Айнагуль (имя изменено по просьбе героини) росла в очень консервативной среде на юге Казахстана. При этом девочка-подросток рано осознала свою сексуальность. Половое созревание продолжалось, но поговорить о своих фантазиях и потребностях ей было не с кем.

"Меня воспитывали, как и 80 % людей моего возраста в Казахстане и в постсоветских странах. Когда мне исполнилось 11, у меня пошли месячные, мама посадила меня и объяснила, что каждый месяц у меня несколько дней будет идти кровь. И всё. Отец держал меня очень строго. Весь секспросвет заключался в том, что говорили: "Сюда не ходи, это не делай", даже по телефону нельзя было лишний раз разговаривать.

"У меня не было мысли о том, что нужно предохраняться"

В конце концов, Айнагуль начала искать информацию о сексе самостоятельно и вскоре начала встречаться с молодыми людьми. Потом девушка забеременела.

"В 16 лет я вырвалась из дома и начала половую жизнь. Всё было по-дурацки. Я очень жалею, что всё так произошло. Если бы мама села со мной и всё рассказала, разложила по полочкам, многого бы не было. Я ничего не знала о контрацепции. Не знаю, почему у меня не было мысли о том, что нужно предохраняться, меня просто несло. И всё закончилось тем, что я забеременела", – рассказала девушка.

Делать аборт Айнагуль не стала, об этом, по её словам, не было и речи, так как отец скорее всего выгнал бы её из дома. Девушка вышла замуж и родила ребёнка. Позже она развелась. Потом в жизни Айнагуль были другие мужчины, две беременности и два аборта, сделанные уже в сознательном возрасте.



"Я познакомилась с мужчиной, он был женат. У нас всё закрутилось. Он был мусульманин, у них вообще запрещено делать аборт, но он сделал вид, что ничего не знал. Но на самом деле было понятно, что я беременна. Я сделала медикаментозный аборт", – рассказывает Айнагуль.

Если бы я сказала, что беременна, меня бы убил родной отец

Ни в одном из случаев, когда Айнагуль узнавала, что беременна, она не говорила об этом родителям. Несмотря на то, что она уже была взрослая и самостоятельная женщина, её всё ещё беспокоило, что консервативные родственники сочтут беременность вне официального брака позором.

"Если бы я сказала, что беременна, меня бы убил родной отец, потому что это был бы позор. Понятно, что я с кем-то встречалась, куда-то ходила, на это много времени не надо, это понятно. Но родители предпочитают закрыть глаза ладошками и делать вид, что ничего не происходит, что такого не может быть. Я со своим ребёнком, когда он подрастёт, обязательно буду разговаривать на эти темы", – сказала Айнагуль.

В 2016 году, по данным Фонда ООН, в Казахстане было зарегистрировано 1400 абортов среди подростков в возрасте 15-18 лет. Наблюдается некоторое увеличение этого показателя по сравнению с 2015 годом.


Читайте также:
Изнасилованная пятью односельчанами 14-летняя школьница родила ребёнка


Минздрав в ответ на запрос Informburo.kz в 2017 году давал другие цифры: в 2016 году – 574 аборта у несовершеннолетних, а в 2015 году – 728.

Общее количество абортов, по данным Министерства здравоохранения и социального развития РК, с 2011 по 2015 год в Казахстане уменьшилось с 95 288 в 2011 до 81 440 в 2015 году.

В РК беременность у несовершеннолетних – социальное показание для аборта

В Казахстане аборты среди несовершеннолетних проводятся только в государственных стационарах и с разрешения родителей. Это регламентировано статьёй 104 Кодекса РК "О здоровье народа и системе здравоохранения".

В Кодекс РК "О здоровье народа и системе здравоохранения" предлагается внести изменения, которые позволят несовершеннолетним девушкам самим принимать решение о прерывании беременности. Об этом говорили на заседании социального совета при партии "Нур Отан".

"Предлагается расширить возрастной период, чтобы подростки могли с 16 лет самостоятельно принимать решение. К сожалению, среди несовершеннолетних детей наблюдаются факты развития нежелательных беременностей, которые можно избежать при обращении к специалисту, получении консультирования, контрацептивных средств", – цитировал телеканал КТК вице-министра здравоохранения РК Лязат Актаеву.

Существует также приказ министра здравоохранения РК № 626 от 2009 года "Об утверждении Правил проведения искусственного прерывания беременности". В нём беременность у несовершеннолетних отмечена как одно из социальных показаний для аборта, наряду с беременностью после изнасилования или смертью супруга.

Социальные показания к искусственному прерыванию беременности:

1. Смерть супруга во время данной беременности.

2. Пребывание женщины или ее супруга в местах лишения свободы.

3. Случаи, когда женщина и ее супруг признаны в установленном порядке безработными.

4. Женщина, не состоящая в браке.

5. Наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав.

6. Беременность после изнасилования.

7. Женщина, имеющая статус беженца или вынужденного переселенца.

8. Наличие в семье ребёнка-инвалида.

9. Расторжение брака во время беременности.

10. Многодетность (число детей 4 и более).

11. Несовершеннолетний возраст.

Дело не только в абортах

В 2013 году депутат Мажилиса Парламента РК Жуматай Алиев обратился с депутатским запросом на имя премьер-министра, в котором просил запретить искусственное прерывание беременности в стране. Депутат в своей просьбе ссылался на поручение Президента о доведении населения нашей страны до 20 млн человек. В том году население Казахстана, по статистике, было 17,04 миллиона человек. К 2018 году оно превысило 18 миллионов человек.

Инициативу с запретами абортов Правительство не поддержало, общественность дискутировала по этому поводу, говоря, что такая мера спровоцирует рост количества криминальных абортов. Обсуждение запрета на добровольное прерывание беременности внезапно сменилось довольно либеральной инициативой.


Фото twitter

Правительство задумалось не только о том, чтобы дать подросткам право распоряжаться своими репродуктивными возможностями самим, но и о половом просвещении. Сам глава государства на Гражданском форуме высказался о том, что обсуждать вопросы полового развития с детьми необходимо.

"Разные бывают ситуации в жизни, конечно. Вопрос разводов – волнующий вопрос. 25-30% разводов. Почему? Потому что мы в школах не обучаем детей по этой теме. Общение, взросление, мужчины, женщины, как беременеют. Для нас это уят (стыдно). В других странах детей в 14-15 лет обучают. Мы считаем, что стыдно. Психологию надо менять. Ничего постыдного нет. Это человеческое, поэтому обращаю на это внимание", – цитировали СМИ Нурсултана Назарбаева.

Исполнительный представитель Фонда ООН в области народонаселения Райымбек Сисемалиев говорит, что фонд много лет пытался продвигать в Казахстане вопрос полового просвещения. Он и его коллеги пытались добиться того, чтобы у подростков, ведущих половую жизнь, был доступ к контрацептивам и информации о предохранении и болезнях, передающихся половым путём. По словам Сисемалиева, добиться поддержки Правительства удалось не сразу. Поначалу срабатывал эффект сломанного телефона, все инициативы фонда истолковывались превратно.

"В 2012 году мы были приглашены Парламентом на совещание по социально-культурному развитию, где мы говорили об этой ситуации, – рассказывает Райымбек Сисемалиев. – В 2013 году нам ответили так: ещё рано принимать такие решения, мы ещё не готовы. Тогда вообще был перевернут весь посыл. То, что мы говорили, что необходимо дать доступ к контрацептивам с 16 лет, для депутатов означало, что надо разрешить жениться в 16 лет, – значение инициативы было искажено. И мы с тех времён дальше продолжали с медицинскими работниками и Министерством здравоохранения говорить. В средствах массовой информации, в социальной сети очень много негатива и неправильной формулировки".

Сисемалиев говорит, что и в этот раз разработанная Фондом ООН в области народонаселения (ЮНФПА) в Казахстане программа полового просвещения была превратно понята СМИ и общественностью. По его словам, акцент был сделан на то, что власти хотят разрешить несовершеннолетним делать аборты. По сути же речь шла о том, чтобы дать подросткам право самим давать согласие на получение медицинских услуг и проведение процедур. То есть речь идёт не только о прерывании беременности, но и просто о походе к гинекологу, о сдаче мазков и анализов при подозрении на ЗППП и многом другом.

"Это вообще не о том, чтобы разрешить делать аборты шестнадцатилетним без ведома родителей, инициатива заключалась в том, чтобы дать право получения медицинских услуг, это у нас прописано в Кодексе "О здоровье", услуги эти введут, чтобы консультирование было, диагностика и лечение", – объясняет Райымбек Сисемалиев.

В 2011-2012 годах Министерство здравоохранения выясняло состояние репродуктивного здоровья молодых людей в Казахстане. Национальный центр формирования здорового образа жизни провёл исследования среди подростков 15-19 лет:

"По этому исследованию мы увидели, что ситуация не очень хорошая. То есть говорить о благополучии подростков с точки зрения репродуктивного здоровья ещё не приходится. Во-первых, где-то от 20 до 30% подростков сексуально активны. Также было выявлено, что порядка 48% мальчиков-подростков отметили наличие более чем одного сексуального партнёра. Уровень знаний среди подростков по охране репродуктивного здоровья очень низкий, то есть нет знаний об инфекциях, передающихся половым путём, о том, что их необходимо лечить, нет знаний об абортах. У ребят или девушек, у которых были симптомы инфекций, передающихся половым путём, не было доступа к услугам. Поэтому мы потихоньку начали эту информацию давать в Министерство здравоохранения и говорить о том, что состояние репродуктивного здоровья не очень хорошее, надо принимать меры".


Читайте также:
Исследование: 2% девушек до 19 лет в Казахстане делали аборты в домашних условиях


ЮНФПА предлагает основные направления решения проблемы. Например, предоставлять подросткам основы полового знания. Курс валеологии в школах Казахастана был исключён из программы обучения. ЮНЕСКО, по словам Сисемалиева, переработало его, сделав его более интерактивным. Его уже опробовали в колледжах среди молодых людей 15-18 лет. Как говорит Райымбек Сисемалиев, после внедрения курса подростков, которые решили отсрочить начало половой жизни, в экспериментальной группе было больше, чем в тех группах, где обучение не проводилось.

Ещё одна мера – обеспечить подросткам доступ к услуге по охране репродуктивного здоровья. По словам Сисемалиева, нужны подготовленные специалисты, которые умеют общаться с подростками.

"Сейчас открывается молодёжный центр здоровья, чтобы они не оттолкнули подростков, а наоборот, чтобы они могли правильно консультировать их, – говорит Райымбек Сисемалиев. – Этот центр должен быть оборудован таким образом, чтобы подростки не встретились с взрослыми: с папой, с мамой, с ближайшими родственниками, которые могли бы говорить: "А что твоя девочка или твой мальчик делает в этом центре?" То есть чтобы они могли прийти, абсолютно комфортно себя чувствовать и получить адекватное консультирование".

Третья мера – обеспечить молодёжь контрацептивами.

"Мы не говорим, что доступ к контрацептивным средствам должен быть для всех подростков, чтобы стимулировать их начинать половую жизнь, мы говорим, что если у нас есть 30% подростков, которые уже испытали сексуальный дебют, то для них должны быть предоставлены эти услуги, включая контрацептивы", – говорит Сисемалиев.

Аргументы за и против

Акушер-гинеколог Государственной поликлиники №17 города Алматы Гульназ Шаймерденова видела много беременных девочек-подростков. Её отделение не раз направляло их на аборты с согласия родителей. Гульназ Шаймерденова придерживается мнения, что давать подросткам право прерывать беременность без разрешения родителей нельзя, так как они ещё не готовы сознательно решить этот вопрос.

"Они будут рожать и оставлять детей в роддоме, – предположила врач. – Или бывает, что родители против аборта, а они будут его делать, они иногда, наоборот, не дают дочкам сделать этот шаг, помогают потом растить ребёнка".

При этом, по словам Гульназ Шаймерденовой, большинство забеременевших подростков делают аборт. Родители в основном настаивают на прерывании беременности.

"70% девушек-подростков, которые беременеют, делают аборты. У многих из тех, кто оставляет ребёнка, могут быть преждевременные роды, могут быть осложнения, ребёнок может родиться недоношенным. Потому что организм гинекологически и эндокринологически ещё не совсем готов к вынашиванию и родам. Первые два года менструальный цикл ещё устанавливается, может быть нерегулярным, – говорит акушер-гинеколог. – Мы применяем такие виды абортов, как медикаментозный – до семи недель, вакуумный на ранних сроках, хирургический – до 12 недель, а потом уже медикаментозно вызываются роды, когда 18- 20 недель".

Лидер движения против насилия над женщинами "Немолчи.кз" Дина Смаилова считает, что обеспечить правовые гарантии для подростков следует другими способами, так как предложенная мера может развязать руки насильникам и отчасти легализует половые сношения с несовершеннолетними.

"В Узбекистане ещё при Каримове ввели закон, по которому в 17 лет девочки не выходят замуж и не рожают детей, у них уголовное преследование за это. У нас законы так, как там, не соблюдают, у нас даже стопроцентный всеобуч не соблюдают, девочек воруют до того, как они девять классов оканчивают. Был на днях случай, когда выдали замуж девочку в 15 лет, – говорит Дина. – Мы предложили, чтобы и у нас рассмотрели закон о том, чтобы до 17 лет не было никаких браков, даже гражданских, это должно преследоваться законом. В случае с 15-летней девочкой все понимали, что закон нарушен, отреагировали и поликлиника, и школа, и ещё какие-то органы. Но полиция закрыла глаза, объясняя это тем, что она вышла замуж. У нас закон играет злые шутки, с одной стороны карает, с другой – имеются реабилитирующие факторы. Поэтому у нас будет насилие и дальше, пока эту ситуацию не исправят".


Дина Смаилова

Дина Смаилова / Фото с сайта Еxpress-k.kz

Лидер движения "Немолчи. кз" выступает против того, чтобы разрешить несовершеннолетним самим решать вопрос об абортах ещё и как мать. Она считает, что тем самым нарушаются её родительские права.

"Я растила ребёнка и у меня есть мнение как у родительницы: 18 лет – это и есть возраст, когда ребёнок может трезво принимать решения, – говорит Дина Смаилова. – А здесь за меня, за родителя приняла решение какая-то женщина из Министерства здравоохранения, взяла и всем разрешила делать аборты. Я как мама выступаю против! Даже если мой ребёнок пойдёт на такую операцию, это должно происходить с моего согласия. Потому что я мама, я лучше знаю своего ребёнка, я лучше понимаю его, многие ведь даже не знают, позволяет ли им физическое здоровье делать такие вещи".

Президент общественного фонда "Аман-саулык" Бахыт Туменова уверена, что у подростков должно быть право самим решать, рожать ребёнка или нет, так как это, прежде всего, гарантированное Конституцией страны право на получение медицинских услуг. Бахыт Туменова также считает, что такая мера не должна означать, что подростков будут с ходу отправлять на аборты, прежде чем они примут решение, они должны получить полную информацию о возможных последствиях, чтобы согласие было осознанным.

"Отдельного права на здоровье у подростков и взрослых нет. Право на здоровье – это конституционное право, оно гарантировано 29-й статьёй Конституции. Не в каждой стране право на здоровье прописано в Конституции. Соответственно, государство берёт на себя обязанность, это гарантированные медицинские услуги", – говорит Бахыт Туменова.

По её словам, пять лет назад ОФ "Аман Саулык" проводил исследования среди молодёжи, чтобы получить информацию о её репродуктивном здоровье. Выяснилось, что 11 процентов 14-летних детей уже имеют опыт сексуальных контактов.

"Полагаю, что сейчас цифры больше. Незапланированных беременностей, абортов, криминальных случаев, когда детей собирают по подворотням и в мусорках, тоже много. Что этому противопоставить? Я думаю, что эта мера поможет, надо повышать ответственность граждан за своё здоровье, – считает Бахыт Туменова. – Раз есть такая данность, как ранние половые контакты, конечно, надо вести работу, говорить о целомудренности. Но параллельно нужно делать доступными контрацептивы, раз они вступают в связи, то пусть хотя бы предохраняются".


Бахыт Туменова

Бахыт Туменова / Фото с сайта matritca.kz

Бахыт Туменова уверена, что право на аборт для подростков может помочь уменьшить количество случаев, когда детей бросают на улице. Также это может помочь избежать подростковых суицидов и криминальных абортов, сделанных в антисанитарных условиях.

"Когда несколько лет тому назад мы проводили общественные слушания по репродуктивному здоровью в Казахстане, я даже демонстрировала объявление с мобильным телефоном, продавались китайские таблетки для проведения аборта на ранних сроках, –- говорит Бахыт Туменова. – Если мы сегодня запретим аборты с целью повышения рождаемости, то результат может быть такой же, как в СССР, где мы получали криминальные аборты. Так лучше девочке-подростку сделают медицинский аборт. Сегодня не секрет, что идёт рост подростковых суицидов, нежелательные беременности могут быть одной из их причин. Не секрет, что сегодня отношения между родителями и подростками тоже оставляют желать лучшего. Над этим надо работать параллельно, а не быть ханжами. Неужели лучше, если они будут прыгать с высоток, травиться уксусом и бросать новорождённых детей?"

Аборты в мире

Является ли справедливым то, что подростки в РК могут нести уголовную ответственность с 14 лет, возрастом согласия признано 16 лет, но права решать вопросы, связанные с репродуктивной функцией, у них нет? И как это соотнести с тем, что вступление в половую связь с несовершеннолетним лицом, это по сути уголовное преступление?

В России согласно Федеральному закону "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" несовершеннолетние в возрасте старше пятнадцати лет или наркозависимые несовершеннолетние в возрасте старше шестнадцати лет имеют право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него.

При этом в России не первый год обсуждается вопрос запрета абортов. Такую меру в 2016 году предложила детский омбудсмен Анна Кузнецова. До этого патриарх Кирилл подписал обращение общероссийского общественного движения "За жизнь" и движения "Православные добровольцы" в поддержку запрета прерывания беременности на всей территории России.

В Новой Зеландии аборты можно проводить в любом возрасте без согласия родителей. В Южной Африке также можно сделать аборт в подростковом возрасте, не спрашивая родителей. Однако, как в прошлом году сообщалось на сайте Amnesty international, многие женщины в Южной Африке всё же вынуждены прибегать к нелегальным абортам из-за отказа врачей проводить такие операции по соображениям совести.


Марш в поддержу абортов в Польше

Марш в поддержу абортов в Польше / Фото с сайта De.vesti.news

В Европе борьба за право делать аборт – часть феминистической идеологии. Швеция – одна из самых либеральных стран в плане решения вопросов об искусственном прерывании беременности. В 1974 году здесь приняли Закон об абортах, который позволил женщинам вне зависимости от возраста делать аборты до восемнадцатой недели беременности.

В Польше в 2016 году обсуждали законопроект, предполагающий полный запрет абортов, а также введение уголовной ответственности для женщин, которые пытаются прервать беременность. На данный момент аборт в Польше разрешён только в случае насилия или инцеста, риска для жизни или здоровья матери, из-за тяжёлого порока развития или высокой вероятности физических недостатков плода.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter