Часть 1 | Часть 2 | Часть 4

На стремительно лопающемся вдоль и поперёк алматинском "прилавке" расположен Международный комплекс трамплинов (МКЛТ) "Сұңқар" – один из главных объектов Универсиады-2017. До сегодняшнего дня во многих отчётах и рапортах регулярно сообщалось, что готовность комплекса и других объектов Универсиады мониторится сонмом чиновников. Однако ни один из них – кроме, разумеется, спасателей – своей озабоченности оползнями на трамплине не высказывал.

Весной 2016 года ГУ "Казселезащита" опубликовала малоприятное предупреждение: "В связи с продолжительными и значительными сильными осадками наблюдается массовый сход оползней в результате чрезмерного переувлажнения почвогрунтов и подрезки склонов под строительство домов и автодорог в горных районах г. Алматы и Алматинской области". В МЧС уточнили, что 18 мая 2016 года в 16:30 в Бостандыкском районе (в южной части трамплина) в садоводческом обществе "Дружба" сошёл оползень на дорогу местного значения. Проезд перекрыт. МКЛТ "Сункар" рекомендовано незамедлительно принять необходимые меры по недопущению ЧС. Весь комплекс переувлажнён, представляет реальную угрозу частным домам, расположенным около трамплина.

На сетевой страничке спасателей есть и фото оползня на холме, где расположен трамплин – земляные многотонные массы подбираются к особнякам. Две последние иллюстрации внизу – как раз оттуда, с трамплина. Удивительным образом "реальная угроза" существует для частных домов около трамплина, но про угрозу непосредственно для многотонной конструкции МКЛТ "Сұңқар" нет ни слова.


Трамплин под угрозой оползня

Фото Руслана Минулина

Жителям окрестных домов спасатели разнесли персональные уведомления о том, что их дома находятся теперь в опасной зоне, хотя они были построены в соответствии со всеми требованиями государства и официально приняты в эксплуатацию. Весьма символично, что ни извинений, ни компенсаций им не предлагают.


Сергей Куратов

Фото Наталии Медведевой
Сергей Куратов

Специально для Informburo.kz опубликованную в двух частях историю разрушения рекреационной зоны Алматы прокомментировал председатель экологического общества "Зелёное спасение" Сергей Куратов.

Он напомнил, что перед началом строительства лыжной трассы здесь, на бывшем глиняном карьере (тут добывали сырьё для кирпичных заводов), проект должен был пройти процедуру согласования. Процедура включает в себя оценку воздействия на окружающую среду, общественные слушания и государственную экологическую экспертизу.

"Судя по вашим фотографиям, боюсь, что все эти стадии согласования проекта не проводились должным образом, – считает Сергей Куратов. – Валят, вырубают зелёные насаждения, налево-направо срезают склоны.

Трамплин расположен в предгорьях, на так называемых прилавках. Они сформированы из лёссовых пород, которые образовывались за счёт длительных процессов переноса мелких частиц пыли. Это не скальные породы, не твёрдые граниты. То, что вы увидели, – это естественные свойства данных грунтов. Зелёный покров, зелёная масса, которая была на этих холмах, сдерживала эрозию почвы. Поэтому эти территории раньше или не осваивались вообще, или на них сажали сады. Сады – это деревья, это кустарники, это много травы. Склоны можно было использовать в хозяйственном отношении: сады приносили урожай. За счёт этого эрозия была незначительной, не представляла большой опасности для горожан".

По словам эксперта, большинство обвалов, оползней, провалов происходит в предгорьях, потому что лёссовые породы легко разрушаются под воздействием ветра, ливней, талых вод. Именно поэтому здесь в советский период практически ничего не строили. Советские инженеры прекрасно понимали, что строить на этих неустойчивых грунтах очень дорого и опасно.

Сергей Георгиевич в качестве доказательства привёл оползни на Кок-Тюбе: они происходили и в советский период, и позже. Так что времени сделать соответствующие выводы было предостаточно. В районе Талгара под оползнем несколько лет тому назад погибли люди. Эксперт предполагает, что талгарский оползень произошёл от того, что на "прилавках" вырубили почти все сады и дикую растительность. Оползни происходили во многих ущельях, неся людям гибель и разрушения. Эти глубокие промоины, куда и корова, и КамАЗ провалятся, эколог встречал в районе посёлка Фабричный, где при строительстве дороги были вырублены зелёные насаждения. Это он объясняет тем, что почвы неустойчивые. Словно сахар, они растворяются от сильных дождей.

Для горожан, страдающих летом от недостатка свежего воздуха в асфальтобетонном мегаполисе, уничтожение зелёного покрова на "прилавке" может привести к снижению количества кислорода, который производился растительностью. Это ухудшит экологическую ситуацию. Г-н Куратов напомнил, что даже маленький островок зелёных насаждений посреди мегаполиса снижает температуру на несколько градусов, создаёт маленькую благоприятную зону.

В 2006 году был принят закон "Об особо охраняемых природных территориях". Ещё тогда, при Имангали Тасмагамбетове, городские власти Алматы должны были приступить к определению охранной зоны вокруг Иле-Алатауского государственного национального природного парка. Но сменилось два акима, пришёл третий – и теперь уже Бауыржану Байбеку придётся держать ответ за предшественников. Десятилетняя пауза – яркий пример невыполнения законодательства даже на уровне акимата, это пример того, что чиновники самого высокого уровня не обладают ни чётким экологическим сознанием, ни уважением к законодательству, считает г-н Куратов.


Адова щель трамплина Сункар

Фото Руслана Минулина

"Зелёное спасение" сталкивается с многочисленными нарушениями законов при строительстве как в городе, так и в его пригородах. Эти нарушения – одна из главных причин, которая заставляет экологов упорно сопротивляться строительству на Кок-Жайляу.

– Мы почти уверены, что будет то же самое, что произошло на трамплине и что произошло на Чимбулаке, – говорит эколог. – Ведь ситуация на Чимбулаке практически катастрофическая. Нам говорят, что всё нормально. На самом деле там полностью уничтожена растительность на нескольких гектарах. Там уничтожена почва. Каждый год происходят оползни и дождевые паводки таких размеров, которые прежде не наблюдались. Раньше почва и растительность впитывали дождевые и талые воды, которые стекали по склонам. Сейчас постоянно происходят сильные дождевые паводки. Если вы ездили на Чимбулак, то помните, что на последнем подъёме дорога идёт по мосту через ручеёк. На нём построена селезащитная плотина. Там её никогда не было! Этот район не представлял серьёзной селевой опасности. Уничтожение растительности и разрушение почвы на Чимбулаке привели к тому, что теперь по руслу ручья ежегодно идут очень сильные дождевые паводки. Склон Чимбулака тоже продолжает размываться: на нашем сайте есть масса фотографий. Огромное количество промоин, огромное количество мелких оползней почти по всему склону. Многие проекты, с которыми мы сталкиваемся, осуществляются с грубейшими нарушениями строительных норм, санитарных норм, экологических норм. К сожалению, это наша реальность.

– Сергей Георгиевич, а вы не ощущаете, что в вашей работе и в вашей борьбе с экологическими нарушениями необходима ещё и поддержка общества, которую вы не всегда можете отыскать, – если сравнивать с Европой или США? Та же консервация проекта Кок-Жайляу, мне кажется, – не столько победа "зелёных", сколько последствие кризиса, когда оказалось, что денег нет и амбиции надо поумерить. Сформировалось у казахстанцев экологическое сознание или всё-таки ещё нет?

– По большому счёту, экологическое сознание не сформировалось. Определённый позитивный сдвиг есть. Это видно на примере движения в защиту Кок-Жайляу. Но это капля в море. Если посмотреть на город и прилегающую территорию, то даже внешний вид улиц, скверов, туристических троп и пляжей говорит о том, что экологическое сознание почти на нуле. Кучи мусора. 90% – это бытовой мусор, который летит из окон автомобилей, который оставляют туристы, рабочие, прохожие. Не сформировался образ экологического мышления не только у массы населения, но и у чиновников даже самого высокого уровня. Все разговоры про экологию пока остаются только разговорами. На деле мы видим в городе отсутствие единой, чёткой политики по отношению к зелёным насаждениям, к восстановлению и улучшению арычной системы, к уборке мусора и к его переработке, к точечной застройке. Определённые попытки улучшить ситуацию предпринимаются, но они явно недостаточны. И это очень печально. Глобальных улучшений в ближайшем будущем не видно.

– Поддержку медиа вы чувствуете?

– Ситуация неоднозначная. Часть СМИ не хочет публиковать скандальные материалы, чтобы не испортить отношения с местными органами власти. Другие – не всегда глубоко и не всегда компетентно освещают вопросы, что приводит в ряде случаев к дезинформации населения. Некомпетентное освещение – это уже и есть дезинформация. Вызывает недоумение непрофессиональный подход многих журналистов к освещению экологических вопросов. И только небольшая часть СМИ действительно пытается помочь, серьёзным образом разобраться, найти решение проблемы.


Непрекращающаяся стройка на трамплине

Фото Руслана Минулина

P.S. На страничке Facebook я обратился к члену Общественного совета Алматы Бекнуру Кисикову. На сентябрьских слушаниях он сотоварищи будет поднимать темы туризма. Вопрос по трамплину – как рекреационной зоны, привлекательной для туристов, но тем не менее стремительно разрушаемой сегодня – вполне, казалось бы, ложился в повестку дня.

"Потрясающая рекреационная зона на трамплине могла стать жемчужиной пешего туризма в пределах городской черты. Но холм просто обезобразили и, похоже, бросили. Без зелени он лопнул вдоль и поперёк, разрушив привычные маршруты Nordicwalken и просто любителей активного, здорового образа жизни. На эти адовы щели инвестированы космические суммы. Администрация Международного комплекса трамплинов не принимает объект на свой баланс. Это прямая зона ответственности акимата. Попробуете потолковать с акимом?"

Ответ общественного деятеля был лаконичен: "Да, мы готовим слушания. Но пока более важные темы поднимаем. Поэтому немного откладывается".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter