Военный суд Вооружённых сил Республики Казахстан утвердил приговор суда Алматинского гарнизона в отношении бывшего главного следователя военно-следственного департамента МВД РК полковника Рудольфа Булдакова, снискавшего себе среди некоторых малолетних школьниц южной столицы пикантную подпольную кличку "дядя Пися".

Экс-полковник был приговорен к трём годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительном учреждении общего режима. Впрочем, пока шло следствие и судебный процесс, однофамилец известного российского актёра, блиставшего в популярном сериале про национальные особенности русской рыбалки и охоты и неразрывно связанные с этими забавами беспробудные попойки, уже отбыл большую часть своего срока за колючей проволокой следственного изолятора. Если учесть, что два дня отсидки в этом учреждении идут за три, то Рудольф Булдаков вышел на свободу с чистой, как говорится, совестью, но с крепко подмоченной репутацией ещё до того, как его отправили на зону.

И, надо сказать, это для него – большая повезуха. Ибо на зоне за грешки, которые привели на скамью подсудимых бывшего военного следователя, его вполне могли "опустить", бесповоротно и навеки. Такие уж статьи тогдашнего УК РК, дурно пахнущие даже для уголовного мира, вменялись экс-полковнику Булдакову – 122-я и 124-я – развратные действия в отношении малолетних детей.

Правда, 121-я, в которой речь шла о сексуальном насилии по отношению к несовершеннолетним, также фигурировавшая в обвинительном заключении, судом была отвергнута. Ибо офицер военно-следственного департамента Булдаков не прибегал к прямому физическому насилию во взаимоотношениях со своими малолетними жертвами. Он насиловал не тела их, а неокрепшие детские души.

Стриптиз по-офицерски

"Дядя Витя" (такой псевдоним выбрал полковник Булдаков для своих сексуально-криминальных похождений в среде малолеток) начал свои набеги на микрорайон "Таугуль" и улицу Джандосова летом 1999 года. Тогда он специализировался исключительно на контактах с десяти-одиннадцатилетними девчушками. Увидев малышек, играющих на улице без присмотра взрослых, "дядя Витя" заманивал их в какое-нибудь укромное место поблизости и устраивал перед ними "стриптиз", гвоздём программы которого была демонстрация ошеломлённой детворе обнаженных полковничьих гениталий. По окончании спектакля 50-летний сатир награждал наиболее внимательных зрительниц мелкими денежными подачками. Особо поощрялись те из них, кого неуёмное детское любопытство и настойчивые просьбы странного дяди склоняли к более активному участию в его извращённых игрищах. Тогда полковник впадал в экстаз, и оргазм и становился неумеренно щедрым. Мог отвалить девчушкам даже две или три сотни тенге, блок жвачек и пару-тройку яблок.

Прощаясь с детворой, уже лицезревшей, если так можно выразиться, полковничьи причиндалы, Рудольф Булдаков ласково просил их приходить назавтра опять и приводить "новеньких" девочек, своих подружек. Те и приводили. Мол, пойдём посмотрим на "дядю Писю" (так малышня тут же переиначила булдаковский псевдоним), а он за это денег даст. Кто отказывался, кто приходил. И малолетний "гарем" полковника всё рос и рос. Правда, надо признать, старый извращенец никогда не заходил слишком далеко и не переступал некоей отмеренной самому себе черты. Никаких прямых половых контактов с детишками он не допускал. Впрочем, ему это, похоже, и не особенно требовалось. Эксгибиционизм полковника носил как бы самодостаточный характер, и, видимо, сама процедура растления невинной детворы доставляла ему острые сексуальные ощущения.

Ими он даже делился с некоторыми своими сослуживцами. Мол, что за кайф находите вы в сексе с великовозрастным бабьём – не офицерское, мол, это дело. А вот забавы с маленькими девочками – это да. В такие моменты полковник воспарял и переходил с привычного для него казённого языка уголовных протоколов на высокий поэтический штиль. Однако, сослуживцы посмеивались – привыкли уже к некоторым странностям Булдакова и полагали, что он просто слегка "гонит".

За не установлением лица… 

Первый раз полковник-извращенец попал в поле зрения правоохранительных органов в мае 2000 года. В одной из школ, чьих малолетних питомиц особенно настойчиво обхаживал старый сатир в офицерском мундире, кто-то из учителей случайно узнал, что пятиклассница Х. каким-то образом "подрабатывает" на стороне и склоняет к этому также своих подружек. Об этом сообщили маме девочки.

Когда дочь рассказала о своих коммерческих контактах с "дядей Писей", мать пришла просто в шоковое состояние. И вместо того чтобы обратиться в правоохранительные органы, решила сама разобраться с "извращенцем". Возможно, потому, что из рассказов девочки узнала, что сластолюбивый "дядя Пися" сам, по его словам, служит в полиции. Причём в больших чинах. Короче, в следующий раз полковника-извращенца ждала встреча не с малолеткой из его "гарема", а с её разъяренной мамашей. В итоге офицер с позором бежал с поля боя, бросив машину, которую обычно использовал для своих сексуальных визитов. Тогда мать девочки вызвала полицию. Стражи порядка прибыли незамедлительно и при обыске оставленной беглецом иномарки обнаружили в ней удостоверение личности, командировочное удостоверение и визитные карточки, причём всё это на одно имя – Булдакова Р. Д. На следующий день, 19 мая 2000 года полиция Ауэзовского района южной столицы возбудила уголовное дело по заявлению матери пятиклассницы Х.

