не педиатр, психиатр – не психиатр

МВК выявила нарушения в работе центра. Вот некоторые из них:
  • центр не соответствует квалификационным требованиям к медучреждениям;
  • воспитанников осматривал терапевт, у которого не было сертификата педиатра;
  • у психиатра не было лицензии;
  • нет документального подтверждения осмотра детей, хотя невролог и терапевт заявили, что проводили осмотры ежедневно;
  • медицинскую документацию вели не всегда и неполно;
  • у сотрудников не было сертификата BLS. Он даёт право оказывать первичную реанимационную помощь;
  • отсутствует оборудование – монитор (сатурация, ЧСС, АД, ЧДД), мешок Амбу (механическое устройство для временной вентиляции лёгких).
Уполномоченный по правам человека Эльвира Азимова рассказала об ужасающих условиях в центре. В интернате нет пандусов или лифта для спуска детей со второго этажа, нет детской площадки, спортзал находится в подвале без вентиляции, а инвентарь там рассчитан на взрослых. Дети ели в проходном коридоре, именно там для них была организована столовая.
"Журналы заполнялись некорректно. Имеются дописки, исправления, заполнение разной пастой, местами не совпадают даты, неправильно указаны числа", – рассказала Эльвира Азимова.

Министерство здравоохранения пришло к выводу, что руководитель центра плохо контролировал организацию работы.

Обвинения в сексуальном насилии год назад

Летом 2019 года Аягозский интернат также попадал в поле зрения общественности и власти. Бывшая сотрудница центра и пятеро воспитанников заявили о сексуальном насилии над опекаемыми.

Тогда тоже создавали межведомственную комиссию, проводили экспертизы, расследования и отстраняли руководителей. 2 сентября аким ВКО Даниал Ахметов заявлял, что лично контролирует ситуацию. Но ещё раньше судмедэксперты дали заключение, что у детей телесных повреждений нет. В феврале 2020 года дело закрыли за отсутствием состава преступления.

Кайрат Темирханов был отстранён от должности директора центра на фоне расследования о сексуальном насилии.

"Меня там давно уже нет, ещё с конца прошлого года. На момент первых смертей в апреле руководила врио Жанар Мустафаева. При мне один ребёнок в год умирал. Бывали годы, когда у меня вообще смертности не было. В период моей работы никаких нарушений не было зафиксировано. Никаких нареканий ко мне не было", – считает Кайрат Темирханов.

С ноября 2019 года до середины апреля 2020 года обязанности первого руководителя Аягозского центра временно исполняла замдиректора по воспитательной/социальной работе Жанар Мустафаева. Именно в период её руководства произошла первая смерть ребёнка.

Жанар Мустафаева отказалась от комментариев, сославшись на то, что идёт следствие.

"Детей бьют хлопушками для выбивания ковров, опускают головой в ванну"

В сентябре 2019 года родители детей писали жалобы уполномоченному по правам ребёнка Аружан Саин. Они требовали принять меры к сотрудникам, которые избивают детей. В письмах говорилось, что детей бьют хлопушками для выбивания ковров, опускают головой в ванну, наполненную водой, и начинают топить, за любые провинности лишают ужина или обеда, заставляют мыть горшки.

Родители не получали фото и видео о том, как дети проводят время в центре. Сотрудники ссылались на запрет руководства, которое грозило увольнениями.

Из их же письма стало известно, что воспитанников плохо обеспечивают одеждой и средствами гигиены. К примеру, одежда исключительно из синтетики, обувь не по размеру. Те вещи, что родители передавали сами, пропадали. При этом администрация разыгрывала тендеры на поставку красной рыбы и икры.

Во время проверки на складах МВК не обнаружила никаких деликатесов, ассортимент еды был весьма скудным. Отсутствие сёмги и красной икры (конкурс состоялся несколько месяцев назад) администрация объяснила тем, что продукты пока не доставлены.

Центр в Аягозе предлагают перенести в Усть-Каменогорск

Из 179 сотрудников на момент ЧП в интернате работали 45 человек. Остальных отправили в отпуск из-за карантина.

"Даже самый квалифицированный и опытный специалист не справится с такой нагрузкой. Не привело ли именно это к тому, что детям не оказали должного медицинского внимания?" – спрашивает Аружан Саин.

Уполномоченный по правам ребёнка ставит под сомнение и кадровый вопрос. По её данным, экс-руководитель центра Кайрат Темирханов не имел никакого образования в этой сфере.

"До этого назначения он работал слесарем-мотористом, электромонтёром и служил в органах внутренних дел. То есть у него не было и требуемых трёх лет опыта работы в данной сфере. Хотя в центре жили дети с весьма тяжёлыми диагнозами", – сообщила Аружан Саин.

По мнению общественников, руководить таким спецучреждением должен врач или педагог с опытом работы с детьми-инвалидами.

Аружан Саин настаивает, чтобы детские центры в ВКО перевели в областные центры или крупные города. По её мнению, так будет обеспечена прозрачность работы, качество оказываемых услуг. Это позволит гражданскому обществу участвовать в жизни детей. Омбудсмен обратилась с настоятельной рекомендацией перевести детский центр в Усть-Каменогорск. Её предложение занесли в протокол межведомственной комиссии.

Детский омбудсмен предложила провести медицинское обследование детей во всех интернатных учреждениях, а руководителям департаментов дать свои номера телефонов родителям.

Зарплата директора центра – 100 000 тенге, бюджет интерната – 300 млн

Вице-министр труда и социальной защиты Ерлан Аукенов главной причиной этой трагедии назвал недостаточность и отсутствие квалификации персонала. Из-за маленьких зарплат люди с высокой квалификацией не идут работать в спецучреждения. К примеру, оклад директора центра – чуть больше 100 тысяч тенге.

"Это несоизмеримо при управлении коллективом в 150-200 человек и бюджетом в 200-300 млн тенге. При такой низкой зарплате это может привести к коррупционным схемам", – высказался вице-министр.

Для увеличения зарплаты руководителей медико-социальных учреждений (в Казахстане 113 МСУ) Минтруда планирует внести предложение в Правительство. Министерство обещает также обновить нормативы по обеспечению товарами. По закону МСУ, будь это интернат для детей или дом престарелых, получает 70% пенсий и пособий постояльцев. На эти деньги должны покупать лекарства, продукты и одежду.

"Планируется инвентаризация всех МСУ с разбивкой на село и город. Те, что находятся в сельской местности, требуют реконструкции. Планируем пересмотреть оснащение материально-технической базы МСУ, согласно европейским стандартам с соответствующими мебелью, техникой и оборудованием", – сказал Ерлан Аукенов.

Вице-министр труда одобряет предложение по переводу всех интернатов в областные центры и крупные города. По его мнению, это позволит привлечь к работе квалифицированные кадры и оперативно проводить контроль и мониторинг.

В дальнейших планах ввести подушевое финансирование в МСУ.