Почему в Казахстане открывают мало новых месторождений

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Без восполнения запасов объёмы добычи будут постепенно сокращаться.

За последние годы в Казахстане было найдено не так много крупных месторождений полезных ископаемых. 

В мае министр экологии, геологии и природных ресурсов Сериккали Брекешев заявил, что запасы некоторых разрабатываемых месторождений истощатся в скором времени. 

Уже к 2025–2040 годам будут отработаны такие крупные месторождения металлов в Восточном Казахстане, как Орловское, Малеевское, Тишинское и Риддер-Сокольное. 

Как же мы будем восполнять запасы полезных ископаемых? Почему не удаётся найти новые месторождения? И достаточно ли Казахстан прилагает усилий для геологоразведки? 

На поверхности уже всё разведано

Главный геолог "Азимут Геология" Александр Глухов объяснил, что новые месторождения находятся сейчас с трудом, так как на поверхности всё разведано. Территория Казахстана, по его словам, была хорошо изучена ещё за время Советского Союза. 

"Те площади, которые нам предлагают для разведки, уже по несколько раз были опоискованы. И порой мы ничего нового предложить не можем, даже проведя дополнительные работы. Степень изученности территорий Казахстана очень высока – это надо понимать. Перспективы же связаны с более глубоко погружёнными месторождениями", –  отметил Александр Глухов. 

Геолог дополнил, что часть найденных месторождений находится сегодня в разработке, но некоторые признаны неперспективными, так как нерентабельны. Извлечение природных ископаемых там не принесёт много прибыли для инвесторов. 

"Мы находим месторождения, в которых есть приличное содержание. Однако когда инвесторы считают количество полезного компонента, заключённого в недрах, и средств, необходимых для его извлечения, а потом смотрят цены на мировых рынках, то эти участки перестают их интересовать", – пояснил Александр Глухов. 

Машина для бурения скважин в карьере / Фото с сайта Depositphotos.com

Кадровый голод

Ведущий геолог компании "Геобайт-Инфо" Валентин Попков также согласен с тем, что лимит на крупные и легко открываемые месторождения был исчерпан ещё в прошлые годы – во времена расцвета геологии. 

По его словам, начиная с конца 1980-х годов, геология в Казахстане только деградировала. Не последнюю роль в этом сыграл общий кризис и мизерное финансирование отрасли в начале нулевых. Тогда большинство организаций разорилось, а вместе с ними ушли и грамотные специалисты. 

"Молодые "специалисты" приходят на производство практически с нулевой подготовкой, хотя имеют диплом о высшем или среднем специальном образовании. После какого-то периода на производстве, немного "нахватавшись геологии", они уходят в частные добывающие компании, где зарплаты выше. Отсюда текучка кадров в организациях, занимающихся поиском и разведкой, не говоря о таком виде работ, как региональные исследования. Здесь на весь Казахстан остались единицы специалистов", – отметил Валентин Попков. 

Он дополнил, что долгое время на производство не приходила молодёжь, поэтому сейчас у нас нет работников среднего возраста. Соответственно, нарушилась преемственность поколений, и уже некому передавать багаж знаний нынешним выпускникам вузов и колледжей. 

Денег выделяется мало 

Ещё одна проблема геологической отрасли – это государственные тендеры, считает Валентин Попков. 

"Часто государственные тендеры за счёт демпинга выигрывают строительные или дорожные компании, которые далеки от геологии. В лучшем случае они потом нанимают на субподряд геологов, а в худшем – сами ковыряются в земле с нарушениями всех методик и инструкций", – отметил Валентин Попков. 

Он добавил, что многие бюджетные проекты становятся убыточными, потому что цены на ГСМ и технику постоянно растут, а сметная стоимость проектов не индексируется. 

Александр Глухов тоже подтвердил, что стоимость геолого-разведочных работ, которую предлагает им государство, невелика. 

"Стоимость проекта в виде цифр может выглядеть солидной, но это мало, учитывая затраты, которые мы несём на ГСМ, технику и обеспечение полевых работ. С каждым годом они становятся дороже, а расценки государства не поспевают за инфляцией", – подчеркнул Александр Глухов. 

О том, что государство выделяет недостаточно средств на отрасль, говорил и министр. По его словам, объём государственных вложений в 2020–2022 годах составил всего 30 млрд тенге. 

"В последние годы наблюдается увеличение госинвестиций. Тем не менее Казахстан характеризуется низким показателем госинвестиций в геологоразведку на квадратный километр. Он составляет 11 долларов. Для сравнения, в Австралии – 167 долларов, в Канаде – 203 доллара", – объяснил Сериккали Брекешев.

Погрузка железной руды / Фото с сайта Depositphotos.com 

По мнению Валентина Попкова, в Казахстане есть перспективы открытия новых месторождений золота, меди, молибдена, олова, вольфрама, урана, лития и серебра. Но для их открытия необходимо пересмотреть и изменить условия тендеров, а также ввести ежегодную индексацию сметных стоимостей бюджетных проектов.

"На мой взгляд, надо возродить тематические работы, при которых проводятся исследования на конкретный металл или группу металлов на определённой перспективной площади. Уже после обобщения всех архивных и фондовых материалов можно будет говорить о перспективных участках", – добавил Валентин Попков. 

Ищем инвесторов

Если мы говорим об углеводородах, то здесь за последние годы были достигнуты значительные успехи, считает президент Казахстанского общества нефтяников-геологов Балтабек Куандыков. 

Он рассказал, что за годы независимости были открыты такие месторождения, как Кашаган, Северная Трува, Тепке, Бектурлы и ещё около 50–60 месторождений. 

Также в 2012–2014 годы, по его словам, была проведена переоценка ресурсной базы углеводородов Казахстана. Она была увеличена в 3–3,5 раза и сейчас составляет 76 млрд тонн топлива – это те ресурсы, которые мы можем ещё открыть. 

Конечно, кроме Кашагана, остальные месторождения не такие крупные, пояснил Балтабек Куандыков. Однако по республике, учитывая добычу из уникальных месторождений Тенгиз, Карачаганак и Кашаган, всего добывают ежегодно около 90 млн тонн нефти. Через пять лет, по прогнозам, добыча нефти может дойти и до 105–107 млн тонн. 

"Просто сопоставьте, в 1960-е годы Казахстан добывал всего 1,5 млн тонн нефти. Сейчас мы приближаемся к отметке 100 млн тонн. Это говорит о том, что наши недра богатые. За время развития нефтегазовой отрасли мы изучили только верхний слой. Но сейчас планируем изучать глубинные горизонты", – подметил Балтабек Куандыков. 

Он пояснил, что сейчас самые глубокие месторождения в Казахстане находятся на глубине четырёх-пяти километров. Однако в США, Китае, Бразилии и в других странах разрабатывают месторождения уже на глубине восьми-десяти километров. 

Фото Informburo.kz

Казахстан также планирует изучать глубинные горизонты. Для этого у нас запустился в прошлом году проект "Евразия" на Прикаспийской низменности. 

Проект анонсировали ещё в 2013 году, но тогда цены на нефть упали, и многие известные компании, которые изначально хотели участвовать как инвесторы, пересмотрели свои планы по геологоразведке, рассказал Балтабек Куандыков. 

В этом году будет закончена первая фаза проекта – она финансировалась из государственного бюджета. Вторая и третья фазы, которые предполагают бурение сверхглубоких скважин, должны быть проведены за счёт инвесторов. Сейчас, по словам геолога, государство проводит переговоры об этом с ведущими компаниями мира. 

"Во время второй фазы надо вкладывать уже в 20 раз больше средств на разведочные работы. Третья фаза же предусматривает бурение сверхглубокой скважины стоимостью примерно 350 млн долларов. Это огромные деньги, которые станут нагрузкой для бюджета. Поэтому мы привлекаем инвесторов. И чтобы заинтересовать их, мы предусматриваем для них льготы и преференции", – пояснил Балтабек Куандыков. 

Геолог подчеркнул, что до 2040 года объёмы добычи нефти и газа будут сохраняться, но затем последует спад, если мы не сможем открыть крупные месторождения и восполнить наши запасы. 

Повышаем налоги 

Хотя Казахстан и ищет новых инвесторов, в июне этого года парламент принял в работу законопроект, в котором предусмотрено увеличение ставок налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) по биржевым металлам на 50%, а по остальным твёрдым полезным ископаемым – на 30%.

Освобождать от НДПИ будут только новые месторождения, где добыча будет начата после 31 декабря 2022 года, до достижения уровня рентабельности 15% на срок до пяти лет. 

Участники рынка обеспокоены, что подобные меры приведут к тому, что добывающим компаниям придётся сократить свою деятельность, отказаться от новых проектов, а, значит, уменьшить количество рабочих мест. Инвесторы также в таком случае будут пересматривать свои бизнес-планы по новым месторождениям. 

В итоге государство получит в ближайшие два-три года средства от НДПИ, но в долгосрочной перспективе это затормозит развитие отрасли, считают эксперты. 


Читайте также:


Новости партнеров