Но уже 19 июля дело было приостановлено за – вы не поверите, читатель! – "неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого". А как же брошенная машина и найденные в ней документы полковника-эксгибициониста? Да ничего особенного. Господин главный следователь ВСО МВД РК Рудольф Булдаков при поддержке своих близких родственников в объяснение всех этих обличающих его обстоятельств навешал коллегам из РУВД на уши откровенной лапши, которая не смогла бы ввести в заблуждение даже ребёнка. И те поверили. Отпустили преступника, вернув ему документы с подобающими извинениями и расшаркиваниями. Ну как же, он ведь офицер, полковник, да ещё главный следователь, да раньше работал в этом самом Ауэзовском УВД. А эти школьницы-малолетки и их мамаши – да кто они такие, чтобы клеветать на такого человека?

Конец полковничьих экзерсисов

В общем, отделавшийся лёгким испугом полковник Булдаков после непродолжительной паузы вновь взялся за игрища с малолетками, не сменив даже географии своих сексуальных набегов. Только теперь он уже стал интересоваться более старшенькими девочками. В "гареме" старого эксгибициониста появились барышни 14-15 и даже 16 лет. Распалённый собственным извращённым воображением сильно потасканный сатир теперь не ограничивался демонстрацией своим, уже не столь малолетним, жертвам собственных драгоценных гениталий. Полковник вывозил девочек на природу в горы, угощал спиртным и сигаретами, вёл с ними долгие и доверительные беседы за жизнь. Поддерживал с ними постоянную пейджинговую и сотовую связь. В общем, как опытный психолог, взращённый на сотнях допросов и иных уголовно-следственных действах, старался полностью овладеть неокрепшими детскими душами, прочно привязать их к себе. Какие цели он ставил себе в дальнейшем, трудно сказать. Но за то, что они были, возможно, шире, чем организация традиционных эксгибиционистских спектаклей с раздачей в финале жвачек и мелких монет, говорят неоднократные, но до определённого времени не удававшиеся попытки полковника заманить какую-нибудь из своих жертв на некую пустующую квартиру.

Однако, в мае 2002-го, ровно через два года после первой встречи Рудольфа Булдакова с полицией Ауэзовского района, стражи правопорядка, наконец, прервали полковничьи экзерсисы с невинной детворой. Было возбуждено новое уголовное дело, которое затем объединили со старым, двухгодичной давности. А его чиновитого фигуранта арестовали. К чести работников военно-следственного управления, в чьё производство в итоге попало уголовное дело по обвинению их бывшего коллеги, они успешно справились с его расследованием. Несмотря на все ухищрения весьма искушённого в юридических тонкостях и уголовно-процессуальных процедурах подследственного Булдакова, дело было доведено до суда и обвинительного приговора. И можно было бы поставить на этом точку. Или даже вообще не копаться в дурно пахнущем и грязноватом бельишке уже осуждённого эксгибициониста, если бы не личность самого этого человека. Весьма незаурядного и пользовавшегося до своего осуждения практически непререкаемым авторитетом среди коллег и товарищей. В военной прокуратуре о нём говорили так: "Следователь был – от бога. Какие дела раскручивал, да как быстро и грамотно!"

Сон разума рождает чудовищ

Мог быть полковник Булдаков, когда требовалось, и душой любого застолья. Его друзья вспоминают, как отмечали день рождения его сына. Рудольф выставил тогда весёлой компании водочки под названием "Булдаков", крепостью 32 градуса, якобы выпущенной разовой партией специально по случаю тридцатидвухлетия его отпрыска. Этикетка, выполненная на компьютере, акцизная марка, упаковка, – всё было исполнено на высшем уровне.

Вообще до определенного времени жизнь у Рудольфа Дмитриевича складывалась вполне благополучной и ровной, как у большинства нормальных законопослушных граждан. Была хорошая семья, двое детей – дочь и сын. Успешная карьера – сначала полицейская, а затем военно-следственная. Когда и почему сорвало крышу у "следователя от бога", сегодня не может сказать никто. Может, после того, как распалась семья и жена оставила его? А может, после тяжёлой автомобильной аварии, в которую как-то попал Рудольф Булдаков?

Впрочем, у людей, каждый день по долгу службы сталкивающихся с убийцами, бандитами, ворами, мошенниками, причин для катастроф с крышей может быть сколько угодно. Великий живописец Франсиско Гойя как-то сказал: "Сон разума рождает чудовищ" и даже попытался перенести на полотно эти кошмарные порождения дремлющего ума. У полковника Булдакова с мозгами всё было как будто в порядке. И тогда, когда он раскручивал в кратчайшие сроки сложнейшие уголовные дела. И когда демонстрировал свои драгоценные гениталии девчушкам с бантиками в косичках. Во всяком случае, судебно-медицинская экспертиза, назначенная следствием и судом, не нашла никаких серьёзных отклонений в психике бывшего офицера Булдакова. Похоже, в кромешных потёмках блуждала его душа, а не разум.

Кстати, кое-кто из товарищей по работе попытался в своё время как-то помочь пребывавшему в полном одиночестве после развода с женой и расставания с повзрослевшими детьми полковнику. Конечно, своими, доморощенными методами. Подыскали ему женщину, добрую, сердобольную, подходящую по возрасту и тоже своего, воинского контингента. Чуть ли тоже не полковницу... Да он её через пару дней наладил из своей квартиры. Видать, мундиров и погон ему и на работе было с лихвой. Ну и опять стал один блуждать в потёмках. Вместе со своими стосковавшимися без дела гениталиями. Вот кривая его и вывела за колючку.

Обратитесь к психологу. Не сочтите, что это в бреду

Кто-то может сказать: вот, мол, наворотил автор страстей вокруг частного случая с одним съехавшим с катушек полковником. Да только с одним ли? Случай с Рудольфом Булдаковым, надо сказать, из самых мягких. Коли забавлялся бы он со своими причиндалами один, сам на сам в своей холостяцкой квартире или вовлекал в эти игрища свою выгнанную полковничиху, то и криминала б никакого не было. Но я возьму на себя смелость предположить: если бы Булдакова, пусть с небольшим запозданием, но тем не менее более или менее вовремя не остановили, он мог бы пойти дальше. И кто знает, не получили ли бы мы со временем в его лице какого-нибудь своего казахстанского Чикатило.

В те не столь уж отдалённые времена отечественные да и российские СМИ были заполнены страшными историями о ментах, нацбезовцах, сотрудниках других силовых структур, перебежавших из лагеря стражей правопорядка в стан его смертельных врагов. Тот стал киллером, тот насильником, этот грабителем, другой и вообще создал целую банду из бывших или настоящих сослуживцев и стал почём зря мочить штатских граждан, что позажиточнее. Каждый из них пришёл в преступный мир своим путём, но готов поспорить: за всяким предательством своего дела людьми, по жизни обязанными умирать ради исполнения своего долга, наверняка стоит какой-то тяжёлый, страшный и очень личный душевный излом.

На Западе давно уже поняли: силовики – это люди особого склада, носители специфических качеств и навыков, совершенно не нужных и даже вредных в обыденной благополучной жизни гражданских штафирок. И если эти качества и навыки вдруг направляются не туда, куда следует – результаты могут быть просто катастрофическими. Не случайно отбор в ту же полицию осуществляется тщательнейшим образом с применением целой системы специальных психологических тестов, а с каждым кандидатом на полицейский пост лично проводит беседу либо сам мэр, либо кто-то из его близкого окружения. Всякий более или менее крупный участок имеет своего штатного психолога, между прочим, получающего жалование не по месту работы, а из независимых от шерифа бюджетных источников. Психолог ходит за своими питомцами, как за малыми детьми. Стрелял ли полицейский в человека на поражение во время несения службы, поссорился ли крупно с напарником, поругался ли всерьёз или, не дай бог, развёлся с женой – доктор тут как тут. И так и норовит залезть в душу: а что ты испытываешь, а как спишь, а что видишь во сне, не потерял ли аппетит. И даже: как у тебя, хлопец, с сексом? И если есть малейшие основания ожидать психического срыва, человек тут же отстраняется от службы. И направляется на независимую психолого-психиатрическую экспертизу. И при всём при этом те же американцы предполагают, что у них в полиции служит не менее 10% людей с психическими отклонениями и различными комплексами.

Ну да. У нас полицейские или кандидаты в них тоже проходят медицинскую комиссию. Раз в год. Причём комиссия эта находится в составе МВД. Либо Минобороны. И если что, достаточно одного телефонного звонка, чтобы тот кто надо или, вернее, не надо без проблем прошёл дежурную медицинскую комиссию. Можно себе представить, да только страшно: сколько в наших силовых структурах психов и закомплексованных насмерть и потенциально опасных субъектов.

P.S. Печальна судьба "следователя от бога" Рудольфа Булдакова. И девочек, чьи души в той или иной степени он успел уже всё же растлить. Может быть, его надо было "комиссовать" из органов военного следствия ещё тогда, когда он развёлся с женой? Или сразу после аварии. Или после того, как он выгнал из своей квартиры сердобольную полковничиху… Либо дать человеку длительный отдых для лечения и восстановления душевных сил. Тогда он бы не оказался в тюрьме, и девочкам с бантиками не довелось лицезреть его потасканные гениталии. А у воров и бандитов не было бы повода искренне и бурно радоваться тому, что их смертельный враг оказался там, куда всю жизнь старался упрятать всех их.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter