В 2017 году Ассоциация социальных работников, инвалидов и волонтёров (АСРИВ) провела исследование пациентов Центра оказания специальных социальных услуг №1 Алматы. Группа психологов пришла к выводу, что треть постояльцев (230 из 708) могут жить в сопровождении или самостоятельно вне стен учреждения. В городе открыли дом самостоятельного проживания для людей с ментальными нарушениями. Филиал психоневрологического интерната стал пилотным проектом в Казахстане.

Как в доме самостоятельного проживания живут и работают люди с ментальными нарушениями – в репортаже Informburo.kz.

Коттедж самостоятельного проживания для людей с ментальными нарушениями

Акимат Алматы передал ассоциации конфискованный за долги коттедж. Психологи АСРИВ отобрали 20 пациентов Центра оказания соцуслуг. Позже троих, не привыкших убирать в комнате и мыть посуду, вернули в интернат. Остальные учились бытовым навыкам.


Первый в Казахстане дом самостоятельного проживания

Первый в Казахстане дом самостоятельного проживания / Фото Алмаза Толеке

"Дом рассчитан на 20 человек, но сейчас живут 17. Дееспособные через центры занятости официально трудоустроились. Недееспособные помогают в швейном цеху. За помощь они получают стипендию", – рассказала директор Центра оказания специальных социальных услуг №1 и руководитель проекта Данипа Искакова.


Жильцы работают в швейном цехе

Жильцы работают в швейном цехе / Фото Алмаза Толеке

Кроме заведующего днём в доме находятся два соцработника, ночью дежурят студенты-практиканты из медуниверситета.

Здесь проживают пятеро мужчин и 12 женщин. 70% их пособий по инвалидности идут на содержание дома или интерната, 30% (около 14 тысяч тенге) дееспособные тратят на личные нужды, недееспособные – накапливают на счету, который контролирует опекун. Зачастую это директор интерната.

Завтрак, обед и ужин для всех готовят сами жильцы.


Жильцы дома самостоятельно готовят еду

Выросший в интернате Розак с детства увлекался приготовлением еды / Фото Алмаза Толеке

Часто у плиты стоит постоялец Розак, который с детства любит готовить. Врачи у него диагностировали умственную отсталость.

"Я только устроилась работать в интернат, прихожу, а он мне из окна кричит: "Это вы наш новый директор? У вас сегодня каша была невкусная! И котлеты тоже". Когда он переехал в этот дом, я ему сказала: "Теперь сам готовь, что тебе нравится". Розак ещё в интернате выращивал и продавал цветы в горшках. На заработанные 50 тысяч тенге купил планшет. Теперь в интернете ищет рецепты новых блюд и смотрит мастер-классы", – вспоминает Данипа Искакова.

Розак мечтает стать поваром.

"Мне когда-то приснилось, что я буду готовить еду в большом доме. И вот сон сбылся. Хочу получить степень повара 5-го разряда", – поделился Розак.

Пять человек, которых не лишили дееспособности, работают дворниками и в прачечной.

Жители дома готовятся к свадьбе

50-летний Константин (диагноз "шизофрения") и 45-летняя Найля (диагноз "олигофрения") познакомились ещё до интерната. В апреле они готовятся отпраздновать свадьбу. Тогда Константину ещё не вернули дееспособность, поэтому потребовалось согласие их родственников. Руководство дома поставило пару в очередь на получение жилья в акимате Алматы. Пока же будущие молодожёны живут в выделенной им комнате отдыха.


Костя и Найля большую часть времени проводят вместе

Костя и Найля большую часть времени проводят вместе / Фото Алмаза Толеке

"В 2006 году меня после больницы перевели в интернат. Нас поставили с Костей в столовой работать. Здесь и стали общаться. Когда открылся дом самостоятельного проживания, я Косте предложила тоже уйти. Он вначале не захотел, говорил: "Останусь здесь". Но я уговорила, сказала: "Я без тебя не пойду", – рассказала Найля.


Спустя 27 лет Найля и Костя готовятся к свадьбе

Спустя 27 лет Найля и Костя готовятся к свадьбе / Фото Алмаза Толеке

"Еще с 90-х годов её знаю. В столовой интерната вместе работали, а потом здесь уже встретил. Она заботливая, внимательная. Я простыл сильно, а она приходила несколько раз, лекарства мне приносила. В общем, люблю её", – рассказал Константин.

В свободное от работы время постояльцы дома ходят в кино, театр и гуляют по городу.


В свободное от работы время жильцы занимаются спортом

В свободное от работы время жильцы могут заниматься спортом / Фото Алмаза Толеке

"Мы стали другими. Когда я жила в интернате, редко была за забором. У нас был комплекс, мы не знали, как будем жить. Зато сейчас мы всё делаем сами: и в магазин ходим, и в банке зарплату сами получаем. Почувствовали себя нормальными здоровыми людьми. У нас цель и перспектива появилась в жизни. Работаю в государственной прачечной машинисткой стирального белья. Я дееспособна", – рассказала бывшая пациентка интерната Екатерина Воронина.

Для людей с ментальными нарушениями акимат снял квартиры

Социализировать людей с ментальными нарушениями пытается и психоаналитическая ассоциация. В 2015 году ОО на зарубежные и государственные гранты создало первое в Казахстане тренинг-кафе, в котором люди с ментальными нарушениями готовят еду и работают на кухне.


Читайте также: Как люди с психическими отклонениями возвращаются в общество с помощью работы


Вечером после работы они возвращались в интернат. Это и мешало добиться лечебного эффекта от вовлечения молодых людей в социум. Тогда ассоциация запустила проект по самостоятельному проживанию людей с ментальными нарушениями. В четырёх арендованных акиматом Алматы квартирах они живут или по одному, или группой вместе с сопровождающим сотрудником.

"В проекте участвуют 15 недееспособных и 5 дееспособных ребят. Деньги на аренду квартир выделили власти. Через 2-3 года семь человек могут покинуть проект", – рассказала психолог ОО "Психоаналитическая ассоциация" Гульжан Амангельдинова.

Квартиранты – пациенты с диагнозами "шизофрения" и "биполярные расстройства". Две девушки работают помощниками шеф-поваров, остальные или моют посуду, или убирают помещения. В день они получают 1 000 тенге.

Два человека уже получили 5-й разряд повара.

"Нужно понимать, что они никогда не работали. Наша система, к сожалению, сама порождает иждивенчество. И они понимают, что если они работают больше, то и больше зарабатывают", – отметила Гульжан Амангельдинова.

Случаев возвращения бывших пациентов обратно в интернат не было. Но были сложности на работе. Например, у 32-летнего Виктора проблемы с речью и слухом. Из-за того, что его не понимают и иногда повышают голос в кафе, он может уйти домой. В таких случаях дежурные психологи отпускают его домой. Через 2-3 часа соцработники звонят и предлагают вернуться на работу.


Участники проекта в кафе

Участники проекта в кафе / ОО "Психоаналитическая ассоциация"

В этом году проект должна покинуть 42-летняя Сауле. За 2 года она дослужилась от уборщика до помощника шеф-повара. Сейчас специалисты пробуют в суде вернуть ей дееспособность. Через пару лет ещё два человека, которые показывают хорошие результаты, будут жить самостоятельно.

ОО "Психоаналитическая ассоциация" ведёт похожий проект в Актау. Скоро проект по самостоятельному проживанию откроется в Астане.

Вернуть дееспособность нелегко

Сегодня в Казахстане с психическими расстройствами живут 188 667 человек. 5 883 находятся в закрытых психиатрических учреждениях. На содержание одного из них бюджет платит 4 079 тенге в сутки. Для сравнения: в доме самостоятельного проживания – 2 087 тенге.

Треть пациентов с ментальными нарушениями не только могут самостоятельно жить и работать, но и должны зарабатывать себе на жизнь. Но проблема заключается в том, что из-за признанной судом недееспособности такие люди не имеют права работать, получать пособия, учиться, вступать в брак и голосовать на выборах. Только с разрешения опекуна. Вернуть им дееспособность трудно.


Читайте также: "У нас считают, что шизофрения заразна". Как живут казахстанцы с психическими расстройствами


Хуже обстоят дела с адаптацией детей. Младенцев, родившихся с ментальными нарушениями, либо оставляют в специальных детдомах, либо сдают в интернаты. Но не у каждого из них тяжёлые стадии заболевания. Многим ставят диагноз "шизофрения", но они способны к обучению и интеллект у них сохранён. Оказавшись в закрытом интернате, не общаясь с обычными людьми, дети постепенно деградируют.

"По каким-то причинам им вынесли вердикт "необучаем" и после этого ими больше не занимались. Главное, что одет, накормлен. Когда им исполняется 18 лет, их переводят во взрослый интернат. А в зрелом возрасте гораздо сложнее обучать – мозг сформирован. Процентов 30 из них можно было обучить жизненным навыкам с детства. Плюс содержание таких людей обходится недёшево государству. Даже тяжело лежачих можно обучить сидеть", – уверен президент ОО "Психоаналитическая ассоциация" Бакытжан Худияров.

В стране сохраняется дискриминационный режим опеки над людьми с ментальными нарушениями. По мнению международной организации по правам человека Amnesty International, Казахстану нужен новый правовой режим, который позволит лицам с психосоциальной и интеллектуальной инвалидностью пользоваться своими правами наравне с другими членами общества. В первую очередь изменения должны коснуться механизма признания человека недееспособным.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter