Касым-Жомарт Токаев поручил внедрить в Казахстане трёхзвенную модель правосудия.

"Следует модернизировать уголовную сферу по примеру развитых стран ОЭСР. Нам нужна модель, обеспечивающая своевременную защиту прав граждан и отвечающая высоким международным стандартам. Считаю необходимым внедрить в Казахстане трёхзвенную модель с чётким разделением полномочий", – сказал президент, выступая с Посланием народу Казахстана.

Рассказываем, чем предложенная модель отличается от действующей и что кардинально изменится в работе полиции, прокуратуры и судов.

Что такое трёхзвенная модель правосудия

Трёхзвенная модель правосудия применяется практически во всех странах. При такой модели за уголовный процесс отвечают три звена: полиция, прокуратура и суд. Полномочия между этими структурами чётко разграничены.

"Первое звено – полиция – должно выявлять преступления, устанавливать причастных лиц, собирать улики. Второе звено – прокурор – обязано давать независимую оценку собранным доказательствам, пресекать нарушения прав граждан, не допускать вовлечения добросовестных граждан в уголовный процесс, поддерживать обвинение в суде. Третье звено – суд – рассматривает жалобы на действия органов и выносит окончательный вердикт по делу", – сообщили в Генпрокуратуре на запрос Informburo.kz.

По словам заместителя генпрокурора Марата Ахметжанова, такое разграничение создаёт правозащитный барьер, ограждая от необоснованных незаконных решений. Каждая из стадий трёхзвенной системы служит фильтром, через который должно пройти дело, перед тем как оно попадёт в суд.

"Орган досудебного расследования проводит объективную проверку. Если нет событий или состава преступления, он должен принять процессуальное решение, то есть увести человека от вовлечения его в уголовный процесс. Второй фильтр – это прокурор, третий – суд. Такие меры позволят минимизировать вовлечение наших граждан в орбиту уголовного процесса. И здесь фильтром должен выступать прокурор. Это и есть трёхзвенная модель", – объяснил он.


Читайте также: Токаев выступил с Посланием народу Казахстана


В своём Послании глава государства подчеркнул, что казахстанская трёхзвенная модель должна быть построена по примеру стран Организации экономического сотрудничества и развития. В странах ОЭСР цель уголовного процесса – качественное и своевременное правосудие. Каждый орган выполняет свои задачи:

  1. Полиция – выявление, пресечение преступления, сбор и закрепление доказательств.
  2. Прокуратура – квалификации деяния, принятие ключевых процессуальных решений и предъявление обвинения.
  3. Суд – назначение наказания и рассмотрение жалоб на действия органов расследования и прокуратуры.

Это исключает ведомственную заинтересованность и обеспечивает законность уголовного процесса.

В Генпрокуратуре считают, что наиболее приемлемая модель для Казахстана – германская, где полиция занимается раскрытием и сбором доказательств, прокуратура руководит делом и ведёт следствие, а суд выносит приговор. Аналогичная модель применяется в Грузии, Эстонии и Украине.

По сути в Казахстане действует та же модель, только у прокурора меньше функций.

Какая система правосудия в Казахстане

Существующую систему в Казахстане можно назвать трёхзвенной, так как уголовное дело проходит через три звена: полицию, прокуратуру, суд.

Полиция:

  • проводит досудебное расследование;
  • устанавливает подозреваемых;
  • собирает доказательства;
  • составляет обвинительный акт;
  • передаёт материалы дела в прокуратуру для утверждения и дальнейшего направления дела в суд;
  • прекращает производство по делу, что также согласовывает с прокуратурой.

Прокуратура ведёт надзор за законностью действий полиции на всей стадии досудебного расследования. Участник уголовного процесса вправе подать жалобу в прокуратуру по нарушению его прав. Прокурор:

  • утверждает обвинительный акт;
  • может составить новый обвинительный акт;
  • даёт конкретные указания следователю;
  • может отменить незаконное прекращение производства по делу;
  • направляет уголовное дело в суд вместе с обвинительным актом;
  • выступает в суде в роли государственного обвинителя.

Суд:

  • привлекает лицо к уголовной ответственности;
  • выносит обвинительный или оправдательный приговор;
  • назначает наказание;
  • контролирует ход уголовного процесса в суде;
  • разрешает ходатайства сторон;
  • исследует доказательства;
  • опрашивает свидетелей, других участников процесса.

С 2018 года в Казахстане внедрили институт следственных судов. Следственный суд санкционирует:

  • меру пресечения;
  • проведение негласных следственных действий;
  • эксгумацию трупа;
  • объявление международного розыска;
  • наложение ареста на имущество;
  • осмотр, обыск, выемку и личный обыск;
  • временное отстранение от должности и запрет на приближение;
  • принудительное получение образцов и освидетельствование;
  • рассматривает жалобы на орган досудебного расследования.

Однако все звенья заточены на обвинительный уклон, поэтому модель несовершенна, говорит председатель Казахстанского союза юристов Серик Акылбай.

"Уголовный розыск ищет обвиняющие доказательства, следствие повязано с оперативниками, потому что у них один начальник. Прокуратура занимает ту позицию, которая есть. В суде прокурор – обвинитель и говорит о доказательствах, которые обвиняют, не обращая внимания на доказательства, которые оправдывают человека и ставят под сомнение предъявленное обвинение. Это всё, как в советское время: прокурор у нас обвиняет, так же, как и суд", – объясняет он.

Взаимозависимость оперативников и следователей может позволить им допустить халатность.

"У нас всё в одном ведомстве: кто ведёт следствие и кто ведёт розыск. Здесь можно легко сфальсифицировать доказательства и любого человека обвинить. Чтобы это исключить, нужно создать отдельный следственный комитет. Следователи должны быть отделены от тех, кто собирает доказательства по делу. Они должны быть независимы ни от начальника, ни от уголовного розыска. Сейчас у нас такое положение, когда начальник департамента полиции может дать указание обвинить человека, и всё", – говорит Серик Акылбай.

По данным Генпрокуратуры, в 2019 году зафиксирован пик нарушений конституционных прав граждан – 1017 фактов.

"Прошло три года с момента внесения поправки в 83-ю статью Конституции, закрепившей за прокуратурой осуществление уголовного преследования от имени государства. Тем не менее до сих пор нет единства в вопросе разделения полномочий с точки зрения выполнения полицейской, следственной и прокурорской функции", – сообщили в Генпрокуратуре.

Именно поэтому глава государства принял решение внедрить в Казахстане трёхзвенную модель, в которой прокурор будет реально защищать человека, его жизнь, права и свободу.

Что должно измениться

По мнению адвоката Джохара Утебекова, критика в Послании президента была адресована только прокуратуре.

"К сожалению, президент прав – прокурорский надзор носит запоздалый характер. Частично эта проблема преодолевается за счёт введения института процессуальных прокуроров. Они наблюдают за ходом следствия и далее участвуют по делу в суде. Но этот институт мало чем отличается от обычных надзирающих прокуроров", – говорит он.

Он считает, что прокуроры не заинтересованы в том, чтобы нормально отслеживать дело, по той простой причине, что лучший друг прокурора – это судья, который поддерживает обвинительный уклон.

"Наша "советская" модель очень неудачная. Она создаёт массу проблем и для граждан, и для эффективности самой полиции. Во всех развитых странах нет такого юриста-полицейского, как наш следователь. Все вопросы должен решать профессиональный юрист, который далее и в суде участвует – это прокурор. Без посягательства на полномочия следователя прокуратура не станет эффективнее", – считает Джохар Утебеков.

Он предлагает в рамках модернизации правоохранительной системы передать часть функций следователя прокурору. Тогда служащий, который должен следить за законностью, будет включаться в процесс не перед поступлением дела в суд, а с самого начала участвовать в нём. Квалификация преступления и составление обвинительного акта должны быть за прокурором, а не за следователями, как сейчас.


Читайте также: 393 полицейских на 100 тысяч казахстанцев. Как МВД проводит самую масштабную реформу


"Ключевые действия нужно согласовывать с прокурором. Что точно прокурор должен отнять у следователя и заниматься этим – это квалификация преступления. Это сугубо юридический вопрос, знание уголовного права. Это должен решать прокурор, по какой статье Уголовного кодекса квалифицировать действия лица и в каком виде это передавать в суд", – полагает адвокат.

Он считает, что должность следователя нужно упразднить и переквалифицировать оперативников в детективов.

"Детектив – это опер и следователь в одном лице. Детективу юридическое образование не нужно, он как ищейка должен найти и изобличить преступника. Это наиболее идеальный вариант: коренная реформа оперативных работников и следователей, то есть создание таких детективов", – заключил он.

Что изменит создание следственного комитета

Генпрокуратура уже занялась разработкой законопроекта, который наделит прокурора обязанностью согласования всех ключевых процессуальных решений, затрагивающих права и свободы гражданина.

"Без такого согласования любое действие не будет обладать юридической силой, возрастёт ответственность прокуратуры за недопущение нарушения прав человека с момента появления лица в деле, а не при направлении дела в суд. Будет минимизирована вовлечённость граждан в орбиту уголовного преследования, представлены дополнительные гарантии прав и свобод", – считает заместитель генпрокурора Марат Ахметжанов.

При новой трёхзвенной модели правосудия необходимо увеличивать количество оправдательных приговоров и ввести в Казахстане институт присяжных заседателей, считает член Павлодарской областной коллегии адвокатов, магистр юридических наук Бахтияр Галимжанов.

"Институт присяжных заседателей нужно вводить по всем категориям уголовных дел вне зависимости от тяжести деяния. Он должен быть полностью независим от суда, и его законные решения не должны подлежать пересмотру", – говорит Бахтияр Галимжанов.

По мнению эксперта, нужно ввести в практику "защитительный акт", который будет готовить адвокат.

"На стол судьи будут попадать два акта: защитительный и обвинительный, в результате анализа двух актов суд сможет принимать более правильное и законное решение по делу. Суду не будет заранее навязана исключительно позиция обвинения", – поясняет Бахтияр Галимжанов.


Читайте также: Сенат принял поправки, по которым судья не будет уходить в совещательную комнату


По мнению адвоката, также нужно исключить любые незаконные отношения и контакты между полицейскими, прокурорами и судьями. Для этого необходимо перейти от модели территориальных и районных прокуратур на модель создания независимого государственного следственного комитета как самостоятельного органа и института процессуальных прокуроров.

"Следственный комитет должен быть независимым и подчиняться напрямую президенту, а также нужен институт отдельных процессуальных прокуроров, которые не будут входить в систему районных и территориальных прокуратур и будут напрямую подчиняться генеральному прокурору", – уточняет спикер.

Чтобы исключить возможность подлога документов, всё делопроизводство нужно перевести в электронный формат. Сейчас, по данным Генпрокуратуры, в электронном формате расследуется 37% уголовных дел. Планируется оцифровать уголовный процесс полностью.

"При электронной системе минимизированы манипуляция и фальсификация. К электронным материалам имеют доступ адвокаты, система позволяет руководству полиции и надзирающему прокурору в режиме онлайн контролировать ход расследования. На базе цифрового дела мы реализовываем возможность ввода и согласования ключевых процессуальных решений. Это своего рода гибрид между электронным уголовным и бумажным делом", – объясняет заместитель генпрокурора Марат Ахметжанов.

С 1 октября правоохранительные органы, занимающиеся досудебным расследованием, перейдут на электронный формат вынесения ключевых процессуальных решений, затрагивающих конституционные права граждан. Любое процессуальное решение будет попадать в Единый реестр досудебных расследований. Это будет видеть надзирающий прокурор и другие участники процесса. Прокурор должен следить за законностью, в случае выявления нарушения отменять незаконные акты.

При Администрации президента создана специальная комиссия, которая займётся переходом к внедрению трёхзвенной системы правосудия. К новой модели Казахстан должен перейти с 1 января 2021 года.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter