Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
168 096
Выздоровели:
153 035
Умерли:
2 408 (17.01.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
46 831
Выздоровели:
34 573
Умерли:
538 (17.01.2021)

"Мы два года не получаем никаких гонораров". Монологи артистов о защите авторских прав

Известные деятели искусства рассказали Informburo.kz, как соблюдается в Казахстане закон "Об авторском праве", и какие гонорары они получают.

"Во время пандемии мы остро почувствовали, что закон об авторских правах не работает "

Женис Искакова – казахстанская эстрадная певица, заслуженный деятель Республики Казахстан



– Закон об авторском праве стабильно соблюдается во всех странах, кроме Казахстана. Все мировые звёзды, даже российские артисты, получают проценты за своё творчество и работу.

Чтобы создать ту музыку, которую потребитель видит как конечный результат, артист много работает и тратит огромные средства. Он покупает песню, аранжировку, музыку, слова. Записывает это всё в студии, за что тоже платит деньги, а потом наши песни просто берут и где хотят, там и используют. Мы от этого ничего не имеем в основном.

Да, конечно, в Казахстане есть несколько организаций, которые занимаются защитой авторских прав, но они не всегда могут найти между собой общий язык. До сегодняшнего дня я тоже входила в такую организацию. В прошлом году мы постоянно собирались, даже сменили руководителя – поставили Мейрамбека Беспаева. Новый руководитель обнаружил в коллективной организации много нарушений, и теперь мы никак не можем её восстановить, всё заморожено.

Нужно, чтоб авторскими правами занялись на уровне правительства, в Министерстве культуры и спорта, Министерстве юстиции, чтобы это было узаконено. Коллективы, которые занимаются авторскими правами, содержатся за наш счёт, поэтому документация, отчёты – всё должно быть прозрачно.

По Закону "Об авторском праве и смежных правах", организации забирают себе 30% от общего числа собранных денег на административные расходы. Сказать, это много или мало, я не могу. Если это очень хорошие деньги, то 30% – достаточно. Но я слышала, что суммы не такие большие, потому что они распределяются не только артистам, но и композиторам, аранжировщикам, авторам. Деньги расходятся на всех, поэтому их надо распределять с умом.

Я выезжаю в регионы и слышу от владельцев ресторанов, что они ежемесячно платят за использованную музыку. Но доходит ли эта сумма до артистов, я не знаю. Когда начался карантин и артисты остались без работы, мы особо остро почувствовали, что закон об авторских правах не работает. Наши песни звучат везде. Хочется, чтобы какой-то процент мы от этого имели. Всё-таки это наш труд.

Я певица, которая работает с композиторами и авторами напрямую. Бывает, что при создании новой песни я становлюсь соавтором. И мне хочется и за соавторство, и за исполнение получать гонорар. Однако за последний год я не получила ни копейки, хотя песни мои постоянно звучат.

Читайте также: Суд обязал Kcell выплатить более полумиллиарда тенге за нарушение авторских прав. Как так получилось?

Я считаю, что те бизнесмены, которые создают устройства для прослушивания музыки, также должны платить за авторские права. На телефонах у всех есть любимые песни, и за них нужно платить.

Эти копейки, конечно, никого не обеспечат, но будут тешить душу и сердце. Они будут покрывать хотя бы ежемесячные телефонные расходы или бензин. Просто обидно, что мы вкладываем огромные деньги в музыку, а отдачи никакой. Да, мы собираем концерты и отрабатываем, но опять же мы платим за аренду и налоги. Поэтому даже если сумма будет маленькая, то нам всё равно будет приятно получать этот гонорар как элемент благодарности от наших слушателей.

"Мы должны заниматься своим делом, а авторские организации – своим"

Женис Сейдуллаулы – советский и казахский эстрадный певец, композитор, заслуженный деятель Казахстана



– Коллективные организации, которые управляют имущественными правами на коллективной основе, создаются нами – авторами, исполнителями и производителями фонограмм.

Их главная задача – заключение от нашего имени договоров с пользователями: кафе, бары, гостиницы, телерадиокомпании и другие. Они собирают для нас гонорары, распределяют и выплачивают авторам, исполнителям. Все важные вопросы решаются сообща на собрании.

Мы как артисты должны заниматься своей творческой деятельностью. Это занимает много времени и сил, следить за этими делами некогда. Этим направлением должны активно заниматься соответствующие организации. В нашем случае это авторские сообщества. И артисты, конечно, поддерживают их работу.

Такие организации тоже имеют свой доход. По закону им предусмотрен 30-процентный предельный размер вознаграждения, направляемый на административные расходы, от суммы собранного вознаграждения. Превышение предельного размера удержаний на административные расходы сокращает размер гонораров авторов и исполнителей, поэтому это недопустимо.

Организации созданы для представления интересов авторов и исполнителей. Превышение предельного размера на административные расходы свидетельствует о нарушении прав авторов. Мы должны заниматься своим делом, а они – своим, следить за отчислениями и получать свои 30%.

Читайте также: Как фотограф отсудил полтора миллиона за украденные снимки

То, что я получаю сам, – очень прозрачно, организации предоставляют мне полностью отчёт за квартал и перечисляют гонорар. Меня всё устраивает. Всё регулируется, нет никаких скандалов.

Если где-то звучит музыка творческого человека или песню перепевают, то они автоматически должны платить. Мы двигаемся вместе с мировыми авторскими сообществами. Раз закон вышел, то мы к этому скоро придём.

"То, сколько мы получаем, – смешно"

Серикжан Абдинуров – председатель филиала Союза композиторов Казахстана, доцент Казахского национального университета искусств



– Я член Казахского авторского общества, но из-за судебных тяжб и проблем в организации члены общества уже два года не получают никаких гонораров. До того как произошёл скандал, проценты нам перечисляли, но небольшие.

В Европе, Америке композиторы, авторы очень хорошо живут на свои гонорары, у них большие проценты. Там другая система, она работает. У нас это ещё в диком состоянии, поэтому я не могу сказать, что авторское общество защищает авторов. То, сколько мы получаем, – просто смешно. Даже российские композиторы получают солидные проценты. Но у нас другая картина, поэтому на это надеяться не приходится.

Как жили композиторы в советское время и сейчас – это небо и земля. Тогда были художественные советы, была цензура, произведения покупались. Композиторы и люди интеллектуального труда имели очень хороший заработок. После распада Союза вся эта система рухнула, и уже почти как 30 лет не работает и никак не может подняться.

Система поставлена неправильно. Концертные организации, такие как филармонии, театры, должны отчислять за исполненные произведения, за использованную музыку авторскому обществу. Я не знаю, как они исчисляют, отправляют, как это всё просчитывается в авторском обществе, но конечный результат – то, что мы получаем – это копейки.

Читайте также: Олжас Байканов, директор Фонда имени Батырхана Шукенова: Люди стали забывать Батыра

Я думаю, что на законодательном уровне вопрос интеллектуальной собственности в Казахстане не решён. Или наши не доросли до этого, или есть другие причины, но этот вопрос уже долгие годы висит в воздухе.

Я очень редко регистрирую свои произведения. Нет возможности каждый день бегать и регистрировать каждую ноту. Поскольку в нашей сфере академической музыки плагиата замечено не было, мы относимся к этому спокойно и регистрируем тогда, когда нам это нужно.