Какой ядерный реактор нужен Казахстану

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Почему уголь, газ или ВИЭ не могут решить проблемы энергодефицита юга Казахстана.

В сенате парламента 17 февраля вице-министр энергетики Жандос Нурмаганбетов пообещал, что решение о строительстве АЭС в Казахстане будет принято уже в этом году.

Чуть раньше, 8 февраля, проблемы дефицита энергии и энергетической безопасности поднял в своем выступлении на расширенном заседании правительства и президент республики Касым-Жомарт Токаев:

"Нам позарез нужна электроэнергия, причём атомная чистая электроэнергия", – подчеркнул он.

Почему в Казахстане в вопросах наращивания производства электрической энергии делают ставку на атом, выяснял корреспондент Informburo.kz.

Почему не уголь, газ или ВИЭ?

Около 80% генерации электрической энергии в Казахстане приходится сегодня на ТЭЦ и ГРЭС, которые работают на угольном топливе. При современных темпах производства и потребления республике разведанных запасов угольных месторождений хватит ещё лет на 300. Но эксперты не видят перспектив в развитии этого сектора энергетики.

Генеральный директор Союза инженеров-энергетиков Марат Дулкаиров напомнил о высокой степени износа действующих электростанций республики. По его словам, степень износа достигает 55-60%, что критично для отрасли.

"Для строительства новых электростанций на угле требуются инвесторы, но таковых нет и не будет. Ни один здравомыслящий человек сегодня не вложит свои деньги в строительство угольной генерации", – подчеркнул эксперт.

Дело в том, что уже со следующего, 2023 года европейские страны вводят трансграничный углеродный налог. Им будут облагать товары, при производстве которых производилась эмиссия углекислого газа. Если Казахстан не начнёт уменьшать объёмы производства энергии на угле, то товары казахстанского производства в скором времени станут неконкурентными на внешних рынках.

Эксперт назвал ещё одну причину, почему угольные электростанции скоро уйдут с рынка. В недавнем прошлом крупнейший мировой производитель оборудования для тепловых электростанций – Китай – перестал это самое оборудование выпускать. Поэтому вопрос модернизации действующих и строительства новых энергообъектов, работающих на угле, снят с мировой повестки дня.

Марат Дулкаиров объяснил также, почему республике не стоит рассчитывать на газовые генерации. Дело в том, что около 80% месторождений попутного газа проданы иностранным компаниям.

"Конечно, право первой ночи у Казахстана есть, – сказал эксперт. – Мы можем газ забирать, очищать и запускать в газопроводы. Но этого газа недостаточно. За 30 лет независимости новых месторождений не появилось, ни одного мы не открыли и не разработали. Дай бог, чтобы существующих объёмов добываемого газа хватило на алматинские ТЭЦ, которые давно собираются переводить на газ. Ещё есть станции в Туркестанской и Кызылординской области. Итого семь теплоцентралей, которые будут работать на газе".

По данным Дулкаирова, около 20 лет простаивает и Жамбылская ГРЭС, которую не могут обеспечить газом: "Обидно, что в одном министерстве не могут договориться газовики и энергетики о подаче газа на Жамбылскую ГРЭС. Мы много говорим, что юг Казахстана – энергодефицитный, а сами не можем доставить газ и запустить все шесть блоков станции".

На протяжении 20 лет Казахстан создаёт льготные условия для желающих наращивать "зелёные" энергомощности. Но на рынок новые игроки заходить не торопятся, казахстанские возобновляемые источники энергии (ВИЭ) производят суммарно 1700 мВт установленной мощности. Это 3,8% от общего объёма производства энергии в РК. К тому же эффективность солнечных электростанций на уровне 12-16%.

"К примеру, установили солнечные батареи на 100 мегаватт, получили максимально 16 мВт, – объяснил энергетик. – У ветровых электростанций эффективность чуть выше – до 30%".

Новая базовая генерация, о которой идет речь, согласно отраслевым регламентам, должна обеспечивать надёжное, стабильное и бесперебойное энергоснабжение. Возобновляемые источники этого не могут. От них нельзя добиться ни надёжности, ни стабильности, ни предсказуемости.

"Развивать "зелёные" технологии на нынешнем этапе – это баловство. Никаких мощностей серьёзных мы не нарастим в короткие сроки. Абсолютное большинство коллег меня поддержат, – сказал в интервью Informburo.kz Марат Дулкаиров. – Мы не возражаем: развивайте ВИЭ. Мы все хотим дышать чистым воздухом, но альтернативы у проекта по строительству АЭС для развития энергетики и наращивания мощностей сегодня нет. Задул свежий ветер – надеюсь, нас услышат и руководство страны повернётся в сторону электроэнергетики".

К истории вопроса

На территории бывших советских республик действующие атомные станции есть только у России, Украины и Беларуси, выведены из эксплуатации в Литве и Армении. Так, на 11 российских АЭС эксплуатируются 37 блоков суммарной установленной мощностью 29,5 ГВт. В 2021 году Узбекистан принял решение о строительстве АЭС.

Вопрос строительства атомной электростанции и в Казахстане за годы независимости поднимался неоднократно, но пока так и не решился.

По словам генерального директора ТОО "Казахстанские атомные электростанции" Тимура Жантикина, в конце 90-х были выполнено ТЭО для атомной станции на площадке Южно-Казахстанской ГРЭС (возле посёлка Улкен в Южно-Казахстанской области, ныне – Алматинская область. – Ред.), прошли общественные слушания. Предполагалось строительство на Балхаше двух блоков по 640 мВт каждый. Оставалось только принять постановление правительства о выделении земли и строительстве объекта. Но проект так и остался на бумаге.


Читайте также: Казатомпром представил план по производству и продажам урана на 2022 год


Аналогичная ситуация произошла в начале 2000-х, когда предлагалось построить двухблочный вариант – по 300 мВт каждый – на площадке Мангистауского энергокомбината.

Наконец, в 2014 году вышло распоряжение премьер-министра об утверждении плана мероприятий по развитию атомной энергетики. Предусматривалось и создание компании в структуре фонда "Самрук-Казына". Тогда же специалистам новой компании предложили сделать два ТЭО для строительства атомной станции – на востоке и юге Казахстана.

"ТЭО делается для конкретного проекта станции, но этот проект нам никто не дал. Сказали: сделайте что-нибудь общее. Поэтому мы подготовили только маркетинговый раздел, проанализировали мировой рынок, как это может быть встроено в Казахстан, провели работы по анализу пригодности двух районов для строительства атомного энергетического объекта. Руководствовались документами МАГАТЭ – международного агентства по атомной энергии", – рассказал Тимур Жантикин.

Оба района, по словам специалиста, оказались пригодны для строительства АЭС. Далее последовало задание от правительства – провести экспертизу. Конкурс на её проведение выиграл японский консорциум. Японские эксперты посмотрели, что и как считали в казахстанской компании, оценили результаты – и подтвердили правильность подходов и результатов.

В 2019 году специалисты ТОО "Казахстанские атомные электростанции" собрали предложения ведущих вендоров технологий, представленных на мировом рынке. Свои технологии и проекты предложили Россия, Китай, Южная Корея, Франция. Ещё два перспективных проекта предложили компании США.

"Китайцы очень серьёзно вкладываются в развитие атомной энергетики в своей стране, в экспорт технологий, – сообщил эксперт. – Они нам предложили два проекта – один реактор 600-мегаваттный. Другой тысячник. Они свои тысячники уже давно экспортируют, второй блок строят в Пакистане, недавно подписали соглашение с Аргентиной о строительстве третьего блока атомной электростанции".

Детальные данные по проектам Жантикин сообщить не смог, поскольку с зарубежными компаниями подписаны соответствующие соглашения о неразглашении.

"Могу только сказать, что для первой АЭС мы рассматриваем реакторы, которые давно опробованы на рынке. Диапазон их мощностей – 1000-1400 мВт. Во Франции, как вы знаете, свыше 70% энергии генерируют АЭС. Поэтому они работают в маневренном режиме. Больше 30 лет опыт эксплуатации атомных станций", – сказал он.

О кадрах, стоимости и безопасности атомных технологий

Специалисты, которые выполняли ТЭО балхашского проекта, назвали срок эксплуатации АЭС – 60 лет с возможностью пролонгации ещё на 20-летие.

В операционных расходах стоимость топлива не превышает 7%. Это сравнимо с показателями расходов тепловых станций, в некоторых случаях компании называли даже более низкие цифры, сообщили в ТОО "Казахстанские атомные электростанции".

С кадрами для появления новой отрасли в казахстанской энергетике проблем не будет, уверены специалисты. На востоке Казахстана, в городе Курчатов, работает Национальный ядерный центр, на юге, под Алматы, действует Институт ядерной физики. В последнем, по информации самого научного учреждения, действует исследовательский ядерный реактор.

Много внимания при оценке проектов по строительству АЭС специалисты уделяют безопасности атомных технологий. По данным Тимура Жантикина, первое поколение реакторов, появившиеся в 50-е годы прошлого столетия, показало возможность использования атомной реакции для выработки электроэнергии. Второе поколение реакторов уже было коммерциализировано, ими были оснащены первые АЭС, в том числе – и Чернобыльская (ныне – территория Украины. – Ред.). В настоящее время на рынке представлены реакторы третьего поколения повышенной безопасности. Казахстан рассматривает поколение 3+, где уровень безопасности ещё более высок, вероятность серьёзной аварии оценивается в 10-7, или одна за 10 миллионов лет, сообщил Жантикин.

"В основном поставщики оборудования и технологий для АЭС предлагают брать топливо у них. Это мы настаиваем, чтобы нам передали технологию. Чтобы у нас, с одной стороны, была независимость, с другой, возможность загрузить казахстанского производителя, крупнейшего в мире по добыче урана, – национальную компанию "Казатомпром" – заказами", – сообщил руководитель ТОО "Казахстанские атомные электростанции".

По его информации, кроме "Росатома" все зарубежные поставщики согласны передать Казахстану технологии строительства АЭС. Предварительно, отработанное топливо (его перезагрузка в реакторах происходит один раз в год-полтора) предполагается хоронить в специальных контейнерах в Курчатове или в шахтах глубокого залегания в Жезказгане.

В настоящее время экспертное сообщество обсуждает возможность строительства в Казахстане двух ядерных реакторов по 1000 мВт каждый. Именно во столько оценивается объём энергодефицита южных регионов республики. Если решение о строительстве АЭС будет принято в 2022 году, то потребуется не менее 10 лет на то, что построить и запустить новые генерирующие мощности, решить на долгие годы проблемы энергодефицита в стране.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров