Вокруг озера Маркаколь в Восточно-Казахстанской области планируют изъять земельные участки, которые принадлежат частным лицам и граничат с территорией заповедника. Это решение было принято после громкого задержания пяти человек, которых подозревают в создании браконьерской ОПГ (организованной преступной группы) и незаконной продаже большого количества икры ускуча – ценной породы рыбы, обитающей в водах озера.

После президентского поручения там обнаружили более 11 тысяч га частных территорий – по данным Министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК, они принадлежат 12 различным людям и организациям. Но в акимате ВКО опровергают это – по их информации владельцев земель всего семь, а общая площадь в четыре раза меньше заявленной в министерстве – около 2,5 тысяч га. Все они выданы на законном основании по решениям районных акиматов.

Теперь, чтобы вернуть их госсобственность, потребуется минимум 1,5 года. Однако не все владельцы частных территорий согласны вернуть или продать обратно свои участки государству. Один из них – бывший аким сельского округа Максат Агиеков, который утверждает, что именно благодаря ему дело о браконьерской ОПГ на Маркаколе дошло до президента Казахстана.

Informburo.kz продолжает разбираться в проблемах заповедного озера, которое на протяжении долгих лет опустошалось браконьерами. Мы выяснили предысторию резонансного случая с закопанной рыбой и имена владельцев частных территорий, а также узнали, какие ещё изменения ждут заповедник и местных жителей.


Читайте также: Что происходит на озере Маркаколь? Репортаж из заповедника, в котором Токаев велел навести порядок


Кто владеет частными территориями вокруг озера Маркаколь?

Министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзагалиев прокомментировал факты массового браконьерства на озере Маркаколь в день публикации специального репортажа informburo.kz, 9 сентября. Он рассказал, что знает о наличии частных территорий рядом с озером. Его ведомство подготовило список землепользователей этих участков и направило его в акимат ВКО с просьбой рассмотреть вопрос расторжения с ними договоров на пользование землёй. Тогда он сообщил, что участков всего пять.

"Дело в том, что есть пять земельных участков, которые были переданы крестьянским хозяйствам. Земля отдавалась не центральными исполнительными органами, не нашим министерством, не Министерством сельского хозяйства, это компетенция местного исполнительного органа. Поэтому соответствующее письмо за моей подписью было направлено на имя акима области. Оно ушло две недели назад", – заявил министр.

Все указанные частные земли находятся на участках, расположенных в устьях рек, впадающих в озеро Маркаколь и вытекающих из него. Как пояснил позже начальник управления по лесу и особо охраняемым природным территориям Минэкологии Максат Елемесов, всего землевладельцев 10.

"Сейчас выясняется, что они там сено не косили и скот не пасли и во многом использовали эти участки только в нерестовый период. Эта информация к нам поступила буквально полтора-два месяца назад", – сказал Максат Елемесов.

"Ранее такой информации у нас не было. Конечно, меня возмущает, что идёт браконьерство, но в то же время я говорю, что это вопрос системного характера, и надо его системно решать", – добавил он.

До поручения президента в Минэкологии о ситуации на озере Маркаколь не знали.

По словам Елемесова, сейчас прорабатывается вопрос об изъятии земель для расширения территории заповедника. Но для этого нужно разработать документацию, провести экологическую экспертизу и общественные слушания.

Ещё позже в ответе на официальный запрос informburo.kz в министерстве уточнили, что участки принадлежат 12 различным людям и организациям: двум ИП – "Муканов" и "Шериязданов", одному ТОО "Нур-Замана" и девяти крестьянским хозяйствам:

  • "Агиеков";
  • "Кызылашы";
  • "Береке Т";
  • "Алмас";
  • "Ушкын";
  • "Азамат";
  • "Марка";
  • "Маркакол-А";
  • "Маймеров".

Названия организаций, за которыми закреплены частные территории, указаны и на сайте заповедника, но список отличается. К примеру, там указаны 10 участков, из которых только один принадлежит Муханову К. М., а остальные являются крестьянскими хозяйствами. Данные об общей площади участков совпадают с информацией министерства – более 11 тысяч га.

Но, по данным акимата Восточно-Казахстанской области, в прибрежной зоне озера Маркаколь владельцев земель всего семь и у них во владении находятся 11 участков (по кадастровым номерам) общей площадью 2,5 тысячи га. Как объяснила руководитель управления земельных отношений ВКО Виктория Барсукова, расхождения в цифрах связаны с неточностью схемы, которая есть в распоряжении Министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК.

"У министерства недостоверная информация. По тем точкам, которые они указали, названия крестьянского хозяйства и фамилия его владельца написаны через запятую – это всё мы отработали и получили вот такую картину. Самая достоверная информация представлена в таблице, по тем точкам, которые нам указало министерство", – сказала Виктория Барсукова.

В министерстве согласились с этим и порекомендовали корреспонденту informburo.kz опираться на цифры, полученные из акимата.

Так, согласно этим данным, все участки предоставлены для ведения крестьянского хозяйства. Шесть из них взяты во "временное возмездное долгосрочное землепользование". Они согласно Земельному кодексу, выдаются гражданам Казахстана на срок от 10 до 49 лет. Ещё пять являются частной собственностью.

Глава областного управления земельных отношений Виктория Барсукова сообщила, что несколько участков ранее уже были возвращены в госсобственность – их владельцами были ТОО "Нур-Замана", Хамитов А.А. и Шериязданов Талгат Слямович.

"На сегодняшний день нет сведений по ним из земельного кадастра. Они аннулированы, и участки возвращены в госсобственность – либо из-за истечения срока аренды, либо в связи с изъятием, но они уже в госфонде", – сказала она.

По её словам, в том, что земля рядом с заповедным озером оказалась в частной собственности, нет ничего незаконного.

"Здесь всё законно. В заповедниках возможно использование земель под сельхозназначение – если есть сенокосные и пастбищные участки. Это допускается в соответствии с Земельным кодексом. Вопрос в другом сейчас – участки фактически не используются", – добавила специалист.

Она отметила, что теперь для того, чтобы вернуть эти земли государству по закону, их нужно признать либо (1) неиспользуемыми по целевому назначению, либо (2) необходимыми для государственных нужд.

В первом случае по статьям 92 и 94 Земельного кодекса РК изъятие производится в судебном порядке по иску районного акимата, то есть собственникам направляется предписание, которое начинает действовать через год и при условии, что за это время землю продолжают использовать не по целевому назначению.

Во втором случае акимату нужно будет доказать, что эти земли действительно крайне необходимы для государства – по статьям 84 и 85 изъятие проводится в исключительных случаях только "при невозможности иного способа удовлетворения этих нужд" и с согласия землепользователя либо по решению суда. Хозяину участка должны будут возместить стоимость либо предоставить равноценный участок.

Оба варианта требуют множества согласований, и по мнению Виктории Барсуковой, процесс изъятия земель и передача их на баланс заповедника может завершиться не раньше, чем через 1,5 года.

"Госнужды мы здесь обоснуем или нет – вопрос… Но вряд ли мы по этому пути пойдём. А в связи с неиспользованием им даётся год, чтобы подтвердить целевое использование земли. Если они его не подтвердят, то будут изыматься в судебном порядке", – подчеркнула руководитель земельного управления акимата ВКО.

Сейчас специалисты проводят сбор информации по использованию земель и по итогам анализа будут принимать решение о порядке передачи частных территорий на берегу озера Маркаколь в госсобственность.

Владельцем самых больших угодий числится Майемеров Турысбек Чериязданович. Почти 700 га земли рядом с озером были ему выданы в 1996 году по решению Маркакольского акимата.

Вторым крупным землевладельцем является Хамитов Кумаркан Сабетканович. Три его участка занимают площадь почти 677 га и оформлены в 2003 и 2006 годах постановлением акимата Курчумского района.

В эти же годы больше 300 га были выданы Хамитову Абылкану Айткалиевичу для КХ "Маркакол-А" (2003 год) и почти 100 га – Муханову Кадирбеку Манаповичу (2006 год). Он владелец крестьянского хозяйства "Берік" и его участок находится в районе бывшего села Верхняя Еловка.

"Изначально я брал этот участок, чтобы заготавливать сено. Хотел там ферму построить, но, потом передумал. Со мной уже разговаривали из земельного управления. Я согласен отказаться, готов в понедельник пойти написать заявление, но только, если мне дадут другой участок", – рассказал Кадирбек Муханов.

Он отметил, что не увлекается рыбалкой, но знает о том, что некоторые владельцы частных земель вокруг озера занимаются браконьерством: "Да, браконьерство есть, это плохо. Я этим не занимался, потому что сам не охотник и не рыбак".

В 2015 году владельцем ещё двух участков 50 га на берегу озера стал Ахметжанов Ермарзы Кадырканович.

На третьем месте – бывший аким Бурановского сельского округа Курчумского района Агиеков Максат Кайрбекович и КХ "Кызылашы". Ему принадлежат два земельных участка в 422 га, на одном из которых и была найдена закопанная в ямы рыба.

Сам Агиеков также владеет двумя ТОО в сфере туризма – "Алтай транзит" и Altay-Tranzit M, зарегистрированными в Семее.

Землю он купил в ноябре 2018 году за 18 млн тенге у Нурпеисовой Сакымжамал Нигметовны – вдовы бывшего владельца этих территорий. Ещё один земельный участок в 250 га женщина продала Буканову Бауржану Тлехановичу в 2013 году для КХ "Алмас".

Как бывший сельский аким нашёл закопанную браконьерами рыбу на своей земле

Максат Агиеков – владелец частной территории на озере Маркаколь – утверждает, что именно он обнаружил ямы с закопанной рыбой на своей территории и первым вызвал сотрудников заповедника для разбирательства.

"Я предприниматель, моё хозяйство занято разведением лошадей и выращиванием подсолнечника. Ещё я хотел начать развивать экотуризм, ездил на озеро Канас в Китай за опытом и потом купил 420 гектаров земли на Маркаколе. Там также хотел развивать мараловодство и пчеловодство. Купил участок в ноябре 2018 года, но так как была зима, то в первый раз я туда приехал 10 июня 2019 года. Осмотрел дома и сам участок. С бывшей хозяйкой мы договорились, что на участке "Дальний стан" она оставит на зимовку пастись скот. Туда тоже съездил – стояла техника и были вещи пастухов", – сказал Максат Агиеков.

19 июня, когда Агиеков был в Алматы, по его словам, ему позвонила женщина, которая назвалась Ляззат, и рассказала, что на его территории закопано пять-шесть тонн рыбы, а полученная икра хранится у хозяйки местного магазина – "её зовут Динара". Она указала место, где закопана рыба: "там есть старый сеновал".

"Я удивился, спросил, откуда она об этом знает, но она попросила поверить ей на слово. Ещё она сказала, что такие же ямы есть на участке "Глухое", возле села Матабай и ещё где-то. В общем, она сказала, что помимо моей территории есть ещё три места, где якобы инспекторы закапывали рыбу", – рассказал бизнесмен.

25 июня мужчина приехал в Урунхайку и первым делом зашёл к хозяйке магазина, у которой купил 1,5 литра икры за 27 тысяч тенге. Покупку товара мужчина снял на камеру мобильного телефона. После чего поехал на участок "Дальний стан", о котором говорила женщина-информатор. Прибыв туда, он сразу же почувствовал специфический запах и раскопал первую яму с рыбой. В общей сложности, по словам Агиекова, он нашёл 150 тушек ускуча "на глубине 40 см" и после этого позвонил начальнику заповедника. Там же он записал ещё одно видео. Обе записи он предоставил в распоряжение нашей редакции.



На видео Максат Агиеков обращается к жителям окрестных сел: "Я нахожусь в трёхстах метрах от озера Маркаколь рядом с участком "Дальний стан". Уважаемые граждане, сейчас я вам покажу ужасные вещи. Инспекторы говорили, что нам не разрешается находиться на территории заповедника. Просили, чтобы в этом году местные жители не ходили на озеро: рыбы стало мало и надо четыре года подождать, чтобы её количество восполнилось. Жители аула согласились, и никто не ходил. Теперь посмотрите на работу, которую сделали четыре инспектора".

"Я позвонил в заповедник и сообщил о ЧП Тимуру (Тимур Айкенов, директор заповедника. – Авт.). Он не поверил, но сказал, что отправит оперотряд. Я ответил: насколько я знаю, это ваших рук дело, поэтому я хочу, чтобы и вы приехали. Я как бы уже начал за себя бояться, вы сами видели: места глухие, если бы пришли те инспекторы, которые этим занимались, то могли что-то со мной сделать. Через 40 минут приехали инспекторы Балуанбек Болысов, Саша Казанцев, Михаил Гущин и сам Тимур", – добавил мужчина.

Информацию о местоположении других ям, о которых ему сообщили, он также передал начальнику заповедника. Вечером того же дня он ещё раз встретился с Тимуром Айкеновым, который сообщил, что случай на участке "Дальний стан" официально оформлен и о факте сообщили в полицию. 27 июня Максат Агиеков уехал из села обратно в Алматы.

"В Алматы у меня были встречи по развитию туристического бизнеса, там есть большое сообщество людей, которым я показал всё, что снял по ситуации на Маркаколе. Они мне сказали, что местные органы спустят это дело на тормозах и предложили, чтобы я видео и фото отдал им, а они отправят это в Астану. Я сказал: давайте подождём месяц, и если результатов не будет, то я всю информацию вам отправлю. Через месяц я звоню Тимуру, и он говорит, что там подозревают двух бывших судимых лиц, которые пасли скот на этой территории. Я понял, что в отношении инспекторов не будет принято никаких мер", – подчеркнул предприниматель.

"Да, я рыбу глушил и икру делал". Пастухи уверяют, что главные браконьеры – инспекторы

Максат Агиеков рассказал, что также встретился с одним из пастухов, который находился на зимовке "Дальний стан" и сейчас подозревается в браконьерстве. Ерасыл Жапабаев пожаловался Агиекову, что арестованные инспекторы перекладывают вину на него.

"Он сказал, что инспекторы делают из него крайнего. Он не отрицает, что его вина есть: "Да, я рыбу глушил и икру делал, но сеть держал Михаил, а рыбу гнал Бауржан. Нас трое было, я свою долю получил", – так он сказал мне. Как я понял, они с двух часов дня до семи вечера сделали 60 литров икры. Бауржан отдал ему 10 литров за работу, а 50 литров завезли в их юрту, где у них был охранный пост. Я посоветовал пойти ему в прокуратуру и рассказать всю правду. Жапабаев потом мне ещё три раза звонил, говорил, что якобы приходили люди Бауржана, избивали его. Мать свидетельница этого", – рассказал мужчина.

Максат Агиеков располагает объяснительными обоих скотников – Жапабаева, который проходит по делу подозреваемым, и Серика Тюмембаева, свидетеля. Он предоставил копии этих объяснительных редакции informburo.kz.



В своём заявлении в прокуратуру Ерасыл Жапабаев рассказал, что ему позвонил знакомый Ерик Омиржанов, который рассказал о том, что устроился скотником на участке "Дальний стан" рядом с озером Маркаколь и работает у некоей женщины по имени Соня. Также он сообщил, что в этом месте есть несколько ручьёв, где весной можно выловить рыбу ради икры, и у него якобы есть "свои люди" в заповеднике.

Через неделю он направился на этот участок, где познакомился с инспекторами Бауржаном и Михаилом. Они жили в юрте рядом с домом скотника. "Если увижу – узнаю их", – пишет в заявлении Жапабаев. На следующий день мужчины прибыли на ручей, где с помощью рыболовной сети загнали рыбу и получили около 60 литров икры.

"Мы поехали на родник в обед где-то к двум часам дня, а вернулись в семь вечера. Нам Миша дал 10 литров икры как долю, а остальные 50 литров он собрал в белый мешок и забрал в юрту", – говорится в заявлении.

На следующий день, говорится далее в заявлении, инспектор Бауржан разрешил Жапабаеву порыбачить на роднике, но с условием, что часть полученной икры будет его долей. В этот раз мужчина, по его словам, собрал семь литров икры, три из них отдал инспектору. Всего за неделю самостоятельной рыбалки он добыл 15 литров икры.

В заключение мужчина просит прокуроров принять меры в отношении Ерика Омиржанова и двух инспекторов – Бауржана и Михаила. И сообщает, что знает о том, что все описанные в заявлении действия являются незаконными.



Серик Тюмембаев в своём заявлении сообщает, что 10 июня ему позвонил его знакомый по имени Ерик, который попросил найти клиента на икру. Серик якобы поговорил с продавцом – Бауржаном Нурпеисовым, который сообщил ему, что продаёт 300 литров икры с озера Маркаколь по 11,5 тысяч тенге за литр.

Тюмембаев сообщает, что 14 июля доложил начальнику заповедника Тимуру Айкенову об услышанном, на что тот якобы ответил: "Зачем ты лезешь не в свой огород, тут есть интересы братьев. Иди в местный РОВД". "Он сказал, что дело начинал Берик Кырыкбаев, и попросил меня не лезть, не искать приключений", – говорится в тексте заявления.

Почему Агиеков не хочет возвращать государству землю на территории заповедника

Максат Агиеков отрицает наличие бытового конфликте между ним и начальником заповедника. Об этом конфликте в своём письме президенту страны написали жители села Урунхайка. В этом письме урунхайцы жаловались главе государства, что напуганы – полицейские больше месяца устраивали допросы и обыски в их домах.

"Обратиться к вам с письмом вынудили обстоятельства, которые сложились в прибрежных сёлах Маркаколя и окрестностях в ходе проверок, которые (…) продолжаются по сей день. Поводом для столь тщательной ревизии послужила информация об организованном браконьерстве на Маркаколе, а также бытовой конфликт владельца частных территорий в окрестностях озера с инспекторами МГПЗ (заповедника. – Авт.) во время нынешнего нереста", – говорится в письме.


Письмо жителей Урунхайки президенту Казахстана

Письмо жителей Урунхайки президенту Казахстана

Агиеков утверждает, что с момента покупки участка он приезжал на Маркаколь всего два раза и, по его мнению, этого слишком мало для того, чтобы появились конфликтные ситуации и мотивы для мести.

"Чтобы был какой-то конфликт интересов, нужно, наверное, какие-то корни пустить, какое-то время там работать. Если я 10 июня туда попал, а 26 июня нашёл ямы – за 16 дней с кем я там мог конфликтовать? Там такие просторы, что человека встретить тяжело, кроме медведей, как там можно за такое время кого-то возненавидеть? Ничего такого не было, я это точно могу сказать", – утверждает Агиеков.

Директор заповедника Тимур Айкенов в интервью informburo.kz людей, живущих на частной территории, называл потенциальными браконьерами, потому что людям на этой земле нечем больше заниматься, кроме как незаконно ловить рыбу. "Сам несколько раз вызывал людей, предупреждал, говорил: "Я не знаю, чем вы тут занимались несколько лет, но хватит. С этого момента прекращайте, уходите". И такие разговоры проводил со всеми, кто проживает вокруг Маркаколя", – говорит Айкенов.

Супруга Бауржана Нурпеисова – одного из подозреваемых инспекторов – тоже написала письмо президенту страны. "Члены настоящего ОПГ всё ещё на свободе, а арестованные егеря – это неугодные люди, которые мешали работе браконьеров", – заявляет она. Охранный пост на частной территории был выставлен по приказу руководства заповедника, утверждает она.

"Мой муж работает в заповеднике с 2015 года, до этого трудился механиком в сельской больнице. Он столько раз ловил этих браконьеров и оформлял их! Но они платили штрафы и как-то оставались на свободе. Когда мужа арестовали, к нему в камеру заходили люди, говорили: "Признайся, сдай своего начальника – и мы тебя отпустим, ты нам не нужен", – утверждает женщина.

Максат Агиеков в свою очередь высказывает предположение, что нынешнее руководство заповедника, возможно, не знало о браконьерстве подчинённых. Он добавил, что после того, как придал огласке ситуацию с браконьерством на озере, к нему начала поступать различная информация от местных жителей. Люди якобы рассказали ему о том, что у инспекторов имеется вторая рация, по которой они предупреждали друг друга о передвижениях начальства по территории заповедника, а икру вывозили ночью и прятали в доме хозяйки магазина.

"Ко мне начала стекаться разная информация, но я думаю, что, возможно, половина – это было вранье, но какое-то зерно правды там есть. Когда-то кого-то штрафовали, уволили из заповедника – такие люди мне звонили. Сами они боялись об этом говорить, а я – как Дон Кихот, и мне начали сливать разную информацию о схемах. В начале июля меня вызывают в полицию, там был генерал по фамилии Баймурзин, и я ему всё рассказал. Фото и видео изъяли, но телефон вернули под расписку о том, что он должен быть до конца следствия при мне, чтобы я его не продал и так далее", – отметил Максат Агиеков.

Бывший сельский аким против того, чтобы частную территорию изымали для расширение земель заповедника. По его словам, владельцы участков – единственные, кто мешает браконьерам в больших количествах добывать икру в нерестовый период.

"За изъятие этих земель голосуют инспектора, они хотят, чтобы выгнали всех оттуда. Почему? Потому что они мешают им спокойно делать икру. Тимур Айкенов говорит, что у них по два-три протокола по рыбе оформляется (в интервью informburo.kz Айкенов рассказывал, что с начала года во время весеннего рейда начато 24 административных и уголовных дела, семь из них по рыбе. – Авт.). Вы можете у Тимура спросить, но я уверен, что по этим делам они даже больше 100 килограммов не наберут за год. А тут только Нурпеисов и Гущин загубили около пяти тысяч рыб – это пять тонн, 600 литров икры, из которых только 90 были изъяты у хозяйки магазина. Понимаете соотношение? Получается мы (владельцы частных территорий. – Авт.) мешаем им делать их сорные дела", – утверждает Агиеков.

Жители Урунхайки узаконят свои дома, но перепродажу рыбы им хотят запретить

10 сентября 2019 года участок земли в 59,6 га, на котором находится село Урунхайка, был выведен из категории земель лесного фонда постановлением Правительства РК. Это значит, что в населённом пункте больше не запрещено строительство новых зданий и появилась возможность для реализации инфраструктурных и социальных проектов. Сейчас документ проходит процедуру регистрации в Министерстве юстиции.

Как сообщили в акимате Восточно-Казахстанской области, начиная с 2015 года, чтобы решить этот земельный вопрос, власти региона направили пять писем на имя премьер-министра и ещё 10 – в адрес Министерства сельского хозяйства и другие госорганы.

"Принятие данного документа позволит решить не только вопросы, связанные с созданием необходимой социальной инфраструктуры для населения села, но и решить жителям вопросы имущественного характера. Для строительства новой школы имеется проектно-сметная документация. После подписания соответствующего постановления Правительства будут приняты все необходимые меры по созданию благоприятных условий для жителей села, в том числе по строительству школы", – говорится в официальном ответе акимата ВКО на запрос Informburo.kz.

Запретить перепродажу рыбы местному населению планируют в Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов РК. По мнению главы ведомства, это позволит пресечь незаконный вылов большого количества рыбных ресурсов из озера. Магзум Мирзагалиев отметил, что этот вопрос он обсуждал с представителями Генеральной прокуратуры.

"Действительно местным жителям разрешается ловить рыбу для собственного потребления в пределах определённого лимита в несколько килограммов. Однако есть факты злоупотребления. Поэтому для того, чтобы поставить этому какие-то ограничения, необходимо ввести изменения в законодательство. Это нами будет сделано", – сообщил министр.

"Так, будет запрещена перепродажа ускуча. И мы должны совместно с другими проверяющими органами убедиться в том, что эта рыба действительно ловится для собственного потребления", – сказал Магзум Мирзагалиев.

В ответе на запрос Informburo.kz в министерстве сообщили, что после введения запрета нарушителей будут штрафовать на 25 МРП (63 125 тенге) по статье 196 КоАП РК – за несанкционированную продажу. Оформлять такие правонарушения и накладывать взыскания имеют право только сотрудники органов внутренних дел и департамента государственных доходов.

Будет сокращено количество мест, где местные жители могут ловить рыбу, – с четырёх до одного участка. По информации министерства, с 2010 по 2016 год лимит составлял более 40 тонн. За последние три года – чуть более 20 тонн. Но сейчас фактически из озера по лицензиям разрешено вылавливать в общей сложности до 10 тонн рыбы.

Также рассматривается вопрос включения большого баклана в список регулируемого вида животных и птиц, которые наносят ущерб флоре, фауне и ихтиофауне Маркакольского заповедника.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter