В Алматы прошли общественные слушания по проекту Кодекса о здоровье нации. Документ уже прошёл процедуру согласования с госорганами. Было несколько публичных обсуждений с экспертами. Поступившие предложения проанализировали и внесли в текст проекта. Сейчас кодекс находится на рассмотрении в Мажилисе.

Как прошли слушания, какие новеллы кодекса предлагает Минздрав и что по этому поводу думает общественность – в материале Informburo.kz.

Что предлагают изменить

В Кодексе о здоровье народа и системе здравоохранения шесть основных направлений.

Первое – общественное здоровье. Разработчики предлагают:

  • ввести информированное добровольное согласие или отказ от диагностических, профилактических и лечебных услуг (за исключением хирургического вмешательства) для детей в возрасте от 16 до 18 лет;
  • обязать граждан учиться навыкам оказания первой помощи;
  • обязать работодателей создавать условия для прохождения работниками скрининговых исследований, в том числе отпускать их для этого с работы, сохраняя должность и оклад;
  • запретить непривитым детям посещать детские сады;
  • запретить выкладывать табачную продукцию в магазинах;
  • функции по охране здоровья населения закрепить за центральными госорганами;
  • развивать дошкольную и школьную медицину.

Второе – медицинская помощь. Минздрав предлагает разделить её на три уровня:

  • первичная медико-санитарная помощь;
  • помощь профильных специалистов;
  • помощь профильных специалистов с применением высокотехнологичных медицинских услуг.

Третье – образование и наука в области здравоохранения. Основные предложения:

  • внедрить международные стандарты подготовки медработников;
  • предоставить автономию организациям высшего и послевузовского медицинского образования.
  • ввести солидарную ответственность за качество подготовки медработников;
  • регламентировать деятельность субъектов научной деятельности и определить требования к биомедицинским исследованиям.

Четвёртое – фармацевтическая деятельность:

  • систематизировать нормы в этой сфере;
  • внедрить сооплату за лекарства на добровольной основе;
  • ввести фармацевтический инспекторат и должность фарминспектора для контроля за соблюдением норм закона.

Пятое – кадровая политика:

  • повысить статус медицинского работника;
  • изменить параметры сертификации медработников с учётом непрерывного профессионального развития;
  • вести нормы повышения квалификации за счёт работодателя или бюджета;
  • изменить нормы оплаты труда и мотивации;
  • ввести ответственность за воспрепятствование законной деятельности медицинских и фармацевтических работников;
  • дать медработникам приоритетное право на бюджетную соцподдержку;
  • ввести страхование профессиональной ответственности за причинение вреда жизни и здоровью пациента.

Шестое – цифровое здравоохранение:

  • регламентировать наличие в больницах медицинских информационных систем и их интеграцию с аналогичными системами Минздрава;
  • конкретизировать порядок использования персональных и деперсонифицированных медицинских данных и определить ответственность для медработников за их корректный ввод в базу.

В Казахстане разрешат вывоз органов и тканей за пределы страны

Однако обсудить все предполагаемые нововведения на этом слушании не удалось – пришлось сконцентрироваться на тех, что будоражат общественность больше всего. Главным вопросом оказалась трансплантология: люди переживают, что после смерти их внутренние органы будут продавать иностранцам.

В проекте кодекса предусмотрена целая глава о ввозе/вывозе органов и тканей. Заместитель председателя правления Национального научного центра хирургии имени Сызганова Улугбек Медеубеков заметил, что прежде не было случаев вывоза органов казахстанцев для операций за рубежом.

"Эта норма внесена в проект для оказания помощи нашим согражданам, которые находятся в командировках, проживают или работают за рубежом, у них там есть родственники. Это нужно в редких и исключительных случаях, когда пациент может оказаться не транспортабельным. В таких случаях государство не может оставить их без помощи. Норма необходима, чтобы оказать помощь нашим соотечественникам и обеспечить реализацию их прав на медицинскую помощь", – пояснил Улугбек Медеубеков.


Читайте также: Какие проблемы в трансплантологии вскрыло дело врача о незаконной пересадке органов


На вопрос из зала о том, поступали ли от казахстанцев подобные заявки, г-н Медеубеков ответил отрицательно.

Участник слушаний, представившийся Станиславом Витальевичем, предложил поднять вопрос наследования внутренних органов. По его мнению, тело и отдельные его части – собственность каждого человека. Поэтому решение о том, что будет с органами после его смерти, должен принимать их владелец.

"Сейчас, получается, это воровство – человек лишается своих органов, своей собственности. Органы бесплатно достаются медикам, которые их изымают. Это неправильно. Я считаю, что не должно быть презумпции согласия на лишение органов. Должна быть презумпция оставления органов у человека, если он сам специально не разрешит их продавать, изымать. Пусть он идёт к нотариусу и пишет, что он оставляет органы такому-то человеку и оценивает их в такую-то сумму", – считает Станислав Витальевич.

В ответ на это предложение вице-министр здравоохранения Ляззат Актаева напомнила, что согласно действующему законодательству купля-продажа органов, их частей и тканей запрещена. А значит, речи о каких-либо компенсациях идти не может – донорство должно быть на безвозмездной основе. Кроме того, разработчики обещают регламентировать ответственность за рекламу продажи органов.

Детского донорства не будет

Ещё один важный вопрос в разделе трансплантологии – презумпция согласия на донорство. Эта норма действует с 2009 года. После принятия новой редакции предполагается, что каждый гражданин по-прежнему автоматически соглашается быть донором, если не оформляет при жизни отказ.

"У нас психология такая, что мы не думаем о том, что попадём завтра в какой-то несчастный случай. Мы понимаем, что донорство – это важно, нужно это пропагандировать и объяснять людям. Но народ не доверяет нашему здравоохранению, боится, и чаще всего необоснованно. Поэтому я думаю, что стоит оставить норму о том, что если хочешь быть донором, нужно прижизненное согласие", – высказалась директор Фонда диабетического просвещения Наталья Тукалевская.

Заявить о своём нежелании быть посмертным донором может любой гражданин, а также его близкие родственники. Соответствующая отметка автоматически появится в электронной базе.


Читайте также: Минздрав оцифровал данные 17,3 млн казахстанцев. Что даёт электронный паспорт здоровья?


Согласно новой редакции кодекса, неопознанные лица, а также недееспособные и несовершеннолетние, не смогут быть донорами.

Термин "смерть мозга" не предусмотрели в проекте нового кодекса

На слушаниях присутствовала Ольга Максутова – реципиент почки. Операцию она ждала полтора года. В своей эмоциональной речи девушка попросила защитить врачей:

"Не думайте, что наши хирурги режут всех направо и налево и изымают органы. У нас за прошлый год было произведено всего две операции от доноров, у которых произошла смерть мозга. Трансплантологию нужно развивать, и я за презумпцию согласия. Но считаю, что на законодательном уровне надо защитить хирургов, чтобы к ним не было претензий со стороны родственников".

Девушку поддержала и президент Национальной медицинской ассоциации Айжан Садыкова. Медик считает, что необходимо оставить презумпцию согласия, а для желающих стать донором – ввести специальный штрих-код в удостоверяющие личность документы. Это поможет снять многие вопросы по защите медицинских работников.

"Если человек при жизни дал согласие, врача никогда не обвинят в том, что он преступник. Но тут ещё важен вопрос по смерти мозга. Если у судмедэксперта спросить, является ли человек живым при смерти мозга, он ответит: "Да, он ещё не умер". Тогда это уже эвтаназия, это нанесение тяжкого вреда с летальным исходом. И опять пострадают врачи. Они сегодня боятся заниматься трансплантацией, потому что могут оказаться крайними при возбуждении уголовного дела", – сказала Айжан Садыкова.

Чтобы этого не случилось, по мнению Садыковой, нужно широко информировать население о возможности спасти чью-то жизнь. А ещё ввести государственную социальную поддержку тем, кто отдаёт свои органы. Тогда, возможно, люди охотнее будут соглашаться быть донорами.


Читайте также: "Люди боятся быть донорами – такой менталитет". Истории детей, которым пересадили органы


Но прежде всего нужно внимательно отнестись к тексту самого законопроекта, считает детский невропатолог Каиргали Конеев. Помимо неувязки с эвтаназией мужчина нашёл множество других ошибок. Например, определение смерти мозга из кодекса слово в слово повторяет определение из Википедии. А проблема гораздо глубже.

"У нас, если один и тот же пациент пойдёт к 10 разным врачам, у него будет 10 разных диагнозов. Но если он поедет в Берлин, Нью-Йорк или Куала-Лумпур, у него везде будет один и тот же диагноз. В нашей стране не внедряются принципы доказательной медицины, потому что они невыгодны нынешнему министерству и мешают усиливать государственную монополию в сфере здравоохранения. Кодекс совершенно сырой, и его принятие будет преступлением против народа Казахстана", – сказал Каиргали Конеев.

По окончании обсуждений разработчики кодекса предложили всем выступавшим в письменном виде изложить свои предложения и замечания, пообещав внимательно их изучить.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter