Нищета и богатство: как искоренить бедность в Казахстане

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Почему не работают государственные программы повышения занятости.

Правительство ускоренными темпами работает над программой повышения доходов населения. О том, что миллион человек в стране получают зарплаты ниже прожиточного минимума (в 2022 году прожиточный минимум – 36 018 тенге), заявил президент Касым-Жомарт Токаев. В правительстве после его слов спешно проанализировали ситуацию и начали разрабатывать программу повышения доходов населения. 

По информации Министерства труда и социальной защиты населения, в последние десять лет прирост ВВП был обеспечен на 62% за счёт сферы услуг, производительность труда в которой значительно ниже, чем в обрабатывающей промышленности.

При этом с 2015 года 37% рабочих мест создано в низкопродуктивных секторах, преимущественно в отраслях с преобладающим государственным участием, таких как образование, здравоохранение, государственное управление. Только 8% рабочих мест создано высокопроизводительными отраслями. В результате сегодня 41% работающего населения занят в низкопродуктивных отраслях с невысоким уровнем дохода.

Основной задачей в министерстве видят увеличение темпов создания стабильных и производительных рабочих мест. Для этого местные исполнительные органы должны будут утвердить региональные карты занятости с перечнем инвестиционных проектов и количеством создаваемых рабочих мест. Также для развития навыков трудовых ресурсов под потребности экономики будет сформирована система признания профессиональных квалификаций и внедрена сертификация навыков работников. Для самозанятых работников рассматривается регистрация новых форм трудовых отношений и введение специальных налоговых режимов. Планируется принять меры по расширению занятости и за счёт поддержки предпринимательских инициатив и цифровизации инфраструктуры занятости.

Экономисты недоумевают: предлагаемые меры полностью повторяют действия предыдущих лет, которые во многом и привели к сложившейся ситуации. 

"Они подошли комплексно к проблеме. Обозначили понимание, что в экономике население в основном работает в компаниях сферы услуг, а это непродуктивный сектор. Они признают, что есть такая проблема. Практически, грубо говоря, всё по методичке о ловушке среднего дохода – когда производительность труда низкая, но при этом стоимость труда относительно высокая, не позволяет проводить какие-то инвестиции в продуктивную деятельность. Это они тоже признают, – отметил экономист Владислав Туркин. – Но потом почему-то, обозначив все эти проблемы (бюджетное доминирование, непродуктивность), предлагают сделать ещё больше бюджетных вливаний. И это выглядит очень странно. Ведь, с одной стороны, признали, что часть проблем обусловлена тем, что вливали кучу бюджетных средств бездумно. Но потом тут же говорим: "Да, мы это поняли, но у нас другое ничего не работает, поэтому будем делать то же самое". Ни о каком структурном развитии, переформатировании не говорится". 

При таком подходе, уверен он, проблему низких доходов населения не просто не получится решить, а наоборот, в более длительной перспективе она лишь усугубится. Бюджетные вливания без институциональных реформ обеспечат на незначительный период рост зарплат без привязки к продуктивности и реальной пользы для экономики. Фактически это будет "маленькая быстрая победа", которая столь же быстро нивелируется за счёт роста инфляции и отсутствия эффективности экономики в целом. 

"Сфера услуг не растёт просто так. Её стимулировало то, что у нас, грубо говоря, курс иногда залипает – из-за нефтяных доходов, которые просачиваются в экономику, из-за ручного регулирования, – объяснил эксперт. – Такое ручное регулирование экономики при постоянных вливаниях стимулирует спрос, который просто упирался в торгово-развлекательную экономику. Грубо говоря, мы сами стимулировали рост этой сферы, потому что у нас мало развитая экономика и "голландская болезнь".

Мы же пытаемся реформировать эту "голландскую болезнь", меняя её на государственное управление и регулирование. Потом понимаем, что и это провально, начинаем натягивать туда рынок, это тоже проваливается, и мы идём по этому порочному кругу. Сами бюджетные расходы и различные меры по закручиванию гаек в экономике, подавлению всех стандартных рыночных факторов и привели к текущей ситуации и к тому, что экономика всё больше и больше ресурсозависима", – объясняет Туркин. 

При этом делать ставку на строительство крупных предприятий уже не вполне правильно, поскольку с этим можно попросту не успеть. 

"Почему-то у нас все госпрограммы и мышление чиновников выстроены на советском образе Сталина, который "поднял страну с колен благодаря тяжёлой промышленности". У нас уже это не получится, потому что мир изменился. Нам нужно искать свои ниши. Сейчас идет перестройка в сторону IT-технологий, метавселенной. Вот нам нужно смотреть и развивать именно в этом направлении. Предъявлять технологии, специалистов, возможно, организовывать совместные компании именно в этом направлении", – полагает экономист. 


Читайте также: В Казахстане на образование из госбюджета тратят около 5% от ВВП, это меньше чем в странах Африки


По его мнению, Казахстану уже не удастся встроиться в производственные цепочки России, и тем более – в производственные цепочки Китая, доминирующих сейчас на рынках нашего региона. При этом ситуация осложнена и географическим положением страны и отсутствием прямого выхода к морю. 

"Необходимо развивать институты, инвестировать в качество труда, образование. Иных путей я не вижу. Поэтому следует начать с социальных реформ, чтобы население не требовало перераспределения бюджетных средств, которые государство получает от сырьевой ренты, а население само могло предложить государству эти доходы.

У нас большая часть бюджета завязана на экспортных доходах, поэтому государство и вся инфраструктура слабо ориентированы на население. И населению нечего предложить, и государство не заинтересовано в том, чтобы населению было что предложить государству в плане труда, – объяснил Туркин. – Есть примеры Венгрии, Швеции, Польши и других стран IT-аутсорсинга. У них нет своих мощных компаний в сфере IT, но у них такое высокое качество человеческого капитала, что они предоставляют тем же американским компаниям аутсорсинговые услуги. При этом они живут у себя в Польше, получают хорошие доходы из Америки, и государство Польша от этого выигрывает.

Что делает для этого государство? Государство инвестировало в образование людей, в человеческий капитал, в развитие институтов и получило то, что человек имеет образование и не хочет уезжать из Польши. С этого и нужно начинать. Если вы будете инвестировать только в образование, забыв о социальной инфраструктуре для жизни людей, то как только они получат образование, они уедут из страны", – резюмировал эксперт.


Читайте также: Токаев: Молодые казахи должны быть технарями


Экономист Аскар Кысыков полагает, что начинать нужно не с создания рабочих мест. Или как минимум не ограничиваться только этим, а решать и более серьёзные институциональные задачи. 

"Ожидалось, что целью этой программы станет именно борьба с бедностью. Только по официальной статистике, у нас 1 миллион человек бедного населения, где-то 250 тысяч человек являются получателями адресной социальной помощи, – напомнил он. – Это большая группа людей. А черта бедности у нас составляет 26 тысяч тенге, то есть четверть миллиона людей имеют доход ниже этой суммы, и государство им помогает получить доход в 25 тысяч тенге. Это очень мало. Я считаю, что прожиточный минимум, черта бедности должны быть пересчитаны, методика их определения должна быть изменена. Соответственно, размер прожиточного минимума и черты бедности должны быть увеличены".

По словам Кысыкова, Казахстан может себе позволить такие расходы.

"Сейчас нередко говорят, что у нас 4 трлн тенге тратится на социальные выплаты. Да, может быть, в абсолютном значении это много, но если говорить применительно к бюджету, к ВВП, это всего 5%. Развитые страны тратят до 15%, – подчеркнул экономист. – Если экономить, оптимизировать расходы, бюджет вполне может потянуть увеличение расходов на социальную адресную помощь. В нашей стране не должно быть бедных людей при таком уровне нефтяных доходов". 


Читайте также: Безработным казахстанцам предпенсионного возраста будут помогать трудоустроиться


Сложившееся положение с занятостью граждан, с производительностью труда, по мнению эксперта, является следствием проводимой государством политики. Для борьбы с бедностью важен уровень перераспределения национального дохода, то есть как выстроен баланс в государстве: какую часть доходов изымают за счёт налогов и какую выплачивают нуждающимся слоям населения. В борьбе с бедностью в первую очередь важно провести именно переоценку пороговых значений.

"Важно понимать, что есть порочный круг бедности: если семья бедная, то ребёнок в этой семье недоедает, недополучает услуги образования, здравоохранения. Соответственно, он в дальнейшем становится менее конкурентоспособным и тоже, возможно, обречён на бедность", – пояснил Кысыков. 

"Если у нас Министерство труда не может пойти в правительство и обосновать повышение расходов бюджета именно для борьбы с бедностью, обосновать необходимость повышения прожиточного минимума, что возможно с других расходов перебросить расходы именно на эти цели – наверное, такие люди не должны работать в министерстве", – категорично заявил эксперт. 

Ранее неоднократно звучали предложения от экспертного сообщества о необходимости пересмотра таких параметров как уровень черты бедности и прожиточный минимум, однако кардинального изменения методики расчёта не происходит. 

По поручению президента минимальная заработная плата в 2022 году установлена на уровне 60 тысяч тенге. 


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров