В Алматы после длительного забвения появились публичные ледовые катки. Виват городским властям! Если, конечно, это начало процесса, а не очередная кампания вроде той, что имела место несколько лет назад по случаю проведения в городе зимней Азиады (на Универсиаду пыла у городских "отцов" уже не хватило).

Помню, как года три назад, по обыкновению приехав на наш прославленный высокогорный каток "Медео" (а куда ещё?) покататься (каюсь, грешен – получаю от этого удовольствие) и заплатив свои положенные 1800 тенге, я неожиданно угодил в огромную шаткую толпу нелепо одетых студентов, с трудом стоящих на коньках, а то и вовсе не стоявших без посторонней помощи.

Как объявили неизвестные организаторы, всем прочим, одетым банально и глупо заплатившим деньги в кассу любителям "кататься", вообще не следовало мельтешить на льду и портить торжество момента. Ведь тем самым мы могли помешать фиксации важного государственного достижения мирового значения! А именно флешмобу, посвящённому одновременному пребыванию на льду (проникнись, планета!) в национальных костюмах для Книги рекордов Гиннесса!

Пришлось сидеть и с сожалением смотреть со стороны на рождение очередного архиважного достижения человечества. И гордиться вкладом родной страны в поступательное движение мировой цивилизации. Попутно мечтая о новом рекорде. Например, по массовому обучению всей этой задорной братии элементарному катанию на коньках (как оказалось, подавляющая часть рекордсменов комфортно ощущала себя на льду, лишь покуда чувствовала подпирающие локти товарищей справа и слева).


Фото из архива Андрея Михайлова

Вспоминаю середину 60-х годов, когда в нашем юном посёлке близ Алма-Аты вместе со зданием школы возник и первый каток. Он тотчас стал центром зимней общественной жизни и местом любимого времяпровождения, по крайней мере, двух поколений жителей – отцов и детей.

Каток появился вовсе не по указке сверху, а по воле самих жителей. Лёд по ночам заливал отец моего школьного товарища, который днём работал "на работе". Не знаю, платили ли ему за лёд, может быть, и нет. Просто он сам был заядлым хоккеистом и считал, что все дети посёлка должны непременно уметь стоять на коньках, а их родители иметь возможность прийти покататься после работы.


Фото из архива Андрея Михайлова

На этом нашем катке стараниями энтузиастов открылась секция фигуристов. В ней занимались около 70 учащихся разных классов из нашей школы. Всего в посёлке тогда проживали порядка двух – двух с половиной тысяч жителей, а в школе учились 600-700 школяров. Так что каждый десятый из нас как минимум получил тогда азы фигурного катания!

И хотя секция проработала всего два-три года, мы ещё долго ощущали её благотворное влияние. Когда чуть позже началась эра массового хоккея, некоторые из наших школьных форвардов принципиально выходили на лёд в фигурных коньках и показывали такой филигранный дриблинг, что приводили в трепет соперников по "Золотой шайбе"! (О нашем дворовом хоккее я уже писал ранее – "Со старой клюшкой в руках: о массовом хоккее в СССР".)

И в качестве тренеров выступали вовсе не приглашённые специалисты, а свои же земляки, вернее – землячки. Днём они так же, как и все, работали, а вечерами и по выходным выходили тренировать поселковую ребятню. Никто их к этому не принуждал – сами вызывались, сами набирали группы и приступали к тренировкам, сами рулили процессом.

Тренеры тоже работали бескорыстно – такое было время. Родители покупали только коньки и форму. Ну, и наши мамы, как полагалось, сами шили своим чадам наряды для показательных выступлений. Праздники на льду обычно приурочивались к зимним каникулам. И на них собирались все жители молодого посёлка.


Фото из архива Андрея Михайлова

Любая спортивная секция тех времён была ещё и своеобразным клубом, функционально выходила за узкие рамки спортивной целесообразности и формализма. Заниматься спортом было интересно. Из детей старались сделать не профессиональных спортсменов, а разносторонних личностей. Запомнились, к примеру, коллективные поездки в новенький Дворец спорта на выступления Ленинградского и Московского балета на льду. Там же для самых продвинутых периодически устраивались и мастер-классы с настоящими чемпионами в фигурном катании.

И ещё один важный момент мотивации. Умение кататься на коньках считалось делом таким же естественным, как умение ходить. Тот, кто не стоял в те годы на коньках, считался сверстниками не вполне полноценным. Потому никого и не принуждали к тому, к чему он и сам стремился всеми силами.


Фото из архива Андрея Михайлова

Если не было льда, то всегда можно было найти замену. Идеально годилась обледенелая дорога, в те годы никаких химических смесей не сыпали да и песком почти не пользовались, потому что машин было немного – чем не каток. К тому же некоторые чадолюбивые родители умудрялись заливать пятачки льда на своих приусадебных участках. А однажды мы с одноклассниками открыли в недалёких окрестностях посёлка затопленный карьер, в котором после первых заморозков образовался сносный естественный лёд. Там и катались до тех пор, пока готовилось к сезону поселковское ледовое поле.

Некоторые думают, что нам, школьникам 1960-70-х, повезло с климатом. Льда и снега в районе Алма-Аты в те годы намерзало больше. Зимы стояли холоднее нынешних. Но и отношения между людьми в обществе были заметно теплее. Наверное, вправду повезло.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter